Тайные наслаждения

Тайные наслаждения

Нора Бакли пожертвовала ради мужа всем, посвятив ему всю свою жизнь, а этот изменник бросил ее, увлекшись молоденькой красоткой! Как быть? Кто даст ей дельный совет? Только опытные подружки. А они считают, что Нора должна снова почувствовать себя женщиной и немедленно завести ни к чему не обязывающий роман с привлекательным мужчиной. Сплошные наслаждения и никаких проблем — чем плохо? И мужчина, который появляется в жизни Норы, с удовольствием воплощает в жизнь ее тайные фантазии…

Глава 4

 

 — Итак, насколько все плохо? — поинтересовалась Рина Зелигман, входя на кухню. Она принесла сандвичи с куриным салатом на зерновом хлебе, только сегодня утром купленном в бакалейном магазине «Трейдерз Джо». Поставив тарелку на стол, она сняла пищевую пленку: — Тифф, где чай со льдом?

 — Прямо у тебя за спиной, — сообщила Тиффани, плюхнув на кухонный стол кувшин и стопку одноразовых чашек.

 — Еще хуже, чем мы предсказывали! — мрачно объявила Карла.

 Сегодня она отвезла Нору в офис своего мужа и подождала конца первой беседы с Риком.

 — Абсолютно все записано на имя сукина сына! Все! Он даже пытался сегодня утром закрыть маленький счет Норы, где лежали деньга на домашние расходы, но Рик этого не допустил.

 — Откуда он узнал? — поразилась Джоанна Улрик. — Это даже лучше, чем «Центральный госпиталь»[9].

 — Ну, — слегка важничая, объяснила Карла, — приехав к себе в офис, Рик нашел огромную кипу бумаг, присланных по факсу городским адвокатом Джеффа. Там был указан только один банковский счет, тот, который открыт в «Нэшнл бэнк» Эгрет-Пойнта. И отмечен как закрытый. Рик немедленно позвонил в банк, Полу Уильямсу. Пол сказал, что требование закрыть счет поступило сегодня утром. Рик объяснил ситуацию и велел Полу не спешить, пока он не созвонится с другим адвокатом. Добавил, что этот счет единственный, который имеет Нора. Пообещал проверить, кто подписывал чеки, хотя уверен, что это была Нора и что с этого счета оплачивались только расходы на хозяйство и ее личные, пусть даже счет был совместным. Пол согласился подождать его звонка.

 — Ну вот, теперь, ко времени закрытия банка, новость разнесется по всему городу, — сухо заметила Рина.

 — Как ты догадалась? — спросила Нора.

 — Мэй Тейлор. Секретарь Пола. Она всегда подслушивает его телефонные разговоры. Самая большая сплетница в городе, и все это знают.

 — Но почему же он ее держит? — удивилась Джоанна.

 — Унаследовал ее от тестя, Лью Бернсайда, — пояснила Рина. — Лью основал банк Эгрет-Пойнта, а Пол женился на его дочери. Когда он ушел на покой и его место занял Пол, Лью настоял на том, чтобы Мэй осталась, потому что, как он утверждал, она не достигла пенсионного возраста. Но на самом деле он желал по-прежнему знать все, что происходит в банке. И прежде чем ты пристанешь ко мне с очередным вопросом, скажу, что Сэм играет с ним в гольф дважды в неделю. Может, наконец рассядемся? Ужасно хочу есть.

 Она взяла сандвич и принялась энергично жевать.

 Джоанна налила всем чая со льдом, и подруги дружно уставились на Карлу.

 — Рик перезвонил адвокату Джеффа и заявил, что этот счет не может быть у его клиента единственным, потому что деньги с него идут на домашнее хозяйство, а сам Джефф никогда им не пользовался, хотя ежемесячно делал вклады. Рик сказал, что адвокат Джеффа очень удивился, услышав это, и пообещал немедленно перезвонить.

 — И перезвонил? — не выдержала Тиффани.

 — Да. Минут через десять, — широко улыбнулась Карла. — Заверил Рика, что это ошибка и он немедленно отправит Полу Уильямсу факс с просьбой не закрывать счет. Рик потребовал, чтобы счет перевели на имя Норы.

 — И он согласился? — спросила Тиффани.

 — О да, сразу же. Но заявил при этом, что Джефф не обязан класть деньги на счет до начала слушаний.

 — Ублюдок! — выругалась Рина. — Значит, будет играть грязно!

 — Именно, — согласилась Карла.

 — Но дела обстоят еще хуже, — вздохнула Нора. — Детские деньги на колледж испарились. Этих счетов также не было в списке, переданном Рику. Джефф открыл инвестиционные счета, когда родились дети. Он так гордился, что откладывает деньги на их образование! Говорил, что это доказывает его предусмотрительность. Сами знаете, как менялся рынок после восемьдесят седьмого года. Джефф — прекрасный финансист. Каждое Рождество он показывал нам банковские отчеты. Говорил, что не желает, чтобы они с юности вешали на себя долги. Что то же самое сделал для него отец и он последует его примеру. Поэтому Джил и решила идти на юридический факультет. На каждом счете денег было более чем достаточно, но теперь их нет.

 — Уверена? — уточнила Рина.

 — Мы звонили Джил в университет. Я не собиралась говорить ей о разводе по телефону, но при таких обстоятельствах ничего не могла поделать. Она сказала, что отец примерно полгода назад приехал и попросил подписать какие-то бумаги. Когда она спросила, что это такое, он объяснил, что дело касается налогообложения и, поскольку речь идет о ее счете, а она уже совершеннолетняя, придется подписать бумаги, потому что сам он не имеет на это права. У нее не было причин не доверять отцу.

 — Нора еще не успела поговорить с Джей-Джеем, но Рик думает, что Джефф и с ним проделал подобную штуку, — добавила Карла.

 — Боже мой, — тихо прошептала Рина. — Значит, он задумал это не вчера… Нора, что собирается делать Рик?

 — Пока что он пытается доказать, что будет лучше всего для Норы и ребятишек, — ответила за нее Карла. — Рик не хочет ошибиться. Тот адвокат, которого нанял Джефф, — весьма известная личность. Специалист по бракоразводным процессам.

 — Придется все рассказать маме, — вздохнула Нора. — Па оставил ей все деньги, так что она неплохо обеспечена. Думаю, она согласится помочь, пока дело не уладится. Конечно, я все ей верну. Боюсь, она не обрадуется такому бесцеремонному вторжению в ее жизнь.

 — Где она живет? — поинтересовалась Рина.

 — В одном из этих чистеньких, ухоженных элегантных пансионатов для престарелых на побережье штата Каролина. Они с отцом перебрались туда незадолго до его смерти. Он хотел, чтобы о матери позаботились, когда его не будет. Мы с ребятишками навещали ее дважды в год. Она никогда не любила Джеффа. Будет удивлена, но не особенно расстроена его уходом.

 Марго Эдвардс, мать Норы, действительно удивилась. Но не самому факту развода.

 — Я думала, что он сделает это десять лет назад, — усмехнулась она.

 — Но почему? — вскинулась Нора.

 — Если не считать иллюзии брака, делавшего его респектабельным в глазах окружающих, было очевидно, что он больше не любит тебя. Неужели ты не понимала, что происходит? Конечно, я никогда не рассказывала твоему отцу об изменах Джеффа. Ему вовсе не нужно было этого знать. Другое дело, если бы Джефф развелся с тобой при жизни папы. Тогда я обязательно открыла бы ему глаза.

 — Поражаюсь, как это ты что-то утаила от папы. Он всегда был главой дома! — воскликнула Нора.

 Марго рассмеялась.

 — Поверь, я много чего не обсуждала с твоим отцом. Он только воображал, что командует в доме, дорогая. Умная женщина всегда позволит мужчине верить подобным деталям и хорошенько подумает, прежде чем затеять скандал на эту тему. Хорошо еще, что дом записан на твое имя. Ипотека выплачена?

 Последовала долгая пауза. Нора пыталась заговорить, но не смогла.

 — Дом не на мое имя, — выдавила она наконец. — На мое имя ничего не записано.

 — Господи милостивый! — ахнула Марго. — Лживый сукин сын! Когда вы купили дом, Джефф внес всего десять процентов задатка. Твой отец дал ему еще десять, чтобы пришлось меньше выплачивать по закладной, при условии что дом будет куплен на твое имя. Это я подсказала отцу эту мысль. Чтобы обезопасить тебя. И я была свидетельницей, когда муж принес деньги Джеффу. Тот согласился, что сделает это в обмен на дополнительные десять процентов. Уверена, что дом на его имя?

 — Абсолютно. Но все долги выплачены.

 — Сколько денег у тебя в банке?

 — Сейчас конец месяца. Наверное, не более пятидесяти долларов.

 — Нет, солнышко, не на домашние расходы. Твои другие счета. Кредитные карты. Ну, ты понимаешь.

 — Нет у меня никаких других счетов. И кредитных карт тоже нет. Джефф ежемесячно кладет в банк деньги. А я оплачиваю все расходы.

 — Но почему? — неожиданно жестко спросила Марго.

 — Так откуда мне взять деньги? — беспомощно спросила Нора.

 — Обычно я утаивала некоторые суммы, которые выдавал на хозяйство муж. Почему же не ты? Не думала я, что ты настолько глупа. Женщина должна думать о себе.

 — Ма, Джефф дает мне ровно столько, чтобы я смогла оплачивать счета за продукты, электричество и газ. Если в этом месяце уходило хотя бы на пять процентов больше, чем в прошлый, мне приходилось показывать ему счета и обосновывать каждый цент. Мне позволено иметь одну кредитную карту, но прежде чем ее использовать, я должна известить Джеффа, что именно покупаю и почему. Он всегда очень строго следит за расходами, хотя не жалел денег на то, чтобы у нас было все. До сих пор у меня не было причин жаловаться. Я думала, что люди женятся один раз и живут, пока смерть их не разлучит. Так было у дедушки и бабушки. У тебя и папы. У родителей Джеффа.

 — Почему ты не говорила мне всего этого раньше? Почему не объяснила, что твой муж стремится держать все в своих руках? Это граничит с издевательствами и унижением, дорогая, а ты молча со всем смирялась. Не понимаю! — раздраженно воскликнула Марго.

 — Я всего лишь подражала тебе, мама. Джефф всегда твердил, что ты подаешь мне превосходный пример и что именно такой должна быть идеальная жена.

 — Господи, вот уж не предполагала, что ты так глупа! Слушай меня, Нора, хотя, откровенно говоря, теперь уже слишком поздно тебе что-то объяснять. Но я объясню. Твоего отца растили его родители, которые сами росли в викторианскую эпоху. Он считал, что жена должна быть послушной, покорной и во всем повиноваться мужу. Именно такую жену он хотел иметь, а я горячо любила твоего отца. Поэтому и стала такой женой, на взгляд окружающих. Но никогда не была ею. Твой отец в отличие от Джеффа никогда не контролировал каждый мой шаг. Если я считала, что он делал что-то не то, уговаривала его отступить. Сама знаешь, он вечно стремился вложить деньги в какие-то безумные предприятия и был уверен, что разбогатеет. Но я убеждала его не предпринимать поспешных шагов, и он всегда соглашался, хотя был уверен, что сам пришел к этому решению. А когда все эти предприятия лопались, как мыльные пузыри, он ужасно хвастался своим даром предвидения. Неужели не помнишь?

 — Помню, — медленно протянула Нора. — Но Джефф совсем другой. Отец был добрый, порядочный человек. Джефф упрям и всегда стремится сделать все по-своему. Когда-то я тоже горячо его любила.

 — А мне он никогда не нравился, — фыркнула Марго, — но ты сама это знаешь. Не так ли?

 — Да.

 — Я всегда чувствовала в нем что-то подлое. Но видела, что никакие мои слова не помогут тебя переубедить, а папа считал, что он самый подходящий для тебя муж. Я пыталась спорить с ним насчет условий вашей помолвки, но единственный раз проиграла. Мне очень жаль, дорогая.

 — О, ма, разве не ты сама говорила, что мне в жизни ничего не дается легко? — усмехнулась Нора.

 — Вопрос в том, — деловито сказала Марго, — что нам теперь делать? У тебя есть адвокат?

 — Рик, муж Карлы. Джефф нанял какого-то дорогого бракоразводного адвоката.

 — Кого? — немедленно насторожилась Марго.

 — По-моему, его зовут Рауль Крамер.

 — Да, на себя Джефф денег не жалеет, — сухо заметила Марго.

 Ничего не скажешь, хорошего тут мало. Рауль Крамер имел славу беспощадного адвоката по бракоразводным делам, неизменно добивавшегося всего, что требовали клиенты. Он человек жестокий и сделает котлету из славного Рика Джонсона. Но пока что нет смысла пугать Нору.

 — Попроси Рика позвонить мне завтра, дорогая, и я пошлю ему задаток. Понимаю, что он готов работать бесплатно, пока все не уладится. Но в этом нет нужды. Дай мне номер твоего банковского счета. Я немедленно переведу тебе десять тысяч долларов. И если потребуется больше до предварительных слушаний, немедленно позвони мне.

 — Мама…

 Голос Норы сорвался.

 — О, заткнись! — нетерпеливо воскликнула Марго. — А сейчас, дорогая, мне нужно бежать. Один очень симпатичный джентльмен ждет меня, чтобы сыграть партию в теннис.

 — У тебя появился бойфренд?

 Нора никогда прежде не слышала, чтобы ее мать упоминала о другом мужчине.

 — Я еще не решила, дорогая. Но одно знаю точно: хоть мне очень нравится секс, я просто не собираюсь еще раз выходить замуж и укрощать очередного мужчину.

 Нора потрясенно ахнула, а Марго рассмеялась:

 — Нора, пусть мне за семьдесят, но я по-прежнему не прочь перепихнуться раз-другой. А теперь мне действительно нужно бежать, дорогая. Тейлор уже топает ногами от нетерпения.

 Нора положила трубку. За один телефонный разговор она узнала о матери больше, чем за всю предыдущую жизнь. Теперь она видела брак родителей в новом свете. Но несмотря на все сегодняшние откровения, Марго ни разу не сказала, что была несчастна с мужем. Да и Нора никогда не видела, чтобы родители ссорились. Какой же она была идиоткой! Джефф прав, она тупая кретинка, а теперь пожинает плоды своей тупости.

 Нора встала, вышла из дома и побрела через газон к дому Джонсонов. Уже начало шестого, значит, Рик успел вернуться домой.

 — Это я! — крикнула она, входя в кухню.

 — Мы в гостиной, — откликнулась Карла.

 Нора вошла в гостиную и взяла протянутый Карлой стакан с вином.

 — Я только что говорила с мамой, — сказала она. — Сейчас дам тебе номер ее телефона, Рик. Она хотела послать тебе задаток. Говорит, что ты, конечно, хороший парень, но и хорошим парням нужны деньги. Можешь говорить ей все, что захочешь. Сегодня я обнаружила такое, о чем даже не подозревала.

 — Что же именно? — с любопытством спросила Карла.

 — Моя мать — крутая дама, — хмыкнула Нора. — Под конец разговора она объявила, что убегает играть в теннис с мужчиной. И что не прочь время от времени перепихнуться раз-другой.

 Карла взвизгнула от смеха, и даже Рик ухмыльнулся.

 — Вот это да! Скажи мне моя мать нечто подобное, я, наверное, умерла бы! — объявила Карла.

 — Как видишь, я жива. Хотя никогда не думала услышать такое от ма. Кстати, она собирается перевести мне деньги. Ужасно не хотелось ни о чем ее просить, но больше не к кому было обратиться.

 — Джефф перевел счет на твое имя. Теперь можешь не волноваться: твои деньги будут в безопасности, — спокойно заметил Рик. — Должен сказать, что не слишком высокого мнения о парне, который пытается оставить нищими жену и детей.

 — Мама говорит, что отец дал десять процентов задатка за наш дом, чтобы мы смогли заплатить сразу двадцать, но на том условии, что дом будет куплен на мое имя.

 — И есть документы? — вскинулся Рик.

 — Нужно спросить у матери, но подозреваю, что нет. Папа был очень доверчив. Полагаю, я унаследовала от него это качество.

 Нора допила вино и встала.

 — Пора домой. Мы с Джей-Джеем ужинаем вместе, прежде чем он отправится в кино.

 После ее ухода Рик взглянул на жену:

 — Это не просто тяжелый развод. Это грязный развод. Джефф желает выставить дом на продажу до начала занятий в школе. Похоже, он вместе с новой женой решил купить квартиру в кондоминиуме, причем выложить всю сумму сразу. Полагаю, туда же ушли и деньги на образование его детей. Только не говори Норе. Ей понадобится много сил, а для этого необходимо спокойствие. Когда Рауль Крамер потянет в суд такую женщину, как она, наверняка назовет ее охотницей за деньгами, которая много лет сосала кровь из честного, работающего с утра до вечера мужа. Судьи терпеть не могут подобных особ.

 — Но ведь Нора вовсе не такая! — возразила Карла.

 — Крамер сделает все, чтобы представить ее именно в этом свете. Я же сделаю ее жертвой мужа, который бросил преданную и верную жену ради другой женщины. Самое забавное во всей этой истории, что Нора вовсе не требует слишком многого. Только дом, деньги на образование детей и алименты, чтобы она могла продержаться, пока не устроится на работу. Бьюсь об заклад, она очень экономно ведет хозяйство.

 — Рик, милый, ты должен добиться, чтобы она получила все, что просит, — взмолилась Карла.

 — Не знаю, крошка. Джефф все очень тщательно спланировал, а Рауль Крамер — лучший в своей области. Я всего лишь провинциальный адвокат. Мы с ним в разных лигах.

 — Ты это сделаешь! — уверенно воскликнула Карла. — Пусть ты не слишком большая шишка, зато настоящий борец, милый. Нора в хороших руках, пока за ней стоишь ты.

 — Я попытаюсь, — пробормотал он. Господи! Слепая вера Карлы в мужа только затрудняет дело.

 Рику даже думать было неприятно о том, что завтра придется звонить Крамеру. В списке его клиентов были исключительно богатые и знаменитые. Они обожали Крамера, имевшего репутацию питона, живьем заглатывавшего своих оппонентов. Бедняжка Нора! Кроме верности и хорошей репутации, других доводов в свою пользу у нее не было. Как может Джефф Бакли быть таким подлецом? Пусть Рик до разговора с Крамером не знает, в каком направлении действовать, все же он из кожи вон вылезет, чтобы с Норой обошлись по справедливости.

 На следующий день он позвонил Норе.

 — Эй, подружка. Это Рик. Сделай мне сандвич. Я еду к тебе. Нужно поговорить.

 — Индейка или ветчина? — спросила она.

 — Индейка.

 — Во сколько?

 — Где-то около половины первого.

 Нора раздраженно поморщилась. Она не могла попасть на «Ченнел» с ночи пятницы, потому что Джей-Джей по вечерам сидел дома, готовясь к выпускным экзаменам. Она тосковала по Кайлу. Тосковала по грубому животному сексу, которым наслаждалась те две ночи, которые провела с ним. Впервые в своей взрослой жизни она чувствовала, что действительно небезразлична кому-то, и хотела снова быть с Кайлом. Будь в ее спальне телевизор… но Джефф слышать об этом не желал. Интересно, сколько стоит провести еще один кабель? Впрочем, Джефф почти ушел из ее жизни. Остались одни формальности.

 Рик приехал точно в половине первого.

 — Карлы нет дома, — сообщил он, входя в кухню и садясь. — Я это знал. Не хотел, чтобы она вмешивалась в наш разговор, а она непременно вмешается.

 — Рассказывай, — тихо сказала Нора, ставя перед ним сандвич, а перед собой — обезжиренный йогурт.

 — Он хочет срочно продавать дом и покупать квартиру в кондоминиуме, — сообщил Рик.

 — Пусть берет кредит! — отрезала Нора, хотя ее сердце тревожно заколотилось. Если он отберет дом, куда она пойдет? И куда будут приезжать дети на каникулы?

 — Срок аренды твоей машины закончился, и Джефф не собирается ее возобновлять. Если хочешь, покупай машину у дилера за восемь тысяч семьсот долларов, — продолжал Рик, отказываясь встречаться с ней глазами. — Кроме того, он аннулировал страховку на машины детей.

 Сандвич почему-то имел вкус опилок. Он поспешно глотнул чая со льдом.

 — Что еще?

 Ее голос, казалось, доносился издалека.

 — Он заплатил за первый год обучения Джил, но говорит, что это все. Ей придется брать студенческий кредит на следующие два года. И он не собирается платить за колледж Джей-Джея. Утверждает, что сыну уже восемнадцать и отец ничем ему не обязан, — выдавил Рик.

 — И?.. — бесстрастно спросила Нора.

 — Никаких алиментов.

 — Что же мне теперь делать, Рик?

 — Джефф сказал, что у тебя есть степень, значит, сможешь найти работу.

 — Как насчет тех восьми тысяч, которые дал мой папа на дом? Он сказал моему отцу, что купил дом на мое имя.

 — Адвокат Джеффа заявляет, что доказательств нет и что деньга были подарком Джеффу. Если твоя мать не поможет нам доказать обратное, надежды никакой. Но послушай, Нора, игра только начинается. Мы попробуем выторговать тебе и детям все, что ты просишь. Твоя мать может купить тебе машину?

 — Это слишком большие расходы. Она уже дала мне десять тысяч, чтобы перебиться. И посылает тебе чек. Ты говорил с ней?

 Рик кивнул:

 — Да. И ты права. Потрясающая женщина.

 — Мы можем превратить машину Джей-Джея в семейную. Он, конечно, расстроится, но я уже сказала, что ее нельзя брать в университет, во всяком случае, в первый год. Но в какую сумму обойдется страховка?

 — Мы все устроим, — заверил Рик. — Переведем машину на твое имя. Это выйдет дешевле. Джил работает, чтобы иметь карманные деньги. Так что с ней все в порядке. Джей-Джей уже нашел работу на лето?

 — Да. В питомнике Хэндлмана, — пояснила Нора. — Он ведь работает по уик-эндам. Но сейчас уже слишком поздно просить для него студенческой субсидии на этот год.

 Как смеет Джефф поступать так с собственным сыном только потому, что ему приспичило купить квартиру для своей любовницы?!

 — Рик, что мне делать насчет колледжа Джей-Джея? Стипендия позволит платить за обучение. Но нужно на что-то жить и платить за комнату.

 — Мы что-нибудь придумаем. Жителям штата проживание обходится недорого. Самая большая проблема — это дом. Нельзя, чтобы он выгнал тебя на улицу! Завтра же я поеду в суд и добьюсь запрета на продажу. Конечно, адвокат Джеффа может потребовать отмены, но мы потянем время и как-нибудь доживем до осени. А потом мы либо что-то придумаем, либо Джефф опомнится.

 — На это не рассчитывай, — мрачно бросила Нора. — Когда Джефф чего-то хочет, перевернет небо и землю, чтобы добиться цели. Ты его не знаешь.

 — Что же, нам придется перевернуть небо и землю, чтобы держать его в узде, — решил Рик.

 Нора невесело усмехнулась:

 — Вот уж не знала, что по соседству живет рыцарь в сверкающих доспехах.

 — Второсортный рыцарь, дорогая, который бросил вызов первосортному. Но я не позволю Джеффу оставить тебя нищей и бездомной. И спасибо за ленч.

 — Но ты съел только половину сандвича, — упрекнула она.

 — Я не голоден и жажду исключительно победы над Джеффом Бакли, — объявил Рик, направляясь к двери.

 Через несколько минут Норе позвонила дочь.

 — Ма, как ты? — встревоженно спросила она. — Должно быть, для тебя это ужасное потрясение.

 — Ничего хорошего, детка, но Рик сделает все, что может, — пообещала Нора.

 — Жаль, что у нас нет денег на адвоката получше, — вздохнула Джил. — Бедный дядя Рик, нелегко ему придется.

 — К сожалению, ничего дороже я не могу себе позволить. Вернее, не я, а бабушка. Она послала ему задаток. Отец оплатил тебе первый год обучения в Университете Дьюка, но дальше тебе придется взять студенческий кредит. Отец отказывается платить. И я не знаю, где взять денег для Джей-Джея.

 — Он и Джей-Джею не дал денег? Ма, как это несправедливо! Почему?

 — Думаю, он забрал ваши деньги, чтобы купить квартиру в городе. Да, и пытается продать наш дом, а нас выставить на улицу.

 — Какой ужас! — взвизгнула Джил. — Он словно пытается наказать тебя, непонятно за что! Уверена, что мне не стоит приехать этим летом?

 — Тебе нужно закончить еще курс, если хочешь осенью поступить в Дьюк. Тебя приняли при условии, что ты его закончишь. Ни в коем случае не нужно пропускать учебу. Ты все равно ничем не поможешь, а только дашь отцу повод не платить и за первый год. Рик считает, что это всего лишь тактика запугивания.

 — Ма, но это подло со стороны отца.

 — Это еще не все, солнышко. Условия страховки за машину будут изменены. Но ты не волнуйся. Подпиши бумаги, когда получишь. Договорились?

 — Но почему?

 — Потому что теперь за нее плачу я. И хватит, Джил, я больше не желаю это обсуждать.

 — Ты что-то утаиваешь, мама! — упорствовала Джил.

 — Милая, наш развод — не твоя проблема, а моя. И я намерена ее решить. Твой брат это понимает и с утра до вечера сидит за учебниками, готовясь к выпускным экзаменам. Ты должна последовать его примеру и осенью начать учебу в Дьюке. Договорились?

 — Ты видела ее? — неожиданно спросила Джил.

 — Кого? — недоуменно спросила Нора.

 — Тупую блондиночку папаши.

 — Нет, и, честно говоря, ничего о ней не знаю. Полагаю, она работает вместе с твоим отцом.

 — Ненавижу ее! — воскликнула Джил. — И не желаю знакомиться! Я вовсе не обязана это делать, верно?

 — Ты совершеннолетняя, Джил, и решать придется тебе, но ты можешь познакомиться с ней, хотя бы ради отца. В противном случае он скажет, что я настраиваю тебя против него. Только этого мне сейчас не хватало!

 — Поверить не могу, что ты можешь быть такой великодушной! Но что ты будешь делать… то есть после развода? Мы с Джей-Джеем уедем. Ты останешься одна. Мне страшно даже подумать о таком.

 — И не думай, солнышко. Я попробую обучиться работе с компьютером, а потом отправлюсь в колледж и узнаю, имеются ли у них курсы или семинары для таких старух, как я, которым приходится искать работу.

 — Ма! Ты вовсе не старая, — засмеялась Джил. — Означает ли это, что па не собирается платить тебе алименты? Просто невероятно!

 — Джил, еще ничего не улажено. И я потребую алименты только на тот срок, пока не устроюсь на работу. Больше не желаю оставаться домохозяйкой. Я вышла за твоего отца, едва закончив колледж, и в наше время вполне могу считаться динозавром. Женщина, которая никогда не работала! Мне давно пора чем-то заняться, и не терпится начать.

 — И ты можешь встретить другого мужчину, — лукаво добавила Джил.

 — Я так не думаю, — сухо ответила Нора.

 — О, ма, неужели ты до сих пор так любишь папу?

 — Боюсь, я совсем не люблю твоего отца. И скорее всего давно уже не любила, но только не сознавала этого. Просто жила как во сне, день за днем повторяя привычные телодвижения. Но теперь у меня будет возможность самой заботиться о себе. И знайте, что вы всегда сможете прийти ко мне. Здесь ваш дом. И я ваша мама.

 — Спасибо, ма. Мне пора. Сейчас начнется лекция. Я тебя люблю!

 — И я тебя, Джил. Увидимся на церемонии выпуска Джей-Джея.

 — Да, ма. Пока!

 — Пока, солнышко.

 Нора положила трубку и выглянула в окно кухни. Бассейн был открыт. В саду цвели ярко-алые рододендроны и розовые азалии. Газон, заросший темно-зеленой травой, давно пора подстричь. Нужно сказать Джей-Джею. Этой весной трава растет слишком быстро.

 Но тут Норе пришло в голову, что это, возможно, последняя весна, которую она проводит в этом доме. Она сама занималась дизайном сада. Работала с мистером Хэндлманом, училась ухаживать за растениями. Нет, она не готова отдать свой сад чужим людям! Что бы ни случилось, она сохранит свой дом. Джефф не продаст его, чтобы купить чертову квартиру для ее соперницы! Пусть берет ипотечный кредит и платит собственными деньгами. Она заслужила этот дом долгим трудом. Он всего лишь платил по кредиту. Так сказала его мать. Джефф не имел денег на задаток. Половину дал его отец. Вторую — отец Норы. И это Нора сделала дом таким, какой он есть сейчас! Она не позволит отнять его!

 И тут Нора заплакала. И рыдала, пока не заболела голова.

 Тогда она встала, пошла в ванную, схватила бумажную салфетку и высморкалась. Плеснула в лицо холодной водой. Джей-Джей скоро будет дома. Не надо, чтобы он видел заплаканную мать.

 «Мне нужен Кайл», — снова подумала она. Как ей войти в «Ченнел», если наверху сын делает домашние задания? Если кто-то войдет в комнату, когда она будет в «Ченнеле», что увидит на экране?

 Она понятия не имела. Придется рискнуть, и рискнуть сегодня же вечером!

 Нора тихо рассмеялась. «Ченнел» — действительно нечто вроде наркотика, и она подсела на иглу.

 Вернувшись в кухню, она позвонила на кабельное телевидение и заказала на вечер «Ченнел». Она может зайти туда в любое время. Подождет, пока сын уляжется, и приглушит звук.

 Теперь, когда она приняла решение, сразу стало легче. Куда легче!

 Нора позволила себе помечтать о Кайле и его упругом молодом теле. Большом, неутомимом «дружке». Губах, которые так хорошо умели целовать. Сосали ее губы, соски, клитор.

 Она почти ощущала вкус его плоти во рту и даже взмокла от желания. Но визг тормозов машины сына быстро привел ее в чувство.

 Нора встала и принялась за привычные дела: открыла холодильник, вытащила банку содовой и поставила на стол. Достала из шкафчика сухарики с сыром и улыбнулась, вспомнив, как в детстве ребятишкам было велено есть чертовы штуки только на кухне и мыть руки, прежде чем идти в комнаты. Она усвоила это, обнаружив желтые жирные пятна на диване в гостиной.

 — Это я!

 Джей-Джей вошел в кухню и очень обрадовался при виде сухариков и содовой. Он немедленно открыл пакет и набил сухариками рот, прежде чем наполовину осушить банку.

 — Садись, малыш, — попросила Нора. — Нужно поговорить.

 — Что случилось, ма?

 — Днем приходил Рик. Я покормила его, и мы потолковали. Папин адвокат — парень непростой, и наше положение выглядит крайне неприятно. Но Рик утверждает, что пока мы на стадии переговоров.

 — Насколько неприятно? Ма, помни, мне уже восемнадцать. Не стоит ничего смягчать. Говори все как есть.

 — Возможно, тебе не придется учиться в колледже в этом году, — вздохнула Нора. — Отец сказал, что не будет платить. Внес деньги за обучение Джил, да и то за первый год, а после этого придется брать кредит. Но за тебя он не заплатит, и сейчас уже слишком поздно просить о кредите. Бабушка и без того прислала пятнадцать тысяч долларов, чтобы помочь нам. Не знаю, имею ли право просить у нее еще, а ты не можешь поставить палатку в кампусе.

 — Но что случилось с моим образовательным фондом? Тем, которым он неизменно хвастался каждое Рождество? — удивился Джей-Джей.

 — Помнишь те бумаги, которые он пару месяцев назад попросил тебя подписать?

 — Да, что-то насчет налогов.

 — Вернее, насчет денег.

 — Хочешь сказать, он украл их у нас? — возмутился Джей-Джей.

 — Видишь ли, милый, в конце концов, это были его деньги… — пробормотала Нора.

 — Вздор, ма! Не защищай его! Пожалуйста, не защищай! Каждое Рождество, сколько я себя помню, он совал всем под нос банковские отчеты и говорил, что нам никогда не придется по уши залезать в долги. Что его отец делал то же самое для сына, а он делает для нас. Какое дерьмо! И куда ушли деньги?

 — Не знаю, — солгала Нора. — Может, как говорит Рик, это тактика запугивания? Нам предстоит еще много трудностей, дорогой.

 — Но в этом случае я потеряю стипендию. Не станут они придерживать ее, пока я смогу приехать!

 — Но отец оплатил твоей сестре первый год обучения, — напомнила Нора.

 — Ну еще бы! Ее он всегда любил больше! — горько бросил юноша. — Подумать только, как он будет хвалиться тем, что дочь учится в Дьюке! Вряд ли он кому-то признается, что больше не будет за нас платить. Он знает, что Джил сумеет найти деньги на следующие два года обучения. Впрочем, ему все равно, даже если она закончит университет за четыре, а не за три года. Он всегда был жадюгой, ма. И ты это знаешь. Черт! Что же мне теперь делать?

 — Джей-Джей, ты просил правду, и я сказала тебе правду. Обещаю, мы найдем выход. Но я еще не договорила, милый — вздохнула Нора. — Срок аренды за мою машину истек, а купить новую мне не по карману. Машина вернется к дилерам. Твоя машина станет общей. Прости. Отец не захочет купить мне машину и за страховку платить не будет. Рик ищет такие условия страховки, которые, мы сможем оплатить.

 Джей-Джей молча смотрел на нее. Как он похож на молодого Джеффа!

 — Ма, почему он так с тобой поступает? С нами? Что плохого мы ему сделали? — выдавил он наконец.

 — Не знаю, милый. У него другая женщина. Думаю, отец хочет, чтобы у них было все, а для этого нужны деньги. Он хочет продать дом. Забрал себе деньги за вашу учебу. Пускает по ветру старую жизнь, чтобы начать новую. Боюсь, он просто не знает, что еще сделать. Но, Джей-Джей, я не хочу, чтобы ты волновался. Я все беру на себя. Ты должен сосредоточиться на выпускных экзаменах. Я не позволю твоему отцу отнять дом. Он мой. Наш. Отец ничего не получит. Договорились?

 Она приподняла его подбородок, глядя в голубые глаза. Глаза Джеффа.

 — Договорились?

 Он слабо улыбнулся:

 — Ладно. Но думаю, наш папочка — редкостное дерьмо, и только не кричи на меня за крепкое выражение.

 — Пожалуй, не в этот раз, — фыркнула Нора. — Вынуждена согласиться с твоим на редкость точным определением, сын мой.

 — Могу и остаться дома! — ухмыльнулся Джей-Джей. — Нужно же кому-то за тобой присмотреть.

 — Вы поедете в колледж, молодой человек, — твердо объявила Нора. — А я научусь работать на компьютере, закончу какие-нибудь курсы и найду работу, чтобы содержать тебя и меня. Это настоящее приключение, Джей-Джей, и мне не терпится в него пуститься.

 — Ты самая лучшая, ма! — воскликнул он. — Я думал, что ты окончательно расклеишься из-за всего этого, но ты оказалась сильной. И кажешься более счастливой. Даже выглядишь по-другому. Гораздо красивее.

 — Спасибо, малыш, — кивнула Нора. — А теперь иди, учись, а я начну готовить ужин.

 Слова сына поразили ее. Когда он поднялся к себе, она вышла в прихожую и посмотрелась в зеркало. Неужели она начала худеть? И лицо уже не такое напряженное, как в последние месяцы. Лучшее лекарство от стрессов и полноты — хороший секс.

 Нора озорно улыбнулась. Скорее бы настал вечер! Она войдет в «Ченнел» и проведет жаркую ночь!

 Вернувшись в кухню, она встала к плите, а потом улеглась на диване с журналом. Ожидая, когда сын заснет. Около полуночи он спустился, налил себе стакан молока и объявил, что ложится.

 — Ма, тебе бы тоже нужно отдохнуть, — посоветовал он.

 — Интересная статья, — показала она на журнал. — Дочитаю и лягу.

 Джей-Джей ушел. Она для верности выждала еще час, после чего прокралась наверх и заглянула в комнату сына. Тот крепко спал. Она забрала его пустой стакан, выскользнула из спальни и тихо закрыла за собой дверь. Поспешила вниз, поставила стакан в посудомоечную машину, почти побежала в гостиную и схватила пульт. Когда на экране появилась квартира, Нора прижала ладонь к экрану и, к своему огромному облегчению, оказалась в гостиной.

 — Кайл! — позвала она. — Ты здесь?

 Он вышел из спальни, и Нора бросилась в его объятия. Он стал жадно ее целовать.

 — Господи, Нора, как я истосковался по тебе! Ты сказала, что придешь вчера ночью.

 — Не могла. Джей-Джей готовится к экзаменам и ночует дома. Кайл, если он войдет в гостиную, что увидит?

 — Наверное, то, что происходит здесь. На самом деле… не знаю точно.

 — Тогда я не смогу остаться, — загрустила Нора. — Не могу рисковать. Вдруг он нас застанет?

 — Пойдем! — заклинал он. — Ты мне нужна, детка.

 Она увидела огромный бугор, распиравший перед черных шелковых трусов.

 — Ты мне тоже нужен, Кайл. Но это слишком опасно.

 — Послушай, — рассудительно заявил он, — с другой стороны видна только эта комната. Если мы войдем в спальню и закроем дверь, всякий, кто зайдет в твою гостиную, увидит на экране пустую комнату. А если малыш спит, у нас есть время. Его легко разбудить?

 — Джей-Джея? — рассмеялась она. — Нет! Спит как убитый не менее шести часов.

 — Значит, у нас есть по крайней мере час, — соблазнял он. — В спальне на льду стоит шампанское, и я весь вечер ел сырые устрицы в ожидании тебя.

 Он развязал пояс ее халата и стал играть с грудями.

 — Подумай, что все это богатство пропадет зря, — добавил он, приспустив трусы. — Я хочу тебя. И ты меня тоже хочешь.

 Нора задохнулась. Он прав. Весь день она только и думала о том, как бы оказаться в постели с Кайлом.

 — Уверен, что если мы закроем дверь спальни, будем в безопасности?

 — Абсолютно, — кивнул он, увлекая ее в спальню и ногой захлопывая дверь. И тут же стал ее целовать. — Всего час, Нора! Потом я тебя отпущу.

 Она скинула халатик и стала ласкать его, легонько щекоча прохладные на ощупь яички.

 Он опустился на колени и стал целовать и сосать ее груди. Осторожно подул на разгоряченную плоть. Раздвинул ее ноги, нагнул голову, и кончик языка лизнул ее клитор — раз, другой, прежде чем легонько его прикусить.

 — Да! О да! — стонала Нора, чувствуя, как ее охватывает нестерпимый жар. — О, Кайл, это так прекрасно, но я хочу, чтобы ты вошел в меня! Я мечтала об этом весь день!

 Он поднял голову и встал.

 — Я еще немного поиграю с тобой, Нора. Лучшее ждет впереди.

 Несколько долгих минут он лежал на ней, целуя ее лицо, обхватив руками. Потом что-то прошептал ей на ухо. Нора подняла левую ногу. Кайл вошел в нее и стал двигаться, очень медленно, выпад за выпадом, пока она едва не закричала от нетерпения. Внезапно он остановился, снова что-то прошептал. Нора подняла правую ногу, но не обхватила ногами его талию, а положила на плечи. Кайл снова стал двигаться. Но, почти доведя ее до оргазма, вновь остановился и снова что-то тихо скомандовал. Нора изогнулась и подняла бедра, позволяя ему проникнуть еще глубже.

 И почувствовала его в себе. Большого. Твердого. О Господи, какого твердого!

 Она стиснула его плоть, заставляя стонать. Но он тут же вонзился в нее, и голова Норы закружилась от жаркого наслаждения. Она с воплем забилась в конвульсиях оргазма, и Кайл последовал за ней, изливаясь яростными, горячими струями.

 — Это прекрасно! — пробормотала она.

 — Правда? — выдохнул он, откидываясь на спину.

 Нора немедленно уселась на него верхом.

 — Да! Жаль, я раньше не знала, что секс может быть так хорош! Подумать только, как много всего я пропустила! Бьюсь об заклад, Джефф никогда не испытывал ничего подобного. И уж конечно, не любил меня так, как ты, мистер Неотразимый!

 Кайл широко улыбнулся:

 — Помни, я все, что ты хотела от жизни, Нора. Именно так работает «Ченнел», и никак иначе.

 — Я бы хотела остаться здесь, — призналась она. — Не навсегда, конечно. Ненадолго. Чтобы избавиться от всех неприятностей, которые так и сыплются на меня.

 Кайл задумчиво нахмурился.

 — Никогда не слышал, чтобы кто-то проводил здесь отпуск, но, полагаю, можно спросить администратора, мистера Николаса.

 Нора откатилась от Кайла и приподнялась, облокотившись на локоть.

 — Администратор? У вас есть администратор? Чем он занимается?

 Втайне она очень удивилась. Значит, у «Ченнела» действительно есть руководство. Ну разумеется, кто-то должен быть. Но где он? Здесь или там, в реальности.

 — Мистер Николас — глава «Ченнела», — пояснил Кайл. — Не знаю точно, что он делает, но, полагаю, кто-то должен был создать все это и всех нас.

 — И я могу с ним встретиться?

 Поразительно!

 — Конечно. Я могу устроить тебе свидание, но давай сделаем это, когда не придется волноваться насчет твоего сына, — предложил Кайл.

 — А ты его когда-нибудь видел? — спросила Нора любовника.

 — Конечно! Тебе он понравится. Он всем нравится.

 — Значит, другие люди из моей реальности говорили с ним?

 — Да. Некоторые люди, навещающие «Ченнел», довольствуются тем, что наслаждаются своими фантазиями. Взять хотя бы твоих подруг, Карлу и Тиффани. Они из таких. Другие любопытствуют, хотят знать, как все это работает, и встречаются с мистером Николасом.

 — Ты знаешь Карлу и Тиффани? Как интересно.

 — Я всего лишь слышал о них, но не участвую в их фантазиях. Только в твоей.

 — Но откуда ты знаешь о них?

 Все любопытнее и любопытнее…

 — Потому что знаю о тебе все, дорогая. Помни, я часть тебя, — пояснил Кайл и стал ее целовать.

 — Мне пора, — вздохнула Нора. — Я так боюсь, что Джей-Джей проснется, пойдет меня искать и увидит порнофильм с участием матери. Скажи, а как одеться на встречу с мистером Николасом?

 — У тебя полный гардероб прекрасных вещей. Открой и посмотри.

 Нора встала и подошла к зеркальной стене, за которой обнаружился большой шкаф, где висела дорогая, элегантная одежда ее любимых цветов.

 — Это мое? — ахнула она.

 — Разумеется, — кивнул Кайл.

 Она вытащила шелковый костюм цвета лилового вереска.

 — Какая прелесть!

 — «Ченнел» предлагает тебе все, что только захочешь, Нора, — сообщил Кайл.

 — Этот костюм явно куплен не в «Толботс», как большинство моих вещей, — заметила она.

 — Твой здешний гардероб немного более элегантен и моден.

 Нора нагнулась, подняла короткий халатик и накинула на плечи.

 — Мне действительно нужно идти, — пробормотала она.

 — Когда ты, вернешься?

 Нора покачала головой:

 — Не знаю. Пока сын в доме, нужно быть осторожной.

 — Я буду ждать, — пообещал он.

 — Правда?

 Кайл снова кивнул.

 — Но как я окажусь дома, если «Ченнел» еще не закрылся?

 — Коснись экрана плазменного телевизора в гостиной. Когда он включится, увидишь свою комнату. Спокойной ночи, Нора, любимая.

 Она послала ему воздушный поцелуй и поспешила в гостиную. Когда экран осветился, она увидела свою комнату. Очень не хотелось возвращаться. Но нужно, если она хочет победить Джеффа. И как бы судьба ни била ее, Нора уже решила, что муж на этот раз не возьмет верх.

 
Вверх

Поделитесь ссылкой