Тайные наслаждения

Тайные наслаждения

Нора Бакли пожертвовала ради мужа всем, посвятив ему всю свою жизнь, а этот изменник бросил ее, увлекшись молоденькой красоткой! Как быть? Кто даст ей дельный совет? Только опытные подружки. А они считают, что Нора должна снова почувствовать себя женщиной и немедленно завести ни к чему не обязывающий роман с привлекательным мужчиной. Сплошные наслаждения и никаких проблем — чем плохо? И мужчина, который появляется в жизни Норы, с удовольствием воплощает в жизнь ее тайные фантазии…

Глава 6

 

 Она, конечно, сама не знала, чего ожидать, но уж точно не этого. Выйдя из лифта, она очутилась в большой комнате с кремовым ковром, таким пушистым, что каблуки в нем утопали. Нижняя часть стен была облицована дубовыми панелями. Верхняя — оклеена обоями с изящным цветочным рисунком в зеленых и коралловых тонах на кремовом фоне. Освещение было скрытым. Из мебели здесь стояли диван, обитый светло-золотистой шелковой парчой, стулья из того же гарнитура и журнальный столик красного дерева. На другой половине находились два красивых деревянных письменных стола с компьютерами, объединенными общей сетью, за которыми работали две женщины неопределенного возраста. Когда Нора вошла в комнату, они даже не подняли головы.

 Однако третья женщина, одетая в хорошо сшитый, серый с сиреневым твидовый костюм, вышла вперед и улыбнулась. Нора заметила, что волосы у нее почти седые, коротко подстриженные и уложенные в модную прическу.

 — Миссис Бакли? — спросила она, пожимая руку Норы. — Я Маргарет, личный помощник мистера Николаса. Сюда, пожалуйста. Мистер Николас ждет вас.

 Она повела Нору на дальний конец комнаты, к резным дверям из красного дерева. Нора следовала за ней, пораженная тем, как легко ступает в туфлях на высоких каблуках.

 Рядом с дверьми стоял еще один письменный стол, напротив — еще два. Сидевшие за ними женщины тоже не обратили на Нору никакого внимания, занятые своими делами. Но чем они заняты?

 Маргарет постучала в дверь и, тут же открыв ее, пригласила Нору войти.

 — Мистер Николас, пришла миссис Бакли, — объявила она и удалилась, закрыв за собой дверь.

 Нора снова удивилась. Она думала, что мистер Николас окажется французом или, возможно, итальянцем. Представляла себе мужчину лет сорока, лощеного, элегантного, высокого и хорошо одетого, с темными волосами и стройной фигурой. Однако улыбающийся мужчина, который вышел вперед, протягивая руку с идеальным маникюром, был ничуть не похож на созданный ее фантазией образ, если не считать хорошо сшитого темного, в тонкую полоску, костюма. Перед ней стоял коротышка, рост которого едва достигал пяти футов семи дюймов. И лет ему было около шестидесяти, если не за шестьдесят. Волнистые седые волосы были подстрижены у дорогого парикмахера. На маленьких ногах ловко сидели хорошо начищенные туфли из темной кожи. Такие же всегда носил отец.

 — Дорогая миссис Бакли, как чудесно встретиться с вами! — приветствовал он приятным голосом с едва уловимым английским акцентом. — Могу я называть вас просто Норой?

 Он взял ее руку, положил себе на сгиб локтя и подвел к дивану, обитому темно-красным бархатом. Диван находился перед камином, в котором пылал огонь. На сервировочном столике стоял серебряный чайный сервиз.

 — Думаю, вам не мешает перекусить, дорогая.

 — Спасибо, — выдавила Нора.

 — Зеленый или черный? — спросил он.

 — Зеленый, если позволите. Хотите, чтобы чай разливала я?

 — Нет-нет, дорогая, я сам.

 Одной рукой он поднял чашку с блюдцем из тонкого фарфора, другой — серебряный чайник. Нора зачарованно наблюдала, как из носика льется золотисто-зеленая струйка. Она взяла у него чашку, и он налил себе черного чая из другого чайника.

 — Молоко? Сахар? Лимон? — вежливо осведомился он.

 — Лимон, пожалуйста, — попросила Нора и, наколов желтый кружок на крошечную серебряную вилочку, положила в чай.

 — В это время ночи предпочитаю сахар с лимоном, — улыбнулся мистер Николас. — Печенье?

 Нора потянулась к шоколадному бискотти.

 — Спасибо. Я очень их люблю, хотя они так дороги.

 Она откусила кусочек печенья и пригубила чая, от которого исходил слабый аромат персика.

 Некоторое время оба молча пили чай с печеньем. Нора подумала, что все это немного похоже на чаепитие у Безумного Шляпника из «Алисы в Стране чудес». Эта мысль так ее развеселила, что она едва не хихикнула. Наконец собеседник заговорил.

 — Кайл сказал, что у вас есть вопросы относительно «Ченнела», — начал он, гипнотизируя ее черными глазами.

 Нора незамедлительно перешла к делу:

 — Я бы хотела знать, можно ли мне ненадолго остаться на «Ченнеле»?

 — Но почему?

 — Я нахожусь в самом эпицентре крайне неприятного развода, — пояснила Нора, но он остановил ее взмахом руки.

 — Знаю, дорогая моя. Но почему вы хотите остаться именно на «Ченнеле»?

 — Только здесь я чувствую себя по-настоящему счастливой. И всего лишь хочу ненадолго уйти от своей реальности. Не навсегда. Повторяю, это ненадолго.

 — Здесь все возможно, — произнес мистер Николас. — Да, вы можете остаться с нами.

 — Но как будет объяснено мое отсутствие в той реальности? — вскинулась Нора.

 Мистер Николас ответил легкой холодной улыбкой.

 — Окружающие посчитают, что вы потеряли сознание.

 — Но меня наверняка положат в больницу, и как же мне тогда вернуться?

 — Как только захотите покинуть нас, скажете об этом и очнетесь там, куда вас поместят, дорогая. Тут нет никакой тайны. Использование телевидения — вполне понятная вам технология, но к «Ченнелу» она не совсем применима.

 — Если мой сын придет домой и найдет меня перед телевизором, что увидит на экране?

 — Разумеется, вы не хотите, чтобы Джей-Джей стал свидетелем, как его мать забавляется с Кайлом. Понимаю, дорогая моя. Подобные действия не для глаз посторонних. Ваш сын увидит неработающий канал, словно вы по ошибке нажали не на ту кнопку. «Снег» на экране, и ничего больше.

 Нора даже не потрудилась спросить, откуда он знает имя ее сына. Видимо, от Кайла.

 — «Ченнел» доступен везде? — продолжала допытываться она.

 — Он имеет разные названия в разных местах, но да, «Ченнел» распространен по всему миру, — сообщил мистер Николас, весело блестя глазами. — Вы знаете точную дату, когда собираетесь присоединиться к нам? Теперь, когда нам известны ваши желания, никакого предварительного предупреждения не потребуется. Можете прийти, когда захотите, дорогая.

 — Не сейчас, — ответила Нора. — Я просто хотела узнать, возможно ли это. Вполне вероятно, что я так и не осуществлю свое намерение.

 — Думаю, что осуществите, — заверил мистер Николас. — Кайл очарователен, и вряд ли до появления на «Ченнеле» вы сталкивались с подобным отношением. Боюсь, ваш муж обращался с вами совершенно по-другому. Поскольку вы не попросили замены, полагаю, он достаточно удовлетворительно выполняет свои обязанности. Но кажется, вам надоел Ролф? Последнее время вы совсем его не используете.

 Нора почувствовала, как горячо стало щекам.

 — Ролф восхитителен, — сухо ответила она, — но Кайл занимает меня больше. Правда, Ролфа я скоро верну.

 — Какая тонкая у вас интуиция, дорогая. Вы понимаете потребности Кайла, как и свои собственные. В подобных обстоятельствах он будет верно служить вам. Итак, дорогая, я ответил на все ваши вопросы?

 — Не все. Только на те, которые я хотела задать сегодня.

 Стоит ли Норе бояться этого человека? И все же он так обаятелен, мил и хорошо воспитан! Кажется, бояться ей нечего.

 — И еще одно напоследок, дорогая. Если я сделаю вам одолжение, позволив остаться в «Ченнеле», могу надеяться, что в один прекрасный день вы вернете долг?

 Темные глаза прямо смотрели в ее, серые с прозеленью.

 — Разумеется, — согласилась Нора и отчего-то вздрогнула.

 Он улыбнулся и встал.

 — Значит, все дела на сегодня мы обговорили, дорогая. Жду новой встречи. Наша сегодняшняя беседа была для меня истинным отдохновением. Попросить Маргарет проводить вас к лифту?

 — Я сама найду дорогу, — заверила Нора, протягивая ему руку.

 Но вместо того чтобы пожать тонкие пальцы, он поднес их к губам и поцеловал.

 — Был счастлив познакомиться, Нора. До свидания.

 — До свидания, — вторила она, ощущая, как жжет кожу в том месте, которого касались его губы. Поспешив к двери, Нора открыла ее, вышла и попрощалась с Маргарет. Женщина улыбнулась и кивнула. Нора почти побежала к лифту. Двери тут же открылись, и Нора увидела, что кнопка всего одна. Она нажала кнопку. Двери закрылись, и лифт поднялся в пентхаус.

 За широкими окнами сверкали огни города. Она глубоко вздохнула и, повернувшись, ойкнула при виде стоявшего за спиной Кайла.

 — Ты меня испугал!

 — Прости, — извинился он, — но ты выглядишь такой бледной, Рыжая Разбойница! Сядь и расскажи о своей встрече с мистером Николасом. Ты дрожишь.

 — Кто он? Кто этот мистер Николас?

 — Не понимаю, — растерялся Кайл. — Мистер Николас — это мистер Николас.

 Нора прикусила губу.

 — Он очень любезен. И ведет себя так, словно мое появление — дело вполне обычное, но, черт возьми, «Ченнел» нельзя считать нормальным явлением.

 — Ты действительно пытаешься усомниться в том, что дает тебе такое наслаждение? Но спроси себя, какова была бы твоя жизнь без меня, без «Ченнела»? Неужели, вернувшись в собственную реальность, ты не чувствуешь, что стала сильнее?

 — Ты прав, — согласилась она. — Да, моя жизнь стала куда более насыщенной с тех пор, как я обнаружила «Ченнел».

 — В таком случае не пытайся узнать все детали, Рыжая Разбойница. Я здесь, «Ченнел» — здесь, и только ради твоего удовольствия. И больше никаких догадок. Договорились?

 — Хорошо. А теперь поцелуй меня, раб.

 Он нежно коснулся губами ее губ.

 — Сними шорты, — велела она и помогла стащить единственный предмет одежды, непрерывно целуя его при этом. Ее язык скользил по его груди. Она лизала его, осторожно дула на влажное местечко, щекотала своими волосами. Дюйм за дюймом осваивала территорию, двигаясь медленно, пока не зарылась лицом в треугольник жестких черных волос. Пальцы обвили его пенис. Она взяла его в рот и стала сосать.

 — Ммм, — пробормотала она, втягивая его глубже, до самого горла.

 Его большая рука стала ласкать ее ягодицы, оглаживать упругую плоть. Ее губы сводили его с ума. Она сосала, доводя его почти до взрыва, и тут же останавливалась, позволяя ему пульсировать в пещерке ее рта. Неудовлетворенному. Жаждущему.

 Когда напряжение ослабевало, она начинала сначала, немилосердно терзая его, только затем, чтобы снова остановиться. Его пальцы зарылись в ее волосы. Он откинул ее голову.

 — Пора начинать урок верховой езды, мадам. Взбирайся на меня, Рыжая, или берегись!

 — Беречься? Но чего? — притворно удивилась она и тут же взвизгнула, получив довольно крепкий шлепок по попке.

 — Взбирайся, — повторил он, задирая ей юбку и насаживая на свою плоть. — Ах… вот это лучше. Теперь выбирай: рысь, галоп или иноходь?

 Нора пустилась вскачь. Сначала медленно, потом — убыстряя темп, пока он не застонал. Его глаза были закрыты, а на лице играла блаженная улыбка.

 — Хорошая лошадка, — похвалила она, и ее пальцы впились в его плечи. Кайл обнял ее за талию.

 — Отклонись назад и впусти меня.

 Она изогнулась и ощутила, как его пенис скользнул еще дальше в ее разгоряченные глубины. Она стиснула его, и он тихо застонал.

 — О-очень хорошая лошадка. Какое счастье, дорогой!

 К удивлению Норы, Кайл неожиданно отнял руки, подхватил ее под попу, медленно встал, по-прежнему оставаясь в ней. Она обняла его за шею, пока он нес ее к дивану. Только тогда он вынул свою набухшую плоть и, прежде чем она успела удивиться, перевернул ее лицом вниз и перегнул через широкий валик подлокотника. Раздвинул ее ноги, и она ощутила, как его «петушок» втискивается между ягодицами.

 — Кайл! — ахнула она.

 — Ты можешь сделать это, Нора. Я не стану тебя заставлять, но еще в начале вечера понял, что ты готова. Скажешь слово — и я остановлюсь.

 Он уперся кончиком пениса прямо в центр ее ануса.

 — Почувствуй его, Рыжая. Неужели тебе нисколько не любопытно? Когда я проник туда пальцем, ты крепко его стиснула. Давай попробуем?

 Он откинул ее волосы и нежно поцеловал в затылок.

 — Ты остановишься, если я скажу «нет»? — нервно спросила она.

 — Обещаю, — ответил он, поднимая подол ее платья еще выше.

 — Он кажется таким большим, — пробормотала Нора.

 — Он большой. Но тебе не будет больно, — жарко прошептал он, упираясь кончиком пениса в тугую маленькую дырочку. — Только кончик, беби. Сначала только кончик.

 Он ощутил, как расслабляются ее мышцы, но по-прежнему действовал осторожно.

 — Ты будешь контролировать меня, Нора.

 Нора больше не боялась этого так называемого сексуального табу. Ей всегда хотелось испытать нечто подобное. Но она не смела сказать Джеффу. Если мужчина называет жену шлюхой, когда та просит ее отшлепать, наверняка взбесится при упоминании об анальном сексе.

 Нора ахнула, поняв, что кончик пениса вошел внутрь. Поразительные ощущения, но ей действительно не больно!

 — Все в порядке? — спросил он.

 Вместо ответа она стала осторожно насаживать себя на его плоть. Невероятно!

 — Боже мой, Кайл! — тихо выдохнула она, потому что кончала, кончала безудержно. Она не была уверена, что ей понравилось, но ни о чем не жалела.

 — Я в тебе до конца, — простонал он, не двигаясь, погруженный в тесный канал. Для него ощущения были восхитительными. Она такая тугая!

 — Знаю.

 Нора стиснула его ректальными мышцами, и он со всхлипом кончил, выплескивая струи белой жидкости. Наконец он содрогнулся в последний раз.

 — Ты поразительная женщина!

 — Еще одно приключение, — тихо рассмеялась Нора. — Думаю, самое время выпить.

 — Согласен. Налей нам, пока я вымою «младшего братца».

 — Мне хочется еще.

 — Мне тоже, — признался он.

 Взглянув вниз, она увидела, что его плоть все еще тверда.

 — Иди мойся. Я сейчас налью нам шампанского. Встретимся в постели.

 На стойке бара стояла открытая бутылка. Она налила шампанское в два хрустальных бокала, поставила их на стойку и сняла платье. Кайл вышел из ванной, в одном полотенце и долго смотрел на почти обнаженную, если не считать чулок и пояса, Нору.

 — Не снимай, — попросил он. — Я люблю драть женщин в одних чулках.

 Она протянула ему бокал:

 — За пояса с подвязками!

 — За пояса с подвязками!

 Он поднял бокал и выпил шампанское одним глотком.

 Они отставили бокалы, и Нора, опустившись на колени, снова взяла его в рот. Ее пальцы вонзились в его ягодицы. Идущий от него запах мыла пьянил. Уже через несколько секунд он снова был готов, и они упали на кровать. Он закинул ее ноги себе на плечи и со вздохом вошел в нее. Оба не спешили, наслаждаясь взаимной близостью. Наконец он сменил темп и стал вонзаться в нее все глубже, наступая и удаляясь, наступая и удаляясь, пока она не стала тихо всхлипывать.

 Почему до «Ченнела» у нее не было такого секса? Сейчас она остро ощущала каждое движение. Когда он снова поднял ее ноги, его плоть пронзила ее, дойдя до самого конца. Она чувствовала надвигающийся взрыв, и с последним стоном они кончили вместе в безумном взрыве сладострастия. Она на миг потеряла сознание.

 А когда очнулась, прижалась к нему, и Кайл нежно ее обнял.

 — Так будет всегда? — спросила она.

 — Пока не надоем.

 — Ты никогда мне не надоешь, — заверила она.

 — Вот и хорошо. Я не хочу терять тебя, Рыжая.

 — Ревнуешь к Ролфу? — вдруг спросила Нора.

 — Мне не нравится, когда ты делаешь это с другими мужчинами.

 — Но иногда я могу захотеть, — предупредила она. — До сих пор я вела очень унылую жизнь, дорогой. Но ты всегда будешь со мной, и я всегда буду хотеть тебя больше, чем остальных любовников.

 — Ты останешься на «Ченнеле»? — обрадовался он.

 — Не сегодня, Кайл. Приберегу это для другого раза. Может, вообще никогда не останусь. Не знаю. «Ченнел» стал моим убежищем, но я еще не готова исчезнуть из своей реальности. Мистер Николас утверждает, что если это произойдет, для окружающих я впаду в кому. Не уверена, что хочу так сильно пугать свою семью.

 — А если я попрошу тебя остаться навсегда? — соблазнял он.

 — Не знаю. Если мы постоянно будем вместе, не значит ли, что скоро надоедим друг другу? Вряд ли мне захочется провести всю жизнь в этой квартире, пусть и роскошной. Если бы только моя реальная жизнь была похожа на эту! Если бы ты только мог быть там со мной! Тогда я обрела бы настоящее счастье, дорогой.

 — Твоему мужу не понравилось бы, если бы ты выглядела, как сейчас, и имела такого любовника. Возможно, он даже решил бы вернуться к тебе. Именно этого ты хочешь, Нора?

 Он был рассержен и явно ревновал.

 Нора вырвалась из его объятий и взглянула в красивое лицо.

 — Нет, Кайл, ни при каких обстоятельствах я не захочу принять Джеффа. Он свинья. Ты — мой мужчина. Ты мягкий, добрый и нежный. Ты заботливый. И, мой дорогой мистер Неотразимый, ты на вид неплох. А что лучше всего, сколько бы мы ни были тут, наши чувства не остынут, верно?

 — Верно, Рыжая, — улыбнулся он.

 Она улыбнулась в ответ. Зазвонил телефон — «Ченнел» закрывался.

 — Пожалуй, пойду сейчас. Вечер у нас получился довольно бурный, верно? Столько всего было!

 Она встала.

 — Завтра? — с надеждой спросил он.

 — Да, — кивнула она. — Джей-Джея не будет дома до понедельника.

 Повернувшись, она вышла в гостиную и прижала руку к экрану. Прозвучал уже знакомый щелчок, она вернулась домой, выключила телевизор и поднялась к себе. Нужно еще принять душ, а она так устала! Кайл был неутомимым любовником.

 Войдя в ванную, она сняла ночную рубашку и ошеломленно уставилась на свои ноги в прозрачных чулках. На ней остался пояс с подвязками! Такого раньше не бывало.

 Нора вздрогнула.

 Что же, если она когда-нибудь нуждалась в доказательстве, что «Ченнел» вполне реален, доказательство перед ней! Скорее бы утро! Она все расскажет Карле!

 Нора расстегнула пояс, отложила и скатала чулки. Наскоро приняла душ и легла спать. Проснулась она довольно рано и немедленно позвонила лучшей подруге:

 — Зайди ко мне. Мне нужно кое-что тебе показать.

 — Буду в течение часа. Мы еще не успели опомниться после вечеринки. Ребятишки ушли в горы на рассвете. Я с ног валюсь. Боже, они танцевали до утра, а музыка! Слава Богу, что мы друзья, иначе кто-нибудь наверняка вызвал бы копов.

 — Странно, — рассмеялась Нора, — а я ничего не слышала.

 — О, я знаю, чем ты занималась, — пропела Карла. — Скоро увидимся.

 Нора оделась и почувствовала, как попка слегка саднит. Невозможно поверить, что она отважилась на такое! И неизвестно, отважится ли еще раз…

 Она натянула шорты и майку. Спустилась на кухню и решила, что хочет не кофе, а чая со льдом. Чай с лимонадом остался еще со вчерашнего вечера.

 Она так и не отдохнула. Вчера был хлопотливый день, а потом она всю ночь провела на ногах.

 Налив себе холодного чая с лимонадом, она вышла на террасу и села у бассейна.

 Стоял прекрасный июньский день. Небо было ясным. Солнце припекало плечи. Дул легкий ветерок, и вода в бассейне лизала ступеньки. В саду цвели розы: красные, розовые и белые в одном углу двора, желтые и чайные — в другом.

 Она поднялась, уселась на верхнюю ступеньку бассейна и опустила ноги в воду. До чего же здесь мирно! Как она любит свой дом, как страстно хочет его сохранить! И она сделает все, чтобы Джефф не отнял дом у нее!

 Услышав скрип калитки, она обернулась.

 — Привет! — окликнула Карла, входя во двор. — Что пьем?

 — Холодный чай с лимонадом, оставшийся со вчерашнего дня. Я совершенно измотана, а в таком состоянии всегда хочется пить. Налей себе и садись.

 — Нет, я хочу знать, что случилось. Сегодня утром у тебя был испуганный голос.

 — Ты когда-нибудь приносила что-то домой после приключений на «Ченнеле»? — спросила Нора.

 — Что-то? Ты о чем?

 Нора встала.

 — Пойдем со мной в дом.

 Они поднялись наверх, и Нора показала Карле свой пояс с подвязками и чулки.

 — Вчера ночью я вернулась домой в этом.

 — Ну и ну! — ахнула Карла. — У тебя нет ничего подобного!

 — У Норы Бакли в этой реальности нет ничего подобного. Зато у Норы Бакли из «Ченнела» — есть. Именно это было на мне, когда вчера я вернулась сюда.

 — Шикарно! — ухмыльнулась Карла. — А что там, в твоей фантазии?

 — Пентхаус, мистер Неотразимый и массажист по имени Ролф, — призналась Нора.

 — А как зовут мистера Неотразимого?

 — Кайл.

 — И он любит, когда на тебе зеленые кружевные пояса.

 — В тон моему платью, — пояснила Нора. — Не могла же я навестить мистера Николаса абы в чем!

 — Подумать только, двое парней настолько не удовлетворяют тебя, что понадобились трое?! Ты почти такая же скверная, как я! Каждый раз, набирая новую команду, трахаюсь с каждым еще до отплытия.

 — Мистер Николас — администратор «Ченнела», — пояснила Нора. — Я хотела поговорить с ним, задать несколько вопросов, на которые может ответить только он. Вряд ли я могла появиться в его офисе, одетая как шлюха, в своем коротеньком шелковом халатике.

 — Так есть кто-то, кто управляет «Ченнелом»? — поразилась Карла. — И ты с ним встречалась? У него есть офис? Какой он, этот мистер Николас?

 — Конечно, есть управляющий. Я с ним встречалась, его офис словно сошел со страниц «Архитектурного дайджеста», и он… — Нора немного задумалась. — Совершенно не похож на того, каким я его представляла. Например, Луиса Джордана или Рикардо Монтальбана[10]. Но на самом деле он напоминает мне характерного актера сороковых годов, Клода Рейнса. У мистера Николаса есть два секретаря и помощница по имени Маргарет, и мы пили у камина чай с шоколадными бискотти.

 — Не может быть! — воскликнула Карла.

 — Еще как может! — смеясь, возразила Нора. — Понимаю, все чертовски невероятно, но в то же время так тонко! Зеленый чай был настоящим и очень дорогим, а бискотти — божественными.

 — Но что ты хотела у него узнать? — не унималась Карла.

 — Потом расскажу. А теперь говори, крошка, возвращалась ли ты когда-нибудь домой с сувениром от «Ченнела»?

 — Кроме как с засосами? Никогда! И другие тоже, иначе наверняка бы перепугались и все рассказали. И не могу сказать, что мне это нравится.

 — Я тоже немного боюсь, — признала Нора. — Это нечто вроде твоих романов, которые слишком хороши, чтобы быть правдой.

 — Но нам приходят счета с кабельного телевидения, так что все правда, — хмыкнула Карла. — Так твой мистер Николас ответил на все вопросы?

 — Полагаю, да, но очень уклончиво.

 — Ты намереваешься по-прежнему посещать «Ченнел»? — выдохнула Карла.

 — Это как картофельные чипсы. Нельзя съесть один кружочек. И «Ченнел» помогает мне не умереть от страха в этой ситуации, особенно теперь, когда я познакомилась со своей заменой. Она не красавица, но хорошенькая, верно?

 — Прежде всего она молода, — вздохнула Карла, — лет тридцати. Хорошо одевается. У нее прекрасная фигура. Бьюсь об заклад, каждый день ходит на фитнес. У нее нет детей, но, возможно, выйдя замуж, она родит. Вторые жены всегда стремятся иметь ребенка, чтобы отвлечь внимание от детей первой жены. Они никогда не чувствуют себя в безопасности, пока на заднем плане маячит первая жена с ребятишками.

 — Откуда ты всего этого набралась? — поразилась Нора.

 — Опра. Доктор Фил, Джерри и Дженни[11], — пояснила Карла. — И все чертовы женские журналы печатают статьи о сходных с твоей ситуациях. Ты не первая, кого бросают ради молоденькой девицы. И не последняя.

 — Мне все равно. Лишь бы дом остался мне! — отрезала Нора.

 — Слушай, солнышко, я бы на это не рассчитывала, — осторожно заметила Карла, садясь на кровать Норы. — Рик говорит, что им придется встать на голову, чтобы ты смогла получить хотя бы половину его стоимости. И, Нора, на кой черт тебе нужен этот огромный дом? Ребятишки практически уже его покинули. А у тебя не будет денег, чтобы содержать такую махину. Придется много работать, а мы, крошка, моложе не становимся.

 — Не позволю Джеффу отобрать мой дом, — упрямо повторила она.

 — Слушай, на заливе, в старом поместье Карстерсов, построили район новых кондоминиумов. За половину стоимости дома купишь себе прекрасную квартиру с двумя спальнями, где всегда хватит места для детей.

 — Нет, — твердила Нора. — Дом мой, и он его не получит. Пусть забирает все остальное. В конце концов, дети могут получить кредит на учебу. Он может оставить меня без единого цента, но дом — мой.

 Карла вздохнула. Нет никакого смысла продолжать этот спор. С Норой что-то происходит, и все началось с ее первого посещения «Ченнела». Теперь она словно переродилась. Сильная, волевая и к тому же за последнее время сильно похудевшая. Но все это не поможет ей получить дом. В лучшем случае Рик сумеет отвоевать половину стоимости, а значит, ему предстоит настоящая битва с адвокатом мирового класса, нанятым Джеффом.

 Нора провела еще одну ночь невероятного секса на «Ченнеле». С Кайлом. Она не знала, когда удастся вернуться. Джей-Джей приехал домой после пикника в горах и немедленно приступил к работе в питомнике. В середине августа ему предстояло уехать в университет. Спортивные команды собирались рано, а он благодаря стипендии был членом университетской футбольной команды Младшей лиги. С одной стороны, Норе не хотелось расставаться с сыном, добрым, веселым, заботливым мальчиком. Но с другой стороны — не терпелось дождаться его отъезда. Она уже не могла обходиться без Кайла и их взаимной страсти. Это стало гораздо большим, чем обычные бездумные сексуальные игры. Он неприкрыто и явно был в нее влюблен, и Нора постепенно уверялась, что испытывает к нему те же самые чувства.

 Ее дни были заполнены работой, которая сваливается на плечи любой матери, чей сын уезжает в колледж. Она составляла списки, покупала вещи, которые никогда бы не приобрела для себя, но знала, что Джей-Джею они понадобятся. Что он оценит их по достоинству. Они с Карлой ездили по магазинам вместе, потому что Морин предстояло уехать через две с половиной недели после отъезда Джей-Джея. Они покупали простыни, наволочки, полотенца, мочалки и пуховые одеяла. Щедрый дар Марго внуку к окончанию школы позволил ему получить прекрасный ноутбук, а комнаты в студенческом общежитии имели доступ к Интернету. О, счастливый новый мир!

 Нора вспоминала, какой роскошью считалось тогда иметь маленькую электрическую пишущую машинку — и как она гордилась, что у нее эта машинка есть.

 По мере того как приближался день отъезда, Нора стала собирать вещи сына, радуясь, что днем бывает одна и может вволю наплакаться над потертым Клиффордом, большой плюшевой собакой, когда-то любимой игрушкой Джей-Джея.

 Это были хорошие дни. Но случались и плохие, как тот, когда она и ее адвокаты встречались с Джеффом и Раулем Крамером. Нора была уверена, что Джефф ожидал увидеть ее рыдающей и униженной. Муж, уверенный в своей победе, был несговорчив и отказывался уступить. Однако Нора отвечала ударом на удар и заявила, что Джефф получит дом только через ее труп. Обвинила мужа в краже денег у детей, а когда Рауль запротестовал, набросилась и на него:

 — Если эти счета не принадлежали детям, почему он показывал их каждое чертово утро Рождества и утверждал, что деньги пойдут на их учебу? Джил закончила колледж за три года вместо четырех, истратив на это проценты со счета! Знаете ли вы, мистер Крамер, что сделал ваш клиент? Он самым мошенническим способом отобрал эти счета прошлой весной. Обманом заставил их подписать документы, по которым деньги на этих счетах переходили к нему. И все для того, чтобы потратить их на себя и другую женщину. Отказался оплатить первый год обучения нашего сына в колледже, хотя расходы предстояли незначительные: мальчик получил спортивную стипендию. Нашим соседям пришлось собирать для него деньги на питание и проживание.

 — Но я оплатил обучение Джил в Дьюке, — вставил Джефф.

 — Только на этот год, и только потому, что пришлось вносить деньги заранее! — рявкнула Нора. — Ты при всех заявил, что отказываешься платить за остальные два года, жадный подонок! Обокрал собственных детей, чтобы жениться на девушке, которая тебе в дочери годится! А вот мне плевать на то, что ты разводишься со мной! И это тебе не по душе, Джефф, верно? Мне бы полагалось всхлипывать и молить, но ничего подобного даже в голову не приходило! Мне от тебя ничего не нужно, но дом — мой. Если попробуешь отнять его, ради того чтобы начать новую жизнь со своей купленной женой, я найду способ заставить тебя пожалеть, уж будь уверен!

 — Что это нашло на тебя, черт возьми?! Ты как-то подозрительно изменилась! — воскликнул ошеломленный Джефф.

 — Да неужели? — саркастически бросила она. — Последние годы ты трахал все, что движется. Кроме меня, разумеется. Не желаешь выполнять отцовский долг! Стараешься выкинуть меня на улицу, обездолить, а я, по-твоему, даже сопротивляться не должна?! Очнись!

 — Можешь найти работу, — отрезал он, — как другие женщины.

 — У меня степень в английской литературе. Ни педагогического опыта. Ни работы с компьютером. Как прикажешь содержать себя? Мне нужно сначала окончить курсы, приобрести профессию, но это невозможно для человека, оставшегося без дома и денег.

 — Думаю, необходимо отвезти моего клиента обратно в город и снова с ним потолковать. Встретимся через десять дней? — Крамер встал.

 — Послушайте, совет жилищного товарищества уже внес в списки нас с Хайди, нам нужно платить за квартиру, — всполошился Джефф.

 — Я постараюсь найти вам промежуточный кредит, — сухо известил Крамер. — Это дело вряд ли будет улажено так быстро, как я полагал.

 — Но вы сказали, что это займет несколько дней! — завопил Джефф. — Что это просто семечки. Что все мое. У нее ничего нет, черт возьми!

 Его лицо налилось краской, и в этот момент Нора заметила, как сильно он постарел.

 — Это было до того, как я узнал, что ее отец дал деньги на половину задатка за дом! До того, как я узнал, что вы обокрали собственных детей. Она права. Это мошенничество. Уверен, миссис Бакли не захочет, чтобы ваши дети подали в суд. Если мы пересмотрим нашу позицию, сумеем прийти к одинаково удовлетворительному для всех соглашению. Пойдемте, — потребовал Рауль и, повернувшись к Рику, добавил: — Я попрошу Беверли позвонить вашему секретарю и назначить очередную встречу.

 Он захлопнул дипломат из черной итальянской кожи и направился к двери.

 — Ты превратилась в настоящую суку! — прорычал Джефф.

 — В нашем браке были только две хорошие стороны — Джил и Джей-Джей, — спокойно ответила Нора. — Мне жаль Хайди. Она скоро поймет, какой ты негодяй!

 Джефф пролетел мимо адвоката и выскочил в коридор. Рауль неспешно последовал за клиентом.

 — Хорошо, что не я еду с ним в город, — ухмыльнулся Рик. — Думаю, учитывая все обстоятельства, все прошло прекрасно. Мы скорее всего получим половину суммы за дом и алименты, до того как ты сможешь найти работу. Я уже рассказал Крамеру о счетах, но он вряд ли придавал этому такое уж значение, пока ты не разнесла Джеффа в пух и прах.

 — Это несправедливо, — пробормотала Нора.

 — Несправедливо, но закон не всегда на стороне того, кто прав, и не всегда отдает должное справедливости, — мягко пояснил Рик.

 — Пусть оценят дом! Я выкуплю его половину! — воскликнула Нора.

 — Милая, ты не сможешь получить кредит. У тебя единственная кредитка, да и то на его имя. Электричество. Вода. Газ. И у тебя нет ни работы, ни надежды получить работу. Прости, Нора, но таковы факты.

 — Мне все равно, что для этого придется делать, — настаивала Нора, но теперь ее голос дрожал. — Я… я не позволю отобрать у меня дом!

 Повернувшись, она бросилась к дверям.

 Позже Нора ничего не рассказала Джей-Джею о встрече. Ни к чему мальчику волноваться. На следующей неделе он уезжает. Она хотела его отвезти. Но оказалось, что школа посылает автобус по всей округе, чтобы собрать всех спортсменов, получивших университетскую стипендию. По мнению руководства, таким образом молодые люди перезнакомятся уже по пути в университет. Отчасти Нора была этому рада. Ей не придется возвращаться домой в одиночестве.

 Она купила Джей-Джею сотовый с заранее оплаченным лимитом в триста минут.

 — Не трать все на звонки Лили, — предупредила она. — Я хочу знать, что с тобой все в порядке. Лимит должен продлиться до вечера встречи бывших выпускников.

 Джей-Джей очень тревожился за благополучие матери. И Нора заверила, что с ней все будет хорошо. Главная его задача — упорно учиться и хорошо играть.

 — Он говорит, что продает дом, — заявил Джей-Джей матери. — Ма, он ведь не может это сделать, верно?

 — Не волнуйся, Джей-Джей, — успокаивала Нора. — Мы не потеряем наш дом. Я не позволю, чтобы это случилось. Когда ты говорил с отцом?

 — Он позвонил вчера, когда вы с Карлой были в магазине. Я только вернулся домой с работы, а тебя еще не было. Только поэтому я поднял трубку. Знаешь, что он имел наглость сказать мне, ма? «Хайди велела передать привет».

 Он так забавно злился, что Нора невольно рассмеялась.

 — Надеюсь, ты ответил тем же?

 — Не мечтай, ма! — хмыкнул он.

 Настал день отъезда. Она отвезла сына на площадь, где автобус должен был забрать игроков в футбол, теннис, лакросс и команду пловцов. На площади уже стояли с полдюжины юношей и три девушки. Подкатил большой автобус, и водитель открыл багажные отделения. Мать и сын обнялись.

 — Будь хорошим мальчиком, — шепотом попросила она.

 — Буду, — дрожащим голосом пообещал сын.

 — И позвони, когда устроишься, — продолжала Нора, делая вид, будто ничего не заметила.

 — Ладно.

 Он снова ее обнял и, резко отвернувшись, побежал к автобусу. Нашел место у окна и постучал в стекло.

 Нора храбро улыбнулась.

 Дверь закрылась, и автобус стал медленно разворачиваться. Нора махала рукой, сдерживая подступившие слезы. Несколько матерей уже плакали. Расстроенные мужья их утешали.

 Проводив взглядом автобус, Нора села в машину Джей-Джея. Ее утешить некому. По крайней мере сейчас. Но она уже заказала на вечер «Ченнел». Они с Кайлом не виделись несколько дней, и последние встречи были недолгими, поскольку Нора нервничала, боясь, что кто-то, особенно Джей-Джей, узнает ее секрет. Теперь она осталась одна и может осуществлять самые безумные фантазии. Никто ни о чем не узнает. Это ее тайна. Ее и всех других женщин в Энсли-Корт и во всем мире.

 Она вдруг вспомнила встречу с мистером Николасом. Когда они с Джеффом договорятся, она скажет всем, что уезжает на несколько дней, и проведет восхитительные каникулы на «Ченнеле». Закроет на ключ дверь гостиной, а Карла дважды в день будет приходить и кормить котов.

 Она представила, как просыпается рядом с Кайлом, а может быть, Ролфом, в большой мягкой кровати, в этой дышащей чувственностью спальне. Ролфи каждый день будет ее массировать. Она вызовет косметичку, маникюршу, педикюршу. Потребует, чтобы ее обслуживали как королеву, и так и будет, потому что здесь, на «Ченнеле», осуществляются все фантазии.

 Нора громко рассмеялась. Подумать только, несчастный старикашка Джефф вынужден брать промежуточный кредит, чтобы обеспечить жилище крошке Хайди!

 Нора подозревала, что Хайди не настолько глупа, чтобы позволить Джеффу поставить под купчей только свое имя. И Джефф представить не может, как прекрасно проводит время брошенная жена, которую трахают до умопомрачения два молодых красавца.

 Все еще смеясь, Нора въехала в ворота. Скорее бы настал вечер!

 
Вверх

Поделитесь ссылкой