Тайные наслаждения

Тайные наслаждения

Нора Бакли пожертвовала ради мужа всем, посвятив ему всю свою жизнь, а этот изменник бросил ее, увлекшись молоденькой красоткой! Как быть? Кто даст ей дельный совет? Только опытные подружки. А они считают, что Нора должна снова почувствовать себя женщиной и немедленно завести ни к чему не обязывающий роман с привлекательным мужчиной. Сплошные наслаждения и никаких проблем — чем плохо? И мужчина, который появляется в жизни Норы, с удовольствием воплощает в жизнь ее тайные фантазии…

Глава 3

 

 — Нам нужно поговорить, — объявил жене Джефф Бакли, когда они вошли в дом.

 — Прекрасно, — кивнула Нора. — Вполне подходящий момент. Джей-Джей пошел на вечеринку. Хотя я говорила ему, что ты будешь дома к полуночи.

 Она прошла на кухню.

 — Хочешь есть? Могу сделать тебе сандвич. Ты приехал как раз перед церемонией и не успел пообедать.

 — Да, неплохо бы что-нибудь пожевать, — согласился Джефф, садясь. Он был одним из тех мужчин, которых возраст только красит. Высок, по-прежнему строен, в темных волосах почти нет седины, но голубые глаза холодны. И всегда были такими.

 Нора взяла буханку мягкого ржаного хлеба, намазала медовой горчицей, положила несколько ломтей ветчины «Блэк форест» и тончайший пластик сыра хаварти. Положила сандвич на тарелку. Аккуратно разрезала на три кусочка. Поставила тарелку на стол, налила мужу чая со льдом.

 — Поговорим, когда ты поешь, — обронила она.

 Джефф кивнул и стал с жадностью отрывать зубами куски сандвича.

 — Вкусно, — пробормотал он с полным ртом.

 Нора спокойно смотрела на него. Значит, он собирается сказать ей сегодня. Останется ли на уик-энд? Или поскорее уберется в город, к своей подружке?

 Она с некоторым изумлением поняла, что ей все равно. Чем скорее он уедет, тем скорее она сможет вернуться к Кайлу, Ролфу и тем мужчинам, которых сможет родить ее богатое воображение. Но тут откуда-то возникла прежняя Нора, спросившая: какая нормальная женщина готова отказаться от долгого, прочного брака? Что подумает ее мать? Как отреагируют дети? Разве не ее долг попытаться спасти брак?

 «Что тут спасать? — раздался язвительный тонкий голосок в голове. — Этот человек много лет изменял тебе. Он уже не тот Джефф, за которого ты выходила замуж. А может, и тот, но ты просто не сознавала, каким подонком всегда был Джефф Бакли. Ты просто наивная девственница, влюбившаяся в футболиста. Делала только то, что от тебя ожидала твоя семья, И его тоже. Ты была добродетельна. Берегла себя для мужа. Но сукин сын этого не оценил. Ожидал, что ты останешься такой, как всегда. Послушной. Целомудренной. Терпеливо ожидавшей. Ожидавшей… чего? Чтобы тебя выкинули в мусор, как использованную половую тряпку?»

 Джефф доел сандвич и подвинул к ней тарелку и стакан.

 Нора сполоснула их и положила в посудомоечную машину. Идеальная жена. Как всегда.

 — Хочешь пойти в гостиную?

 — Нет, кухня вполне подходящее место, — отказался Джефф.

 Нора кивнула и снова села.

 — Полагаю, ты уже поняла, — заговорил он, — что мы не слишком хорошо ладим, а за последние годы отдалились друг от друга.

 — Ты хочешь развода, Джефф? — прямо спросила Нора.

 — Д-да, — пробормотал он, застигнутый врасплох ее спокойствием.

 — Не считаешь, что стоило бы попытаться навести мосты? — допытывалась она. Что же, хотя бы ради очистки совести стоит сделать некоторое усилие.

 — Думаю, это ни к чему не приведет, — ответил он, настороженно глядя на нее.

 Нора вздохнула.

 — Если ты не любишь меня, не стану тебя удерживать, — тихо сообщила она. — Хочешь развода? Ты его получишь. Полагаю, у тебя есть другая женщина.

 — Ни слез, ни упреков? — с подозрением спросил он.

 — Джефф, только полная дурочка — а видит Бог, я была почти таковой в продолжение всей нашей супружеской жизни — не увидела бы, что в последние годы ты очень несчастлив. Мы пошли разными дорогами, и в этом нет ничьей вины. Такое случается. И конечно, у тебя есть любовница.

 — Ты не сможешь доказать факт супружеской измены, — вскинулся он. — Кроме того, это не основание для развода в нашем штате. Я требую развода, вот и все.

 — И я сказала, что ты можешь его получить. Вот и все, — ответила Нора. Значит, он уже консультировался с адвокатом? Что за ублюдок!

 — В таком случае я попрошу поверенного все подготовить, а потом ты подпишешь необходимые бумаги.

 — Нет. Думаю, твой адвокат должен связаться с моим, — покачала головой Нора, едва не засмеявшись при виде его потрясенного лица.

 — Когда ты успела найти адвоката? — процедил он.

 — Адвокат есть у каждой женщины, Джефф, и тебе следует это знать на будущее, — улыбнулась Нора, безмерно наслаждаясь его растерянностью.

 — И кто будет тебя представлять?

 — Рик и его фирма.

 — Вот как? — облегченно улыбнулся Джефф, очевидно, считая, что с Риком не будет никаких трудностей. — Ладно, попрошу Рауля связаться с ним в понедельник.

 — Хочешь, чтобы я все сказала детям?

 — Да. Они поймут. И лучше, чтобы это исходило от тебя, Нора. Увидев, что ты не протестуешь, они не станут злиться на меня. — Он вдруг снова насторожился: — Надеюсь, ты не собираешься во всем винить меня? Не желаю, чтобы ты настраивала детей против отца! Они, должно быть, видели наше отчуждение.

 — Ты их отец, Джефф. Грустно, что это невозможно изменить, — бросила Нора.

 — Тебе не терпелось стать моей женой, — жестко ответил он. — Не будь я уверен в твоей девственности, наверняка бы засомневался в причинах такой прыти. Но ты всегда была моей милой девочкой. Не так ли?

 — Девушек моего поколения приучали ждать брачной ночи. Как умно с твоей стороны было это понять! Но это не означает, что нам не нравится секс.

 Какой спесивый сукин сын! Он всегда был таким. Почему она этого не видела?

 — Нравится секс? У тебя не было секса с тех пор, как я последний раз драл тебя. Помнишь, когда это было?

 — В моей памяти не задерживаются всякие пустяки, — мягко ответила Нора.

 — Знаешь, ты становишься настоящей стервой! — прошипел он, вставая.

 — Вот и прекрасно! — рассмеялась Нора.

 — Я сегодня же вернусь в город. Отвези меня на станцию! — потребовал он.

 — Вызови такси. С этого момента я больше не состою у вас на службе, господин. Скажи, а твоя подружка тоже пляшет перед тобой на задних лапках? Или тебя заводит ее независимость и пофигизм?

 Тень улыбки заиграла на ее губах при виде напряженного лица мужа. Джефф вынул из кармана сотовый и вызвал такси.

 — Подожду на крыльце.

 — Не боишься? А что соседи скажут? — издевательски осведомилась Нора.

 — Думаю, они уже знают! — отрезал он. — Даже твоя подруга Карла не так тупа, как ты.

 — Я доверяла тебе, подонок! — возмутилась Нора.

 — Просто у тебя совсем нет мозгов, — усмехнулся он, открывая дверь.

 Несколько секунд она не могла сдвинуться с места. Ее трясло. Как же она его ненавидит! Хоть бы он никогда больше не являлся сюда! Как она могла влюбиться в него двадцать шесть лет назад? Тупа? Да, черт побери! Тупа. Но если он вообразил, будто она позволит ему уйти и оставить ее и детей нищими, значит, жестоко ошибается! Как сказала Иванна Трамп? «Не злись. Лучше иди и забери все». Ну, всего ей не нужно. Но она хочет дом.

 И алименты, пока не встанет на ноги. Но сверх того она не возьмет ни цента. Да, и еще пусть оплатит образование детей. Нельзя, чтобы они начинали жизнь, обремененные долгами! Особенно Джил. Учеба на юридическом факультете обходится дорого, но по крайней мере дочь сумеет содержать себя. Если, конечно, не окажется такой же глупой, как мать, во всем, что касается мужчин. Джефф не имеет права бросать детей на произвол судьбы. Своих детей. А если его любовница тоже родит? В таком случае помогай ей Господи!

 Сегодня Нора отчаянно нуждалась в «Ченнеле». Ей необходимо отвлечься. Почувствовать себя настоящей женщиной. Но Джей-Джей скоро приедет домой. Если только… не останется ночевать у кого-то из приятелей.

 Услышав автомобильный гудок, она выглянула в окно и увидела спешившего к машине Джеффа. Скотина!

 Отвернувшись, она направилась в гостиную, чтобы заказать «Ченнел» и избавиться от гнусной реальности. Но тут хлопнула дверь черного хода.

 — Нора!

 Проклятие! Это Карла!

 — Что случилось? — спросила подруга, входя в переднюю. — Я видела, как уезжает Джефф.

 — Он попросил развода, — безмятежно сообщила Нора. — И посчитал, что его адвокат может просто составить необходимые документы, которые я подпишу. Видела бы ты его физиономию, когда я ответила, что его адвокат может связаться с моим.

 — Подонок! — взорвалась Карла.

 — Нет, все в порядке. Мне почти стало легче, когда это случилось. Какой же я была наивной дурочкой все эти годы! Что я буду делать, когда дети разъедутся? Вступить в «Гарден-клаб»? В читательский кружок дам Эгрет-Пойнта? Я только сейчас поняла, как далека от реальной жизни!

 — Вовсе нет, — запротестовала верная Карла.

 — К сожалению, да. Я получила степень бакалавра и провела последнюю четверть века в заботах об эгоистичном муже и двоих детях. Понятия не имею, как управляться с компьютером или запрограммировать видеоплейер. Но я научусь, Карла. И сумею выжить, и вести самостоятельное существование. Не сразу, конечно, но постепенно. Я рада избавиться от Джеффа. Он стал мне чужим и несимпатичным человеком.

 — О, милая! — воскликнула Карла, обнимая ее.

 — Теперь, если ты убедилась, что я не собираюсь покончить с собой, проваливай отсюда, — потребовала Нора, отстраняясь. — Я позволю сыну переночевать у приятеля. А сама закажу «Ченнел».

 — Ты права, хороший секс всегда улучшает самочувствие, — хихикнула Карла. — Желаю повеселиться. Да, Рик велел передать, чтобы ты в понедельник пришла в его офис, чтобы он смог выручить тебя из этого переплета. Спокойной ночи!

 Взмахнув рукой, она исчезла. Дверь снова хлопнула. Нора вошла в кухню и задвинула засов, после чего направилась в гостиную и позвонила в дом, где до сих пор шла вечеринка. Пришлось долго ждать, прежде чем трубку подняли.

 — Если принесешь побольше пивка, заходи к нам!

 До нее доносилось ритмичное уханье барабанов и завывание очередной поп-звезды.

 — Питер, это миссис Бакли. Найди мне Джей-Джея.

 — Сейчас, миссис Би, Я просто пошутил, — смутился мальчишка.

 — Только не садись в таком виде за руль, — засмеялась Нора.

 — Пойду позову Джей-Джея, — промямлил Питер.

 Нора не удивилась тому обстоятельству, что родителей Питера Маллигана не оказалось дома. Они славились своими либеральными взглядами и считали, что не стоит ограничивать свободу сына. Мало того, гордились тем, что они прежде всего друзья Питера, а это означало несоблюдение очень многих правил.

 — Ма! Все в порядке? — взволнованно выпалил Джей-Джей. До чего же хороший ребенок!

 — Если я позволю тебе переночевать у приятеля, к кому ты пойдешь?

 — Мне не обязательно приезжать домой? — обрадовался сын.

 — Отвечай на вопрос, — строго велела она.

 — Меня приглашали близнецы, Майк и Джо Картеры.

 — Немедленно позвоню Картерам и спрошу, согласны ли они. Если да, то и я согласна.

 Картеры были куда более строгими родителями, чем на сама.

 — Ма! Почему вдруг?

 У него был такой молодой голос, а ведь он уже почти взрослый. Через несколько недель отправится в колледж.

 — Ты уверена, что все в порядке?

 — Все прекрасно, Джей-Джей. Но тебе уже восемнадцать. Скоро выпускной. А я помню, как в твои годы мне хотелось побольше бывать с подругами. К концу лета вы все разлетитесь, милый. Поэтому я решила быть немного помягче. Если не перезвоню, просто иди домой к близнецам. Увидимся завтра.

 — Ма, ты самая лучшая! — убежденно воскликнул сын, прежде чем отключиться.

 Нора хмыкнула. Маму просто разобрало!

 Она нашла в записной книжке телефон Картеров, набрала номер и стала ждать, что-то напевая.

 — Алло? — спросила Мэриан Картер.

 — Мэриан, это Нора Бакли. Джей-Джей сказал, что близнецы пригласили его переночевать у вас. Не возражаешь?

 — Конечно, нет, и у них комендантский час до половины первого, — сообщила Мэриан. — Надеюсь, ты не посчитаешь, что это слишком поздно? Но для них настало совершенно особенное время.

 — Нет-нет, все прекрасно. Спасибо за то, что приютили Джей-Джея.

 — Он такой славный парень, — заметила Мэриан. — Знаешь, Майк тоже поступает в Калифорнийский университет. У него нет спортивной стипендии, но он попытается вступить в бейсбольную команду. Джо решил стать морским пехотинцем. Считает, что может сделать хорошую карьеру.

 — А если ничего не выйдет, — жизнерадостно заметила Нора, — он по крайней мере получит деньги на образование. Мэриан, еще раз спасибо, а утром отошли Джей-Джея домой, когда он окончательно надоест.

 — Конечно, Нора.

 Распрощавшись, Нора повесила трубку, заперла входную дверь, задвинула засов, вернулась в гостиную, налила себе вина и села. Действительно ли она пустилась во все тяжкие в понедельник ночью? Или это все-таки сон? Что же… единственный способ выяснить — позвонить на кабельное телевидение и снова заказать «Ченнел». Она решительно подняла трубку.

 — Спасибо за то, что позвонили в «Себебан кейбл», — ответил механический голос.

 Нора терпеливо ждала.

 — С вами Фрэнси. Чем могу помочь?

 — Я бы хотела заказать «Ченнел», — спокойно ответила Нора и сообщила требуемую информацию.

 — Включайте канал шестьдесят девять, миссис Бакли. «Ченнел» уже работает. Могу я еще что-то сделать для вас?

 — Нет, спасибо, — поблагодарила Нора и, положив трубку, несколько долгих минут сидела, погруженная в глубокое раздумье. Потом глотнула вина, поднялась и выключила освещение. Выпила еще немного вина, взяла пульт и включила телевизор. Нажала две цифры и стала с беспокойством ждать, когда темный экран посветлеет и появится квартира ее мечты.

 — Кайл? — нервно вскрикнула она. Господи, хоть бы все прошло так же, как в прошлый раз! Особенно секс! Интересно, можно ли начать с того, чем они закончили? С одним «петушком» во рту и вторым — в «киске». Но где Кайл?

 Она уже начала нервничать, когда услышала его голос:

 — Тебе не нужна моя рука, дорогая. Просто прижми свою к экрану. В понедельник ты так спешила уйти. Я потерял представление о времени. Мне очень жаль.

 Нора приложила ладонь к экрану. Раздался щелчок, и она очутилась в квартире. Но не успела обернуться: он обхватил ее талию одной рукой, а вторую сунул под складки атласного халатика, чтобы сжать упругую грудь. Нора блаженно вздохнула.

 — Я не хотела уходить, — пояснила она, чувствуя, как внизу уже собирается липкая влага.

 — Я забыл сказать тебе, что «Ченнел» закрывается между четырьмя и половиной пятого утра, — извиняющимся тоном прошептал он.

 — Неужели здесь нет часов? Последнее, что я помню, — как Ролф изливался в меня подобно бушующей реке, а в мое горло текло твое семя. Не успела я опомниться, как очутилась на своем диване. — Она слегка повернулась, чтобы лучше видеть его красивое лицо. — Мы не можем допустить, чтобы такое повторилось, верно, Кайл?

 — Подними трубку, — велел он, показывая на маленький радиотелефон на столике в гостиной, — и нажми единицу. Попроси разбудить тебя в четыре. Они позвонят, и ты дашь нам знать, что осталось всего несколько минут, чтобы закончить наши дела. А в прошлый раз до меня не дошла очередь.

 Он стал целовать ее.

 — Но ты, по-моему, действовал вне всякой очереди.

 — Зато Рик получил сладкие остатки, — надулся он.

 — Не Рик, а я, — напомнила Нора, лаская его пенис. Он хотел что-то сказать, но она вывернулась, подняла трубку и нажала единицу.

 — Консьерж, — ответил деловитый голос.

 — Попрошу разбудить меня в четыре утра.

 — Хорошо, миссис Бакли, — ответил консьерж и отключился.

 — Откуда он знает мое имя? — удивилась Нора.

 — Ты находишься в пентхаусе, — логично ответил Кайл.

 — Вот как?

 Она что, сходит с ума? Впрочем, какая разница?

 — Ты ничего не ела на обеде в честь вручения наград, — заметил Кайл. — Я кое-что приготовил.

 — Откуда ты узнал?

 — Моя работа — знать о тебе все и исполнять любые прихоти, Рыжая Разбойница.

 — Мне это нравится, хотя и немного боязно, — призналась Нора. — Что ты приготовил мне, мой красивый раб?

 Она погладила его по щеке. Он поймал ее руку, поцеловал ладонь и лизнул, прежде чем выпустить.

 — Начнем с устриц. Потом спаржа с острым голландским соусом, стейк а-ля тартар, на десерт — клубника со взбитыми сливками и, может быть, немного шоколада.

 — Ого! — облизнулась Нора. — Восхитительно! Нельзя ли начать сразу с десерта?

 — Нет, — твердо ответил он.

 — Но почему? — капризно спросила она. — Кроме того, это моя фантазия. Значит, все должно быть по-моему!

 — Не всегда. Нам нужны эти устрицы, Рыжая.

 — Но почему?

 — Потому что я намереваюсь затрахать тебя до потери сознания, — хрипло ответил он. — После того, что случилось сегодняшним вечером, тебе понадобится много любви, и я позабочусь о том, чтобы ты ее получила.

 Нора долго молчала. Если бы только в реальном мире существовали такие мужчины, как Кайл.

 Ей было очень грустно.

 Немного придя в себя, она сбросила синий атласный халатик.

 — Я всегда мечтала ужинать голой.

 — Я тоже, — согласился он, спуская белые шелковые шорты. — Пойдем. Ужин накрыт на террасе.

 — Но что, если кто-то нас увидит? — ахнула Нора.

 — Так высоко? — рассмеялся он. — Вряд ли. А если и увидит, какое кому дело?

 Он вывел ее на террасу с полами из красного кафеля, приятно гревшего ноги. Воздух тоже был теплым. Черное бархатное небо было усеяно сверкающими звездами. Она слышала, что в городе невозможно увидеть звезды. Но вот они, плавают над ней в черной пустоте. Что же, если это ее фантазия и если она хочет звезд, значит, получит!

 Рядом с двойным шезлонгом, обтянутым черной махровой тканью, стоял накрытый стол. Блюда выглядели восхитительно.

 — Ложись на шезлонг, — предложил он, — а я буду тебя кормить.

 — Но в таком случае тебе будет некогда поесть самому? — спросила она, уже полулежа на шезлонге.

 — Я все успею, — заверил он и, взяв устрицу, попросил Нору открыть рот. Она послушалась, и он сунул устрицу в ее раздвинутые губы, а вторую взял себе.

 Когда серебряное блюдо опустело, Кайл нагнулся и приник к ее губам долгим поцелуем. Их языки сплелись. Одновременно он стал играть с ее клитором и, засмеявшись, когда она немедленно промокла, сунул в нее два пальца, на всю их длину.

 — Нора, дорогая, я хочу, чтобы ты покормила меня. Мне хочется сырого мяса. Фарш уже намазан на крекеры, — попросил он.

 Она остро ощущала каждое движение его пальцев. Ей хотелось, чтобы он продолжал ласкать ее, пока она не кончит. Но вместо этого взяла крекер с круглой серебряной тарелки и стала кормить Кайла, а сама схватила второй и откусила, пытаясь игнорировать распространявшийся по телу жар. Но хотя Нору снедало нетерпение, она решила ждать, потому что знала: он старательно ее обучает. И если хорошо сейчас, значит, дальше будет еще лучше.

 — Тебе нравится меню, Нора? — тихо спросил он, едва шевеля пальцами. Настолько, чтобы посылать по телу молнии ощущений.

 Она кивнула.

 — Думала ли ты когда-нибудь, что будешь ужинать таким образом? — продолжал допытываться он.

 — Наверное… иначе нас бы здесь не было.

 — Не все, что происходит здесь, — плод твоей фантазии или твоего желания. Но я знаю тебя, Рыжая Разбойница, девочка моя. Ты — огненный сгусток страсти, и тот глупый подонок, за которого ты вышла замуж, ни разу не воспользовался этим. Плевать ему было на жену и на ее чувства!

 — Порядочные девушки моего поколения никогда не занимались чем-то подобным, — пояснила она.

 — Вздор! У каждой женщины есть тайные фантазии о скрытых наслаждениях. И каждой женщине не мешало бы их осуществить.

 Она ничего не ответила. Но продолжала его кормить. Кайл прав, у женщин есть фантазии, но они чаще всего предпочитают не говорить о них вслух.

 Она съела еще один крекер, намазанный фаршем.

 — Ложись, — велел он и ласкал ее, пока она не кончила, крича от наслаждения. Отняв руку, он сунул пальцы в рот и стал слизывать ее соки.

 — Ты очень приятна на вкус, — мягко сказал он.

 — Хочешь еще? — лукаво спросила она, чувствуя стук собственного сердца. Она впервые была такой дерзкой и уверенной, как сейчас, оказавшись в таинственном мире фантазии.

 — Позже, Нора. Позже. Обещаю.

 Их глаза встретились.

 Они прикончили крекеры и сырое мясо, а теперь кормили друг друга, сидя со скрещенными ногами на двойном шезлонге. Наконец Кайл поднял крышку с овального серебряного блюда, на котором лежало несколько стеблей спаржи, длинных, толстых и чудесного цвета зеленой травы. Кайл взял соусник и налил на спаржу голландский соус. Как, черт возьми, кто-то ухитрился приготовить такой идеальный соус?

 Нора вспомнила пасхальные обеды, когда, стоило лишь недоглядеть, чертов соус тут же сворачивался. Черт, да он сворачивался от взмаха крыльев бабочки! Но этот — настоящий шедевр.

 — Открой рот, — мягко попросил он, поднося к ее губам стебель спаржи, с которого капал соус.

 — Ммм, — ответила Нора, принимаясь сосать спаржу. — Еще, дорогой Кайл. Еще!

 — Уверена, Рыжая, что хочешь именно спаржу? — хмыкнул он.

 — Ты знаешь, чего я хочу. Но могу и подождать. Самый вкусный на свете ужин! Ты готовил сам? Своими руками?

 Она принялась за другой стебель.

 — Позвонил в обслуживание номеров, — отшутился он, слизывая каплю соуса с уголка ее губ. — Руководство очень следит за тем, чтобы все шло как по маслу.

 Руководство. Кто это руководство?

 Однако Нора решила, что сейчас не время задавать вопросы. Не хотела испортить вечер или быть изгнанной с «Ченнела».

 — У нас есть вино? — спросила она.

 Кайл налил ей «Суит Скарлетт», красного с фруктовым привкусом вина, с виноградников Лонг-Айленда.

 — Попробуй это.

 Нора медленно пила вино. Правда, ее нельзя назвать настоящим ценителем, но ей нравилось.

 — Прекрасно. Где Ролфи?

 — Меня одного недостаточно? — взвился он. В глубоком хрипловатом голосе зазвучали почти капризные нотки. — Тебе нужны сразу двое?

 — Но до той ночи я и думать не думала, что займусь любовью втроем.

 — Мне недостаточно кончать в твой рот, Рыжая. А в последний раз у меня не было выбора.

 — Ты можешь иметь меня, как только захочешь, Кайл, — соблазнительно улыбнулась она. — Когда только захочешь.

 — Ты считаешь себя взрослой девочкой, но на самом деле это не так. Ты только начинаешь познавать собственную чувственность. Я здесь, чтобы помочь тебе. Ты никогда не ощущала большую, распаленную плоть в своей попке, и это будет следующим шагом. Но пока ты к этому не готова.

 — Сегодня я хочу вас обоих, — настаивала Нора. — Прошлая ночь была чудесной, пока я не очнулась в гостиной. Пожалуйста, Кайл… Ну, пожалуйста-пожалуйста!

 — Я хочу тебя! — жестко бросил он.

 — И получишь. Но придется делить меня с Ролфи. По крайней мере сегодня вечером.

 — Ты маленькая сучка, — рассмеялся он, — но сегодня будешь сосать его член, Рыжая, потому что я желаю наполнить твою «киску» до отказа. Договорились?

 — Договорились, — согласилась Нора. — Позвони и вызови моего массажиста.

 — Не раньше, чем накормлю тебя клубникой, — игриво объявил он и сунул ягоду ей в рот. Нора ответила тем же, и вскоре они оба были покрыты клубничным соком. Пришлось вылизывать друг другу лица и руки. Опасаясь, что Нора снова захочет вызвать Ролфа, Кайл поспешно налил тонкой струйкой шоколад на ее живот и набрызгал сверху сливок. Нора взвизгнула от неожиданности.

 Он стал слизывать сливки, и желание вновь охватило Нору. Но Кайл не успокаивался и, налив шоколад на ее клитор, стал лизать. Потом неожиданно сменил позицию, так что его пенис оказался у ее губ.

 Нора набрала в рот сиропа «Хершиз» и, подражая Кайлу, стала лизать и сосать его «петушок». Он наполнил ее «киску» прохладными сливками и стал ласкать языком. Она сосала его все с большим усердием.

 — Не хочу кончить в твой рот, — простонал он.

 Она неохотно повиновалась, только потому что хотела, чтобы он наполнил ее своей возбужденной плотью. Он повернул ее так быстро, что она едва не задохнулась, и вонзился во влажное лоно.

 — О да, да, Кайл! — всхлипывала она. — Еще! Еще!

 Тяжело дыша, она обвила его стройными ногами, пока он трудился над ней.

 Он почти вышел из нее, касаясь створок кончиком пениса, и тут же медленно-медленно стал входить.

 — Нет! Быстрее! — требовала она. — Быстрее, Кайл!

 Он подчинился и, сам того не желая, стал исторгаться в нее резкими, быстрыми толчками. Нора царапала ему шею и мурлыкала от наслаждения.

 — О Боже… Боже! — стонала она.

 — Аминь, — улыбнулся Кайл, откатываясь от нее. — Тебе лучше, Рыжая?

 — Гораздо лучше, — кивнула она, прижимаясь к нему, — но хочу, чтобы с нами был Ролф.

 — Сдаюсь, — вздохнул Кайл.

 — Позвони ему! — велела она. — И пойдем под душ. Хорошо, что мы не делали этого в постели.

 — Почему? Просто позвонили бы в хозяйственный отдел, и они прислали бы горничную сменить простыни.

 — Горничная хорошенькая? — оживилась Нора.

 — Вполне возможно. А что?

 — Как-нибудь можем попробовать вчетвером… или втроем, но по-другому, — зазывно улыбнулась Нора. — Хочешь сделать это втроем, Кайл, мой любовник?

 Он кивнул.

 — В таком случае обязательно попробуем, — смело пообещала Нора. — Никогда не думала об этом раньше, но, должно быть, забавно увидеть, как ты заводишься, наблюдая, как мы с другой женщиной играем на черных простынях.

 Она соскользнула с шезлонга и, встав, коснулась язычком верхней губы.

 — Может, две женщины возбудят тебя еще больше?

 Кайл кивнул.

 — В таком случае звони Ролфи, и если будешь хорошим мальчиком, возможно, в следующий раз мы повеселимся втроем: ты, я и горничная. Я буду в душе. Когда выполнишь приказ, приходи туда.

 Улыбнувшись, она покинула террасу.

 Он последовал за ней и, взяв телефон, нажал кнопку.

 — Пришлите Ролфа. Мадам хочет массаж, — бросил он и направился в роскошную ванную, где Нора уже стояла под душем.

 — Вымой меня, — велела она, протягивая ему намыленную губку. — Люблю, когда ты обо мне заботишься.

 — Подними волосы, — попросил он, взяв губку. — И ты должна научиться сама о себе заботиться.

 — Знаю, — согласилась она, поднимая волосы, — но в каком-то смысле я заботилась о себе и всех остальных, с тех пор как вышла замуж. Приятно, что ты рядом. Даже если ты просто фантазия.

 — Может, мир, в котором ты обитаешь, и есть фантазия? — бросил он, намыливая губкой ее груди. — А этот — вполне реален?

 — Увы, — вздохнула Нора. — Как говорит моя подруга Карла, жизнь — подлая сука, а потом все равно умираешь. Нет, Кайл, как ни жаль признаваться, это и есть фантазия. А проснувшись, я вновь стану полной женщиной средних лет, муж которой готов бросить ее ради другой. И поскольку он, кажется, завладел всем, придется драться за выживание. Черт, я даже не смогу позволить себе «Ченнел». И у меня больше не будет тебя.

 — Но ты не допустишь, чтобы это случилось, верно, Нора?

 Губка скользила по ее животу вниз, к треугольнику волос.

 — Не допущу, — согласилась она. — «Ченнел» — это единственное, что мешает мне окончательно струсить. А ты, дорогой Кайл, — единственный, кто помогает сохранить рассудок.

 — Как насчет меня?

 Дверца душевой кабинки открылась.

 — Разве я не вписываюсь в это уравнение? — продолжал Ролф, весело блестя голубыми глазами.

 — Ну конечно, Ролфи! — воскликнула она, отталкивая Кайла и недвусмысленно прижимаясь к молодому человеку.

 Он стиснул ее грудь и стал целовать в губы. Язык проник внутрь и стал играть с ее языком. В его поцелуе ощущался едва скрываемый голод. Он потерся животом о ее венерин холмик.

 — И куда я вписываюсь? — продолжал он.

 Горячая вода лилась на трио, затуманивая вместительную кабинку.

 — Куда пожелаешь, — шутливо ответила Нора. Его пенис уже затвердел. До чего же волнующе добиться такой реакции у столь привлекательного мужчины.

 Кайл энергично мыл ей спину, но длинный «петушок» терся о ложбинку между ягодицами. Нора, улыбнувшись, повернула голову.

 — Почти закончил, любовник? — нежно спросила она. Кайл, мрачно улыбаясь, кивнул. О, он точно готов затрахать ее до беспамятства, а она будет наслаждаться каждой секундой.

 — Все готово, Рыжая.

 — Хочешь поиграть? — лукаво поинтересовалась она.

 Мужчины широко заулыбались.

 — Сначала мне нужен массаж, Ролфи, — потребовала она.

 — Стол уже установлен, мадам.

 Мужчины вытерли Нору. Кайл заколол ее влажные волосы и помог лечь. Нора успела почти задремать, пока Ролф массировал ее спереди нежными, но сильными руками, под которыми ее упругие груди, казалось, еще больше затвердели. Но когда нижняя часть ладони нажала на поросший рыжими завитками холмик, она мгновенно проснулась. Его красивое лицо было совершенно бесстрастным, но она знала, что он сделал это намеренно. Сейчас он пальцем втирал масло в ее клитор, но едва она разгорячилась, велел ей перевернуться и стал массировать плечи, снимая напряжение. Жесткие ладони оглаживали спину и наконец добрались до ягодиц и стали мять ее упругую попку. Нора вынудила себя расслабиться, когда пальцы то и дело проникали между ягодицами.

 В комнате было тихо. Она не видела, как Ролф многозначительно кивнул Кайлу, но почувствовала, как ее ягодицы раздвигают и что-то осторожно трется об ее анус.

 — Что… — выдавила она.

 — Все в порядке, Нора. Мы просто показываем тебе кое-что новое, — успокоил Ролф. — Мы не сделаем ничего такого, что тебе не понравится, милая.

 Скользкий палец гладил местечко, которого сама она никогда не касалась. Все это лишь усиливало желание и посылало по телу озноб наслаждения. Когда Ролф осторожно подул туда, она вздрогнула и стала извиваться. Руки, раздвигавшие ягодицы, немедленно освободили ее, но палец остался, и Нора ничего не смогла с собой поделать: крепко стиснула его потаенными мускулами, хоть при этом виновато покраснела.

 — Думаю, кое-кто скоро будет готов принять в попку толстый, твердый «петушок».

 — Еще рано! — рассерженно бросил Кайл.

 Ролф, рассмеявшись, вынул палец и, подойдя к двойной раковине, стал мыть руки. И только потом возобновил массаж. Закончив с ногами, он слегка шлепнул Нору:

 — Готово, солнышко.

 — Давайте выпьем того чудесного вина, — попросила Нора, когда Ролф помог ей слезть со стола.

 Напряжение между мужчинами было почти ощутимым. Что за невероятный мир фантазий! Кайл ревнует к Ролфу. А тому явно нравится изводить Кайла. Ее самооценка повышается с каждой минутой. Хорошо бы так было и в другом мире! Ей нужно вступить в схватку с Джеффом и победить!

 Они вошли в спальню, и Кайл налил три бокала «Суит Скарлетт».

 — За Нору! — воскликнул он, поднимая бокал.

 — За Нору и новые сексуальные приключения! — кивнул Ролф.

 — За вас обоих, тех, кто доставил мне столько радости! — произнесла ответный тост Нора и одним глотком выпила полбокала. — Я хочу снова заняться любовью, пока не прозвенел будильник. Что же вы? Пейте!

 Но мужчины отставили бокалы и зажали ее между собой.

 — Слишком много вина — слишком маленький «петушок», — пояснил Ролф. Он стоял сзади, так что пенис упирался в расщелину между ягодицами. Ладони крепко сжимали ее груди, большие пальцы растирали чувствительные соски.

 Нора поняла, что пора поставить его на место. Ролф чересчур много возомнил о себе.

 Она отстранилась и взглянула в глаза Кайлу. Похоже, он тоже так считает.

 — По-моему, здесь командую я, Ролфи. Ты мой раб, не так ли? И твоя госпожа в настроении для небольшого куннилингуса. Интересно, твой язык так же искусен в нем, как в медовых речах?

 Ролф взял ее за руку и подвел к кровати.

 — Если моя госпожа ляжет, я сделаю все, чтобы угодить ей, — почтительно предложил он.

 Нора легла, раздвинула ноги и жестом подозвала Кайла.

 — А ты, раб, дай мне поиграть своим «петушком», чтобы не стало скучно.

 Она видела, что он уже почти возбужден. Значит, тоже нуждается в уроке. Слишком повелительно он с ней обращается.

 Ролф стал целовать ее «киску», а Кайл расположился над ней, стараясь не раздавить своей тяжестью. Не в силах сдержаться, она легонько провела ладонями по его мускулистым бедрам. Взяла пенис и осторожно на него подула. Пальцы другой руки щекотали яички.

 Кончик языка Ролфа коснулся ее клитора.

 Нора обхватила губами пенис Кайла, но не стала сосать. Просто проводила губами по всей длине. Несколько раз лизнула головку.

 Кайл содрогнулся. Его плоть продолжала твердеть, и Норе было все труднее сосредоточиться на том, что она делала, потому что Ролф продолжал лизать ее клитор. Она принялась сосать пенис Кайла.

 — Она готова, — неожиданно сказал Ролф.

 — Я тоже, — простонал Кайл. — Отпусти меня, Рыжая, если хочешь, чтобы тебя оттрахали.

 Она немедленно отпустила его, и мужчины поменялись местами: Кайл яростно вонзился в Нору, а Ролф, встав на колени за ее головой, подался вперед, чтобы втолкнуть свою плоть в ее губы. На этот раз они все кончили вместе, и когда клубок их тел расплелся, Нора довольно прижалась к Кайлу.

 — Как мило, — обронила она.

 — Лучше, чем «мило», госпожа, — возразил Ролф. — Пойду приму душ и удалюсь, если я вам больше не нужен сегодня.

 — Иди, — велела она. Потому что теперь хотела быть с Кайлом. Только с Кайлом.

 Она задремала.

 Разбудил ее резкий телефонный звонок. Сбитая с толку, Нора приподнялась и оглянулась. Телефон лежал на тумбочке.

 — Четыре часа, миссис Бакли, — деловито сообщила оператор. — «Ченнел» закрывается через полчаса.

 — Спасибо, — сонно ответила она и выключила телефон. — Кайл?

 — Я здесь, — откликнулся он, входя в спальню. — Иди под душ. Я сделал тебе капуччино.

 — Ты самый лучший! — воскликнула она и, спотыкаясь, побрела в ванную. Наскоро ополоснулась, смывая с кожи запах безумного секса, вытерлась и голая вернулась в спальню. К ее изумлению, Кайл накинул ей на плечи халатик и завязал пояс. — Голая я тебе больше не нравлюсь? — поддразнила она.

 — У нас мало времени, и я просто хочу насладиться твоим обществом, — пояснил он, вручая ей чашку с капуччино. — Когда ты вернешься ко мне, Нора?

 Она села. Он неожиданно опустился к ее ногам и положил голову ей на колени.

 — Вечером я не смогу. Сегодня суббота, и если я разрешу Джей-Джею ночевать у друзей два раза подряд, это будет выглядеть странно. А в понедельник ему нужно в школу, так что ночь воскресенья он тоже проведет дома. Наверное, только в понедельник.

 — Я буду скучать по тебе, — тихо признался он.

 — Наверное, я буду скучать еще больше, — ответила она.

 «Но он — всего лишь фантазия, а к фантазиям нельзя питать чувства», — напомнила она себе. Правда, к нему она испытывает нечто такое… Он ее создание. Ее идеальный мужчина. Идеальный любовник.

 — Давай проведем ночь понедельника вместе, — попросил он.

 — Хорошо, — согласилась она. — Никакого Ролфа и хорошенькой горничной.

 Кайл нежно смотрел на нее.

 — Я, кажется, влюбляюсь в тебя.

 Нора от неожиданности растерялась.

 — Но ты не можешь! Ведь в действительности тебя не существует!

 — Я существую для тебя, Нора, — напомнил он. — Я так же реален, как всякий другой.

 — Но не в моем мире реальности, — покачала головой Нора. — Ты моя фантазия, Кайл. Не более чем фантазия.

 — Я научу тебя снова любить, — пообещал Кайл.

 — Если сумеешь, это будет настоящим чудом, — с сожалением вздохнула Нора.

 — Я сделаю для тебя все на свете, Рыжая Разбойница, — прошептал Кайл, глядя в ее зеленовато-серые глаза.

 Она нежно улыбнулась, погладила его по щеке и почувствовала, как ускользает прочь. Черт! Какая жалость!

 Она снова очнулась на своем диване. Тяжко вздохнула, выключила телевизор. Еще один чудесный вечер в мире фантазии.

 Но все же на языке остался вкус капуччино, а в душе звучала мелодия осуществленного желания.

 
Вверх

Поделитесь ссылкой