Тайные наслаждения

Тайные наслаждения

Нора Бакли пожертвовала ради мужа всем, посвятив ему всю свою жизнь, а этот изменник бросил ее, увлекшись молоденькой красоткой! Как быть? Кто даст ей дельный совет? Только опытные подружки. А они считают, что Нора должна снова почувствовать себя женщиной и немедленно завести ни к чему не обязывающий роман с привлекательным мужчиной. Сплошные наслаждения и никаких проблем — чем плохо? И мужчина, который появляется в жизни Норы, с удовольствием воплощает в жизнь ее тайные фантазии…

Глава 5

 

 С того вечера, когда муж попросил ее о разводе, Нора ничего о нем не слышала. Его адвокат позвонил Рику и сказал, что все соберутся вместе после выпускного вечера Джей-Джея.

 — Не стоит портить парню радостный день, — добавил он.

 — Он уже испорчен, но по крайней мере за эти несколько дней Джефф может одуматься, — пояснил Рик. — Не может же он оставить ни с чем женщину, на которой был женат двадцать шесть лет.

 — Еще как может, — рассмеялся Крамер. — Созвонимся через две недели.

 Рик повесил трубку и покачал головой.

 — Чем расстроен? — спросил его партнер Джо Пьетро д'Анджело, заходя в офис Рика. — Сейчас угадаю. Развод Бакли?

 — Джо, необходимо что-то делать, Джефф и его адвокат не сдвинутся ни на дюйм. Что будет с Норой и ее детьми?

 — Чего хочет Крамер?

 — Ничего не будет обсуждать до выпускного вечера Джей-Джея.

 — Ясно, — кивнул Джо. — Надеются, что, если потянут время, ты откажешься от своих требований. Это игра, Рик. Они не отступят. Мы не отступим, Джеффу Бакли есть что терять. Гораздо больше, чем Норе.

 — Это еще почему?

 — Да пойми же, он разводится с прежней женой ради новой молодой любовницы. Они хотят свить уютное гнездышко. Он, очевидно, нашел таковое и поэтому хочет продать дом. Денег, отложенных на учебу детей, не хватает. Он хочет жить без долгов. Никаких кредитов. Последний, за дом в Энсли-Корт, выплачен пару лет назад. Если он продаст его, получит чистую прибыль, если не считать комиссионных агенту. И готов побиться об заклад, он попытается продать дом напрямую, без агента. Ни один судья не позволит ему обездолить жену и детей. Мы все изложим судье, и тот непременно решит, что Нора останется в доме, пока не будет достигнуто соглашение. Мы можем бесконечно тянуть это дело, и Рауль Крамер все понимает. Они захотят быстрее добиться соглашения, но мы не сдвинемся с места, пока Джефф не придет в себя.

 — Нора хочет дом.

 — Сомневаюсь, что мы сможем оставить его в ее единоличном владении, — покачал головой Джо. — Самое большее, что она получит, — половину стоимости дома, потому что ее отец дал деньги на задаток. И это предел. Крамер хочет доказать, что она ни цента не заплатила за дом. Мы же заявим, что она вложила в обустройство и ведение дома свой труд, поскольку все это время была идеальной женой. Нора никогда не была расточительна. Тифф утверждает, что она годами не покупала новой одежды. Иными словами, ее моральные качества помогли Джеффу накопить целое состояние, которое он теперь хочет потратить на новую молодую жену.

 — Ну, ты просто молодец! — ухмыльнулся Рик.

 — Я многому научился, когда работал в большом городе. В подобных ситуациях богачи боятся расстаться с каждой монетой. Что, по-твоему, станет делать Нора, когда все закончится?

 — Хочет пойти в колледж, научиться работать на компьютере, закончить какие-нибудь курсы и получить работу.

 — Нелегко в ее возрасте и при отсутствии всякого опыта, — заметил Джо. — Но если Нора постарается, у нее все получится. К чему у нее способности?

 — Не знаю. Но ты все верно сказал. Интересно, приедет ли Джефф на выпускной вечер? Морин дружит с Лили Грэм, девушкой Джей-Джея. Она сказала Карле, что Джей-Джей не желает видеть отца. Ужасно зол на Джеффа, особенно потому, что тот не желает платить за его учебу.

 — Да уж, — покачал головой Джо. — Хотя бы это мы обязаны сделать для Норы. Тифф говорила со мной об этом. Парень получил спортивную стипендию на обучение в университете. Почему бы нам не сложиться и не оплатить его проживание и питание? Это всего полторы тысячи на брата. Джей-Джей устроился на лето работать в питомнике и уже ищет работу в кампусе. Заработает себе на карманные деньги. Меня совесть замучает, если он потеряет стипендию только потому, что его отец — похотливый ублюдок.

 — Пусть девушки все организуют. Я поговорю с Карлом Улриком, а ты — с Сэмом Зелигманом, — предложил Рик. — Господи, надеюсь, что Джеффа на церемонии не будет.

 — Нужно его спросить, иначе Крамер скажет, что мы настраиваем сына против отца. Судьи не любят родителей, которые придерживаются тактики «разделяй и властвуй», — предупредил Джо.

 — Я посоветуюсь с Карлой. Но, зная Нору, она обязательно спросит его, потому что ее порядочность распространяется даже на Джеффа, — пообещал Рик.

 И конечно, Нора, пригласила мужа на церемонию вручения дипломов. Она едва не силой заставила Джей-Джея адресовать приглашение в отцовский офис, поскольку они понятия не имели, где он живет. Не получив ответа, Нора позвонила мужу за два дня до церемонии, но, если верить Кэрол, его преданной секретарше, он не пожелал говорить с женой.

 — Я только хотела знать, приедет ли он на церемонию выпуска, — пояснила Нора. — Мы прислали приглашение в офис. Может, оно не получено? Но церемония будет через два дня. В этот уик-энд.

 — О, приглашение он получил, миссис Бакли, — заверила Кэрол. — Я сама распечатала конверт и отдала ему. Подумать только, Джей-Джей уже заканчивает школу! Я стала работать у мистера Бакли как раз в то лето, когда Джей-Джей пошел в садик. Как быстро летит время! Уверена, что мистер Бакли приедет, несмотря ни на что.

 — Не хотелось бы ставить вас в неловкое положение, Кэрол, — рассмеялась Нора, — но удовлетворите мое любопытство. Достаточно простого «нет» или «да». Она работает в офисе?

 — Д-да, — пробормотала Кэрол после долгой паузы и, понизив голос, добавила: — Сожалею, миссис Бакли.

 — Спасибо. Передайте Джеффу, что я заходила и хотела бы точно знать, приедет ли он.

 — Обязательно, миссис Бакли. До свидания.

 — До свидания, Кэрол, — кивнула Нора.

 — Надеюсь, он не приедет, — процедила Джил Бакли, только сегодня вернувшаяся домой. — Джей-Джей не желает его видеть, а я впервые в жизни согласна с братом.

 — Он ваш отец, — спокойно напомнила Нора.

 — Он негодяй! — парировала Джил. — Отвратительно уже то, что он бросает тебя ради другой женщины, но пытаться отнять у тебя все и пустить по миру? Просто слов нет!

 — Это тактика ведения переговоров. Ничего больше. Ты сама узнаешь об этом на юридическом факультете. Ты записалась на летний курс?

 — Да. Если бы в моем колледже не требовалось сдавать чертов экзамен по гимнастике, я бы уже была свободна, — раздраженно проворчала Джил. — Хорошо еще работу официантки не потеряла!

 — Если бы ты занималась гимнастикой в первые два года, вместо того чтобы ждать до последней минуты, не пришлось бы заниматься ею в этом году и пропускать другие лекции, которые теперь нужно наверстывать, — пожала плечами Нора.

 — Ненавижу физкультуру. Я не спортсменка в отличие от Джей-Джея! — фыркнула Джил.

 — Тебе не обидно, что ты не присутствовала на церемонии выпуска? — спросила Нора.

 — Ничуть. Очень нужно зря тратить время. Я хочу поскорее уехать в университет и начать учебу. А следующим летом неплохо бы подумать об интернатуре.

 Нора покачала головой:

 — Истинная дочь своего отца.

 — Не говори так! — вскричала Джил. — Я ничуть на него не похожа! И не хочу быть на него похожей!

 — Милая, я всего лишь хотела сказать, что ты человек организованный и амбициозный, — утешила Нора.

 До чего неприятно видеть, как дети ненавидят отца! В конце концов, проблема касается только ее и Джеффа. Джил всегда обожала отца.

 — Когда он приедет, Джил, пожалуйста, будь повежливее. Не хочу, чтобы он отобрал внесенные за твою учебу деньги. Без него ты просто не сможешь поехать в Дьюк в этом году, а настроение у него, можно сказать, странное. Помни это.

 — Может, молоденькая шлюшка-подружка посадила его на наркотики? При наркомании бывают резкие смены настроения, — злобно прошипела Джил.

 — Джил! Я ничего не знаю об этой женщине! Зачем зря чернить человека? — упрекнула Нора.

 — Ma, ты же знаешь, она моложе тебя. Когда у мужчины достаточно денег и хорошая работа, единственное, чего остается желать, — горячего секса. Я изучала психологию. Вряд ли у вас с отцом был горячий секс. Если был вообще.

 — Довольно! — резко воскликнула Нора. — Твой отец потребовал развода. Я счастлива дать ему этот развод. Единственным поводом к разногласиям стали деньги. И давай сменим тему. Я больше ничего не желаю об этом слышать. Каждый из нас пойдет своей дорогой. Нам давно было пора это сделать.

 Сама Нора только и мечтала, что о разводе. Она не видела мужа несколько недель и, к собственному удивлению, вовсе не горевала. Мало того, буквально летала по дому. Ей не терпелось поскорее начать новую жизнь. Рик заверил ее, что обязательно добьется приличных алиментов. Объяснил, почему Джефф не имеет права немедленно продать дом. Но у него не хватило духу признаться, что в конце концов дом все равно будет продан. Но эту новость он сообщит позже, когда иного выхода не будет. Пока что с ее плеч свалилось тяжкое бремя. Кроме того, решилась финансовая проблема с колледжем Джей-Джея. Карла принесла Норе чек на шесть тысяч долларов, а когда та отказалась, спокойно объяснила, каким ударом для юноши будет потерять стипендию и что это подарок к окончанию школы от соседей по Энсли-Корт, с детьми которых рос Джей-Джей. Этого хватит, чтобы заплатить за проживание и питание.

 Нора расплакалась. Как она может лишить сына такого шанса?! И он обязательно напишет каждой семье благодарственные письма, или она его убьет!

 В утро церемонии Джей-Джей натянул ярко-зеленую мантию и четырехугольную шапочку-конфедератку. Цветами школы были зеленый и белый. Морин Джонсон была в белой мантии и шапочке, как и остальные девочки, заканчивавшие школу в этом году. Обе семьи встретились на газонах перед домом и сделали снимки. Марго Эдвардс специально прилетела из Южной Каролины на личном самолете своего друга Тейлора. Они прибыли утром и собирались вернуться почти сразу после церемонии.

 — Сегодня в клубе танцы, дорогая, — сообщила Марго дочери. — Знаешь, ты выглядишь гораздо лучше, чем много лет назад! Похудела и просто светишься. Если развод с Джеффом повлиял на тебя именно так, следовало бы избавиться от него раньше.

 — Спасибо, мамочка, — рассмеялась Нора.

 Интересно, что сказала бы мать, узнай она о «Ченнеле» и о том, что дочь занимается лучшим в ее жизни сексом с великолепным любовником.

 Поскольку Норе пришлось отдать машину дилерам, они втиснулись в два маленьких автомобильчика Джей-Джея и Джил.

 — Ты должна была сказать мне, дорогая, — мягко упрекнула Марго. — Нельзя обходиться без машины. Как ты будешь передвигаться?

 — Пока что беру машину Джей-Джея. Буду каждое утро отвозить его на работу, а вечером — забирать. Днем машина будет в моем распоряжении. Все равно в колледж в этом году он ее не заберет. С вечера пятницы до утра воскресенья, когда нужно ехать в церковь, машина будет в полном его распоряжении. Не так уж все и плохо, ма. Кроме того, страховку теперь оплачиваю я.

 — Джефф — настоящий монстр! — воскликнула Марго. — Вот видишь, Тейлор, еще одно подтверждение его нечистоплотности.

 — Ну, милая, не расстраивайся, — уговаривал Тейлор Брэдфорд. — Думаю, Нора сумеет постоять за себя, верно, девочка?

 — Конечно, — согласилась Нора, подмигнув ему.

 К тому моменту как машины остановились у школы, все весело смеялись. Джей-Джей и Морин побежали к одноклассникам. Нора с семьей направились к футбольному полю, где были расставлены стулья. День выдался солнечным, дул легкий ветерок: идеальная июньская погода.

 — Кто это? — неожиданно спросила Карла, когда на парковку зарулил новенький серый лимузин. — О, Иисусе, Нора! Это Джефф, и он привез с собой Дженнифер!

 — Поверить не могу такой наглости! — ахнула Марго.

 Нора подняла глаза. Вот и ответ на ее вопрос. Будущую миссис Бакли трудно назвать ослепительной красавицей, но она, несомненно, эффектна. Высокая. Стройная. Блондинка.

 Нора немедленно пожалела, что надела лилово-зеленое платье с цветочным рисунком. Хотя сидело оно совсем неплохо, все же это не тот наряд, в котором хочешь встретить свою преемницу. Платье выглядело обыденным. Дженнифер же была одета в светло-серый шелковый костюм с облегающим жакетом и туфли на невероятно высоких каблуках, словно украденных из гардеробной Кэрри, героини «Секса в большом городе». Светлые волосы были стянуты в аккуратный узел.

 — Немедленно уйдем отсюда! — прошипела Карла. — Я не желаю с ней знакомиться.

 — Согласна, — прошептала Нора. — Господи, я выгляжу такой толстой в этом платье, а у нее такой вид, словно она питается одним зеленым салатом.

 — И вовсе ты не выглядишь толстой! — бросилась Марго защищать дочь. — Ты прелестна!

 О Боже, прелестна?

 Нора не хотела выглядеть прелестной. Она хотела выглядеть сексуальной и неотразимой. Выглядеть так, как выглядела на «Ченнеле». О, Кайл! Они не виделись с тех пор, как Джил вернулась домой. Джил была настоящей совой, так что пока она дома, у Норы нет никаких шансов пробраться на «Ченнел». Но сейчас она хочет быть такой же, как с Кайлом. Хорошо бы, чтобы он сейчас оказался рядом! Вот был бы сюрприз для старины Джеффа!

 Они нашли свободный ряд и уселись. Зелигманы, Пьетро д'Анджело и Улрики уже их ждали. Мест всем хватит, даже Марго и Тейлору. Зато Джеффу и Дженнифер негде сесть. Какая жалость!

 — Только сейчас в большом лимузине прибыл Джефф со своей девицей, — негромко сообщила Карла остальным.

 — Какая наглость! — фыркнула Рина. — Просто невероятно!

 — Как по-вашему, они приедут в дом на праздник? — спросила Тиффани.

 — Сегодня его сын заканчивает школу, — прошептала Нора в ответ. — Уверена, что Джефф придет, и, пожалуйста, ради всего святого, никаких стычек, У меня и без того хватает неприятностей, а переговоры адвокатов начинаются в понедельник. Не стоит зря злить Джеффа.

 — Я не смогу разговаривать с ним, мама, — предупредила Джил. — Эта женщина ненамного старше меня. Какой позор!

 — Нет, Джил, позор — когда на тебе платье с цветочками, купленное семь лет назад, в то время как пассия твоего бывшего мужа смотрится так, словно сошла со страниц «Вог»! — раздраженно отрезала Нора. — Эта ситуация тебя не касается, ясно?

 — Молодец, девочка, — пробормотал Тейлор, гладя ее руку.

 Церемония началась. Обращение к родителям и гостям. Небольшая речь директора школы. Приветственная речь лучшего выпускника. Прощальная речь выпускников. Награды. Раздача дипломов. Заключительная часть, когда все академические шапочки летели в воздух под радостные вопли выпускников. И все закончилось.

 Джей-Джей пробился сквозь толпу к семье.

 — Я видел его, — бросил он матери.

 — Не груби. Помни, о чем мы с тобой говорили, — остерегла она.

 В этот момент к ним подошли Джефф и его спутница.

 — Поздравляю, сынок. Познакомься с моей приятельницей Хайди Миллар.

 К облегчению Норы, сын пожал руку девушки.

 — Спасибо, — коротко ответил он.

 — Нора, это Хайди Миллар.

 — Вы, разумеется, придете к нам, — процедила Нора. — Мы решили устроить маленький праздник, прежде чем Джей-Джей уйдет к друзьям.

 Она быстро отвернулась. Остальные последовали ее примеру.

 — Разумеется! — добродушно ответил Джефф.

 — Как ты могла пригласить его и эту… эту особу? — разбушевалась Джил, когда они уже сидели в машине.

 — У меня не было выхода, Джил. И веди себя прилично! — рявкнула Нора.

 — Бабушка! — взмолилась Джил.

 — Нет, Джил, твоя мать поступила абсолютно правильно. Твой отец разводится не с тобой, а с твоей мамой. Держи себя в руках. У нас с Тейлором есть еще час до отлета, и я хочу сохранить теплые воспоминания о последнем школьном дне моего внука.

 Джил сгорбилась и упрямо объявила:

 — Я поговорю с папой. Но не желаю иметь ничего общего с этой женщиной.

 Руки Норы судорожно сжимали руль. Если Джил закатит истерику, ее убить мало!

 Она прибавила скорости. Нужно добраться домой раньше Джеффа, а в зеркальце заднего обзора видно, как лимузин пытается вырулить с парковки.

 Рина и Джоанна уже были дома и выкладывали сандвичи на серебряные подносы. Тиффани украшала многослойный торт. Она одна умела это делать. Соседи приглашали ее каждый раз, когда требовалось украсить торт. Сегодня на верхнем слое уже выросло футбольное поле с воротами и фигуркой игрока, готовящегося забить гол. Тиффани как раз заканчивала надпись.

 «Поздравляем, Джей-Джей», — было выведено поперек поля.

 Стол на террасе уже был накрыт чудесной белой полотняной скатертью с кружевной оторочкой. Женщины принесли плотные бумажные тарелки с рисунками на школьные темы, такие же чашки и разложили серебряные приборы. В центре красовался торт, окруженный фарфоровыми блюдами с маленькими сандвичами. Из кухни вышли Тейлор и Марго с кувшинами лимонада, смешанного с охлажденным чаем. Норе понравилось, что Тейлор сразу вписался в их компанию, будто всегда был здесь своим. Ничего не скажешь, выбор Марго безошибочен, независимо от того, выйдет она за него или нет.

 Тут прибыли Джефф и Хайди. Джефф сразу повел себя как хозяин дома. Усадил спутницу у бассейна и поспешил к столу, принести ей прохладительного.

 — Где стаканы? — спросил он.

 — Мы пользуемся бумажными, — спокойно ответила Нора.

 — Ты знаешь, что я терпеть этого не могу! — раздраженно воскликнул Джефф. — Пойди принеси мне два стакана!

 — Ты не так давно покинул дом, чтобы забыть, где стоят стаканы, — сухо ответила Нора. — Если тебе так необходимо, пойди и принеси их сам. Дни моего рабства окончены. Пожалуйста, ради Джей-Джея постарайся быть полюбезнее.

 — Какой дьявол в тебя вселился?! — рявкнул он.

 Нора ослепительно улыбнулась.

 — Мне нужно позаботиться о гостях, Джефф! — бросила она, прежде чем отойти. Ее трясло от гнева. Как смеет он приводить свою девку в ее дом и вести себя так, словно все, включая Нору, должны немедленно пасть к его ногам и рабски исполнять любое желание!

 Праздник получился коротким, поскольку Джей-Джею страстно хотелось удрать к друзьям. Сегодня родители Морин устраивали большую вечеринку. Однако Нора знала, что такие же будут почти во всех домах выпускников, и даже сейчас кое-кто уже празднует. Поэтому Джей-Джею не терпелось ускользнуть. Но она заставила сына сделать символический надрез на торте. Остальное довершила Тиффани.

 — Мы с девочками уже уходим, — сообщил Джей-Джей.

 — Сначала пойди попрощайся с отцом, — посоветовала Нора.

 Джей-Джей неохотно подошел к бассейну.

 — Я ухожу, па.

 — Посиди минуту. Поговори с нами, — велел Джефф.

 — Меня ждут Мо и Лили.

 — Сядь! — резко бросил Джефф. — Ты ни слова не сказал Хайди.

 — А что я должен говорить? Ты бросаешь маму. Отнял у меня деньги на учебу. Может, поблагодарить тебя за это?

 — Хайди скоро будет твоей мачехой, — пояснил Джефф.

 — И что из этого?

 — Я хочу, чтобы ты лучше узнал ее и полюбил.

 — Послушай, па, я не желаю ее знать, тем более любить. Ясно? — взорвался парень. — Мне уже восемнадцать. И я не обязан приезжать к тебе каждый уикэнд, как некоторые мои друзья к своим родителям. Между нами все кончено. Ты дал мне жизнь — и почти ничего больше. Никогда не приезжал на мои игры, не уделял мне и пяти минут своего времени и всего пару раз бывал в горном доме. А вы, мэм, надеюсь, не собираетесь иметь от него детей? Он на редкость паршивый отец.

 Холодные серые глаза Хайди Миллар в упор смотрели на Джей-Джея.

 — Думаю, ты не имеешь права говорить подобным образом со своим отцом. Очевидно, ты представления не имеешь, как он талантлив. Какой он чудесный человек. Злишься, потому что он отказался платить за твою учебу? Почему он обязан платить за мальчишку, который его даже не уважает? Ты, твоя сестра и мать много лет жили плодами упорного труда и щедрости Джеффа. Вам давно пора самим позаботиться о себе.

 Джей-Джей встал:

 — Пока, па.

 Джефф тоже поднялся и протянул руку сыну. Тот взглянул на руку, засмеялся и отвернулся. Лицо Джеффа побагровело от злости.

 — Похоже, — прорычал он, — твоя мать много поработала, чтобы настроить тебя против меня! Но это ей мало поможет!

 Джей-Джей сжал кулаки и развернулся лицом к Джеффу. Именно в этот момент между ними встал Тейлор Брэдфорд. Обняв парня, он пробормотал:

 — Этот человек не стоит твоего гнева, сынок. Иди к своим хорошеньким девушкам. Они тебя ждут.

 Он подтолкнул Джей-Джея к стоявшим поодаль Лили и Мо и обернулся к Джеффу.

 — Боюсь, сэр, лимит гостеприимства для вас на сегодня уже исчерпан. Почему бы вам не взять юную леди и не вернуться в город?

 — Кто вы, черт возьми? — возмутился Джефф.

 — Тейлор Брэдфорд, из Брэдфорда, штат Южная Каролина, сэр. В ближайшее время намереваюсь стать мужем Марго. И, как патриарх этой семьи, приказываю вам удалиться.

 — Тейлор Брэдфорд? Владелец «Брэдфорд индастриз»? — спросила Хайди, и когда тот кивнул, приветливо заулыбалась. — Мы пытались получить ваш заказ для нашего агентства. «Бакли, Коутс и Уикем».

 — Вряд ли на это стоит рассчитывать, мисси, — холодно ответил Тейлор. — И водитель вас ждет.

 — Я еще не видел свою дочь, — заупрямился Джефф.

 — Попрощаетесь по пути к выходу, — улыбнулся Тейлор.

 Хайди встала:

 — Пойдем, Джефф. Уже поздно, и мне все надоело.

 Она взяла его под руку и попыталась увести. Но он направился к Норе, полный решимости настоять на своем.

 Нора сидела с Марго и Джил. И, заметив Джеффа, поднялась.

 — Уже уходите? — вежливо улыбнулась она.

 — Ты еще пожалеешь, Нора, о том, что настраиваешь сына против меня! — прорычал он. — Я не забуду этого, и уже в понедельник ты будешь раскаиваться в содеянном, злобная сука!

 Нора, не обратив внимания на оскорбление, удивленно вскинула брови:

 — Я никого не настраивала против тебя. Что случилось?

 — Он был груб со мной и с Хайди, — рассерженно пояснил Джефф.

 — Это было ужасно! Как он обращается с родным отцом? — вмешалась Хайди. — Наговорил ему гадостей! Неудивительно, что Джефф решил оказаться от него.

 — Мой брат — хороший парень! — немедленно вскинулась Джил. — Его ранили, и совершенно незаслуженно! И еще вините его за это?!

 — Он мерзкое отродье! — воскликнула Хайди.

 — Ты ненавидишь меня, Джилли? — неожиданно спросил отец.

 — Конечно, нет, папа, и Джей-Джей тоже. Я просто расстроена твоей несправедливостью по отношению к маме. Как она должна жить, если ты отказываешься платить ей алименты, пока все не уладится? И где она должна жить, если ты продашь наш дом?

 — Джил! — Нора предостерегающе положила руку на плечо дочери.

 — У твоей матери есть диплом колледжа. Пусть ищет работу, как все в наши дни, — отрезал Джефф, игнорируя вопрос о доме.

 — На твоем месте, Джил, я была бы поосторожнее, — предупредила Хайди. — Если бы твой отец не оплатил первый год твоего обучения в Дьюке, ты никуда бы не поехала. Но платит он в последний раз. Надеюсь, ты это понимаешь.

 — Вон отсюда! — громко приказала Нора. Слезы переполнили ее глаза и катились по щекам. — Убирайся, Джефф, и, пожалуйста, не приезжай больше. И забери с собой эту особу. Я хотела, чтобы ты приехал на праздник Джей-Джея. Ты его отец. Но ты ухитрился всем испортить этот день. Надеюсь, теперь ты доволен.

 — Ты стареешь, Нора, и все больше ожесточаешься, — жестко бросил он.

 — Джефф, ты хотел развода. Я немедленно согласилась. Но помни одно: я не позволю тебе отобрать у меня дом. Ясно? Ты никогда не получишь этот дом! Если хочешь начать сначала, значит, играй по правилам. Возьми ипотеку, как все молодые пары, — прошипела Нора. По щекам по-прежнему текли слезы.

 — Ты ничего не вырвешь у меня, сука! Ничего! Слышишь?! — завопил Джефф и отошел, волоча за собой Хайди.

 Нору снова затрясло; она рыдала и не могла остановиться. Тейлор сунул ей в руку бумажную чашку. Нора выпила и закашлялась.

 — Это виски! — охнула она.

 — Да. Прекрасно успокаивает нервы, детка.

 Нора невольно засмеялась и, взглянув на мать, объявила:

 — Если ты не выйдешь за него, мама, я предложу себя!

 Она решительно осушила чашку и действительно почувствовала себя лучше.

 — Никто не расходится, пока чертовы сандвичи не будут доедены!

 Напряжение мгновенно ослабло. Беседа возобновилась.

 Марго обняла дочь:

 — Тебе пришлось нелегко, детка. Но ты прекрасно держалась. Не думала, что доживу до того дня, когда ты восстанешь против Джеффа Бакли.

 — Многое изменилось, ма, — кивнула Нора.

 — Нам нужно уезжать, — напомнила Марго.

 — Знаю. Танцы в клубе. Мне нравится Тейлор. Не буду возражать, если ты выйдешь за него.

 — Посмотрим, — уклончиво ответила Марго.

 — Он очень богат, не так ли? Даже свой самолет есть.

 — И он сам им управляет, — похвасталась Марго, — хотя, учитывая его возраст, с нами летает второй пилот. И да, дорогая, он очень богат.

 — Вот это да! Ма, ты меня поражаешь! — улыбнулась Нора.

 — Спасибо, дорогая, — рассмеялась Марго, но, тут же став серьезной, добавила: — Никогда не думала, что ты так стойко вынесешь все несчастья. Я горжусь тобой, дочка, и, пока не встанешь на ноги, буду помогать.

 — Я обязательно все верну, ма.

 — Солнышко, ты так и так все унаследуешь, — отмахнулась Марго. — Тебе нужны деньги, и, откровенно говоря, мне доставляет немало удовольствия видеть, как ты усложняешь жизнь Джеффа.

 — Я хочу получить дом, ма. Все остальное меня не волнует. Только дом.

 — Уверена, Рик сделает все возможное, дорогая, — кивнула Марго.

 — Нам пора, солнышко, — окликнул Тейлор Брэдфорд. — Машина уже ждет, и Хэл готовит самолет. Ветер попутный, и мы в два счета будем дома, чтобы ты смогла переодеться перед танцами.

 Женщины встали, и Нора обняла Брэдфорда.

 — Спасибо, что привезли маму, Тейлор. Вы всегда желанный гость в этом доме.

 Привстав на носочки, она поцеловала его румяную щеку.

 — У меня два сына, девочка. Но я хотел бы иметь такую дочь, как ты. Даже сейчас, хотя прошло много лет.

 Он в ответ сердечно расцеловал ее.

 — До встречи, дорогая, — прошептала Марго, в свою очередь, целуя дочь. — Попроси Джей-Джея взглянуть на поздравительную открытку, которую я ему дала.

 Повернувшись, она поцеловала Джил.

 — Ты тоже прекрасно держалась, особенно учитывая обстоятельства. Бабушка тобой гордится.

 — Мне хотелось ударить его, — призналась Джил.

 — Мне тоже, — кивнула Марго.

 — Значит, мы обе повели себя как надо, — хмыкнула Джил.

 Гости наконец разошлись. Осталась только Карла, чтобы помочь Норе прибраться. Джил поднялась наверх и стала собирать вещи. Сегодня вечером ей предстояло лететь обратно.

 — Счастливица. Сегодня у тебя «Ченнел», — позавидовала Карла.

 — Не знаю, — засомневалась Нора. — Что, если Джей-Джей вернется? Что он может увидеть по эту сторону экрана?

 — Понятия не имею, — пожала плечами Карла. — Но Джей-Джея точно не будет дома до утра. Вечеринка у нас начинается в девять, а потом они собираются в горный дом, на долгий уик-энд. Без взрослых.

 Она многозначительно повела бровями.

 — Да, ведь я совсем забыла! — воскликнула Нора. — Ты права, возможно, я закажу сегодня «Ченнел». Пока Джил была дома, я не могла шагу лишнего сделать.

 — Позвони сейчас, — уговаривала Карла. — Я сама закончу уборку. Осталось только поставить в холодильник пирожные. Я завернула два сандвича для Джил. Поест в самолете.

 — Ты ангел! — воскликнула Нора, поднимая трубку.

 Джей-Джей забежал домой, чтобы переодеться к вечеринке. До этого он успел побывать на празднике у своей подружки Лили. Джил как раз выходила из дома. На улице уже ждало такси.

 — Пока, сестренка, — сказал Джей-Джей, обнимая ее. — Когда увидимся? До того, как я улечу?

 — Не раньше, чем на Рождество, малыш, — вздохнула Джил. — После экзаменов времени остается только собрать вещи и срочно ехать в Дьюк, где начинаются установочные лекции.

 — Где ты будешь жить? — спросил он, провожая ее к такси.

 — Вместе с еще двумя девушками. Мы сняли дом. Деньги у меня есть: отложила свое жалованье за эти месяцы и почти все, что присылал папа, — пояснила Джил. — Но больше не пришлет. Мисс Ледяные глаза заберет все остальное.

 Она наскоро чмокнула его в щеку.

 — Только не подведи нас, Джей-Джей. Поначалу постоянно хочется веселиться, веселиться, веселиться. Но первый год очень важен, не забывай этого. Я уже усвоила все на собственной шкуре. Кроме того, все соседи собрали деньги, чтобы ты смог учиться. Не хочешь же ты их разочаровать!

 Она села в такси и послала брату воздушный поцелуй.

 — Сплошные наставления, — проворчал Джей-Джей, входя в дом. — Ма! Я пришел!

 — Я наверху, — откликнулась Нора.

 Джей-Джей побежал по лестнице, перескакивая через ступеньки.

 — Я собрала тебе кое-какие вещи для пикника в горах, — сообщила она. — Почему бы тебе не положить их в машину Мо? Или ты поедешь с Лили?

 — С Лили, но Мо не будет возражать, если я заброшу рюкзак в ее багажник прямо сейчас. Тогда я ничего не забуду. Зубная щетка, бритва и так далее?

 — Именно, — кивнула Нора.

 Сын сел на кровать.

 — Ничего, что я оставляю тебя одну на этот уик-энд? Мы, возможно, не вернемся до понедельника.

 — Вообще-то мне не помешает немного покоя, — заверила Нора. — Я с удовольствием побуду в одиночестве, а через несколько недель ты все равно уедешь. И уедешь раньше, чем большинство твоих приятелей, потому что у тебя тренировки.

 — Ма, может, стоит отложить колледж на год? Пока вся эта история не утрясется?

 — Ты все равно ничем не поможешь, милый, и только зря потеряешь стипендию. А теперь прими душ, переоденься и не забудь рюкзак. Я положу его внизу, у двери.

 До чего же хороший у нее сын! И так о ней заботится! Ей нужно было бы сгорать от стыда за то, что она мысленно торопит его отъезд, но ей не стыдно. Она достаточно долго была идеальной женой и матерью. И теперь хочет стать женщиной, живущей в «Ченнеле». Мечтает, чтобы ее трахали всеми вообразимыми и невообразимыми способами Кайл, Ролф и любой, кого она пожелает. Чтобы ей лизали «киску». Чтобы сама она сосала «петушок», пока не обезумеет. И подобные мысли больше ее не шокировали.

 Благоухая мылом, шампунем и афтершейвом, Джей-Джей спустился вниз, поцеловал мать и подхватил с пола рюкзак.

 — Желаю хорошо провести уик-энд, ма, — улыбнулся он и шагнул к двери.

 — Тебе тоже, милый! — крикнула вслед Нора, наблюдая, как сын идет через газон, туда, где уже собиралась компания молодых людей. Махнув на прощание рукой, она закрыла дверь и задвинула засов. Проверила центральное отопление, установила термостат на двадцать градусов, вышла на кухню и сунула в микроволновку небольшой сандвич с сыром и ветчиной. Когда сандвич согрелся, она поела, запивая ужин смесью лимонада и чая со льдом, после чего вытерла стол и поставила посуду в машину. Вернулась наверх, приняла душ и надела чистую рубашку. И только потом спустилась в гостиную. Восьми еще не было. Что делать? Может, подождать часок? Нет, все двери и окна заперты. Никто ее не увидит.

 Часы пробили восемь, и Нора быстро нажала кнопки шесть и девять. Телевизор включился. Экран посветлел, и Нора крепко прижала ладонь к экрану.

 Наконец-то!

 Она облегченно вздохнула. Где Кайл?

 И тут она увидела записку на журнальном столике.

 

 «Не знал, когда ты вернешься. Нажми единицу, и я немедленно приду. Кайл».

 

 Нора схватила телефон и нажала единицу.

 — Ваше сообщение принято, — ответил механический голос. — Кайл скоро будет с вами.

 Нора отложила телефон, прошла в спальню и сбросила халатик, внезапно поняв, что он ей надоел. Поэтому она открыла дверцы шкафа и обнаружила стопки неглиже и пеньюаров из шелка, атласа и кружев. Что ей надеть: сиреневый шелк или светло-зеленый, с кружевами?

 Пока она размышляла, кто-то схватил ее сзади, завязал глаза и спутал запястья шелковым шнурком. Потом ее швырнули на постель, лицом вниз, и развели ноги. Она ощутила, как палец все глубже проникает между ягодицами. Нора тяжело дышала, стараясь не поддаться панике. Незнакомец пока что не сказал ни слова. Нора, не в силах совладать с собой, стиснула его мышцами ягодиц. Палец нажал на сверхчувствительную плоть. Нора взвизгнула. Но продолжения не последовало. Палец продолжал растирать анус, пока она не стала извиваться от нарастающего возбуждения. Насильник просунул руку под ее бедра и нашел клитор. Оба пальца гладили и терлись, нажимая на ее плоть, доводя почти до безумия.

 — Сделай это, черт возьми! — прошипела она наконец.

 Палец проник глубже.

 — Еще! — взмолилась она.

 Палец вошел до самого конца.

 — Да, — простонала Нора. Ее мышцы с силой стиснули палец, так что незнакомец смог вытащить его лишь с большим трудом, за что Нора получила легкий шлепок.

 — Не двигайся! — прорычал хриплый голос Кайла. — Если попытаешься ускользнуть, останешься нетраханной целый месяц!

 Она услышала, как он вышел в ванную, где включил воду. А когда вернулся, почувствовала запах мыла. Значит, он мыл руки.

 — А теперь, Нора, подними попку, — приказал он, подсовывая подушку под ее живот.

 Он снова встал сзади. Но к ее облегчению, вошел в лоно и неожиданно коснулся места, в существование которого она не верила. Легендарная G-точка! Медленно, медленно, очень медленно он терся о нее горячим пенисом. Невероятные ощущения накатывали на нее. Напряжение возросло до такой степени, что Нора, казалось, сейчас взорвется.

 Она пронзительно закричала. Кайл громко рассмеялся.

 — Нашел ее, верно? — похвастался он. — А теперь, беби, я намереваюсь иметь тебя, пока ты не станешь кончать, кончать и кончать! Знаешь, как я скучал по тебе?! Вот уже неделю, как у меня стоит и опускаться не хочет!

 Он снова нажал пенисом на чувствительное местечко, и Нора снова превратилась в сгусток похоти. Ни о чем подобном она до сих пор не подозревала.

 — Я не могла прийти, — оправдывалась она. — Дочь была дома, а она ложится чуть не на рассвете.

 — Не могла прийти? Ничего, беби, сейчас ты у меня попляшешь!

 Он с силой вонзился в нее.

 — О, пожалуйста, Кайл. Пожалуйста!.. — молила она. — Сделай это со мной, дорогой, сделай!

 Легчайшее движение пениса — и она действительно пропала. Оргазм следовал за оргазмом, пока она не ослабела окончательно. Наконец и он дал себе волю и на несколько секунд обмяк на Норе.

 — Развяжи меня, — попросила она, и Кайл тут же послушался.

 Нора сняла повязку с глаз.

 — Это было очень волнующе, — выдохнула она. — Может, как-нибудь поиграем в эту игру вместе с Ролфом?

 Он слабо улыбнулся:

 — Все, что пожелаешь, беби.

 — Я не знала, что хотела чего-то подобного, — призналась она.

 — У тебя был тяжелый день. Я думал, что это поможет тебе расслабиться.

 Нора положила голову ему на грудь.

 — И помогло, Кайл. Мне хотелось, чтобы ты проделал со мной все это.

 Она поцеловала его соски и стала лизать.

 — Откуда ты узнал, что у меня был тяжелый день?

 — Я всегда знаю, что с тобой происходит. Это моя работа, — пояснил он, обнимая ее.

 — И ты прекрасно ее выполняешь, дорогой.

 — Кстати, — вспомнил Кайл, — я говорил с мистером Николасом.

 — Мистером Николасом?

 — Это администратор «Ченнела». Он говорит, что ты можешь встретиться с ним, когда захочешь. И что ему не терпится с тобой познакомиться.

 — Правда?

 Она совершенно забыла о своей просьбе!

 — Разве ты не хочешь остаться в «Ченнеле», Нора? Уже передумала, дорогая?

 — Нет, но я еще не готова. Нужно проводить сына в колледж. Уладить дела с разводом. Я пока еще не могу отдыхать. Но с твоей стороны было очень великодушно вспомнить о моей просьбе.

 — Ты должна поскорее с ним увидеться, тем более что не знаешь, когда именно придется бежать от твоей реальности. А ведь тебе нужно знать, что должна делать в таком случае, не так ли? — мягко настаивал Кайл.

 — Ты, наверное, прав, — согласилась Нора. — Если придется срочно бежать, неплохо бы на такой случай иметь его одобрение. Нельзя ли договориться прямо сейчас?

 — Почему же нет?! — воскликнул он и потянулся к телефону. — Офис мистера Николаса, — сказал он в трубку. — Добрый вечер, сэр. Нора Бакли готова встретиться с вами. Да, конечно.

 Он отключил телефон и улыбнулся Норе.

 — Ну?! — взволнованно спросила она.

 — Меня просили перезвонить через несколько минут. Сейчас у его помощников перерыв. Без них он не может назначать встречи, потому что не знает своего распорядка. Странно, а я всегда считал, что столь важная персона владеет полным объемом информации. Вот что, Нора, иди в душ и смой с себя запах секса. А я пока выберу платье для тебя.

 Нора поднялась и вышла в ванную.

 — Что ты выбрал? — спросила она, вернувшись.

 — Вот. Просто и элегантно.

 Он поднял платье-саронг из темно-зеленого шелка, с глубоким треугольным вырезом и длинными узкими рукавами.

 — Прелестно! — воскликнула она. Прелестно, совсем в другом стиле, чем чертово цветастое платье, которое было на ней сегодня.

 — Но сначала это.

 Кайл аккуратно разложил платье на кровати и поднял зеленый кружевной пояс с подвязками. Застегнул пояс на бедрах Норы и велел сесть, а сам стал натягивать ей на ноги тончайшие чулки телесного цвета и пристегивать их подвязками.

 — И никакого лифчика. Твои сиськи для этого слишком хороши.

 — А трусики?

 — Ни за что, — решительно запротестовал Кайл. — Слишком долго их стягивать, когда вернешься. Не знаю, как дождусь тебя. Парнишки нет дома, и впереди у нас целая ночь.

 Он помог ей надеть платье и застегнул молнию, после чего опустился на колени и надел на ее узкие ступни черные босоножки на высоких каблуках. Встал, отступил на шаг и присвистнул. Быстро сдвинул зеркальные дверцы шкафа и спросил:

 — Ну, что думаешь?

 Нора взглянула на свое отражение. Просто потрясающе! Куда эффектнее, чем Хайди Миллар, а здесь, в «Ченнеле», она, возможно, была ровесницей Хайди.

 — Дай мне щетку. Нужно что-то сделать с волосами, — попросила она. — Пожалуй, подниму их повыше.

 — Нет, оставь распущенными, — не согласился он.

 — И буду выглядеть потаскушкой из фильма сороковых, — заспорила она.

 — Надеюсь, мы достигнем компромисса, — решил он, расчесывая ее длинные волосы цвета червонного золота. Нашел большую заколку из черепахового панциря, собрал волосы в одну толстую прядь и сколол на затылке. — Элегантно… и соответствует фасону платья. В нем ты не выглядишь школьной училкой.

 — Вряд ли школьные училки носят такие платья, причем без нижнего белья, — резонно заметила Нора.

 Кайл взял с туалетного столика флакончик, открыл и провел пробкой между ее грудями. Он едва успел поставить флакончик, как зазвонил телефон.

 — Пентхаус миссис Бакли, — сказал Кайл в трубку. — Да. Конечно. Я сейчас же ее пришлю. Спасибо, Маргарет.

 Положив трубку, он повернулся к Норе.

 — Мистер Николас увидится с тобой прямо сейчас.

 — А ты пойдешь со мной? — пробормотала она, неожиданно разнервничавшись. До этой минуты она покидала квартиру, только когда хотела вернуться в реальность.

 — Меня не приглашали. Не волнуйся, Нора, все будет хорошо. И я стану ждать тебя. Помни, нам еще останется часа два.

 Он подхватил ее под руку и повел к двойным массивным бронзовым дверям. За ними оказался лифт. На нем в квартиру поднимался Ролф. Кайл нажал кнопку, и двери бесшумно раздвинулись.

 Кабина лифта была из отполированного орехового дерева. На стене висело зеркало, под которым стояла маленькая скамья, обитая красной кожей. К потолку была прикреплена небольшая хрустальная люстра. Кайл проводил Нору в кабину, сам вышел, и снова нажал кнопку. Она не ощутила никакого движения, хотя понимала, что лифт идет вниз. На какой-то момент ей стало душно, словно начинался приступ клаустрофобии, но она тут же глубоко вздохнула, стараясь успокоиться и твердя себе, что это всего лишь приключение и ей очень хочется узнать, что будет дальше.

 Лифт внезапно остановился. Двери открылись. Нора уставилась на то, что было перед ней.

 
Вверх

Поделитесь ссылкой