Тайные наслаждения

Тайные наслаждения

Нора Бакли пожертвовала ради мужа всем, посвятив ему всю свою жизнь, а этот изменник бросил ее, увлекшись молоденькой красоткой! Как быть? Кто даст ей дельный совет? Только опытные подружки. А они считают, что Нора должна снова почувствовать себя женщиной и немедленно завести ни к чему не обязывающий роман с привлекательным мужчиной. Сплошные наслаждения и никаких проблем — чем плохо? И мужчина, который появляется в жизни Норы, с удовольствием воплощает в жизнь ее тайные фантазии…

Глава 8

 

 — Что это вы несете? — взорвался красный, как свекла, Джефф. — Почему это она не может подписать бумаги? Я предупреждал, что эта стерва что-нибудь выкинет! Нужно было заставить ее подписать еще прошлой осенью! И что вы теперь намереваетесь делать, Крамер? Я уже заплатил вам целое состояние, но по-прежнему женат на Норе!

 Рауль Крамер смотрел на клиента, как надеялся, с бесстрастным видом. Он терпеть не мог Джеффа Бакли, а чем больше узнавал его, тем меньше тот ему нравился. Он взял это дело из уважения к старшему партнеру Джеффа, с которым делил комнату в колледже, и сначала посчитал, что развод будет быстрым и безболезненным.

 — Ваша жена в больнице, Бакли, — холодно пояснил он. — Она без сознания. Адвокат нашел ее сегодня утром, когда зашел, чтобы вместе ехать сюда.

 — Она умрет?!

 Если Нора умрет, все достанется ему!

 — Пока ничего не известно. Они даже не знают, в чем дело. Вам придется поговорить с ее адвокатом Риком Джонсоном. Вы с ним знакомы. Кажется, были соседями?

 — И что теперь будет? — допытывался Джефф. — Я смогу получить развод?

 — Нет, пока она не придет в себя или не умрет. Судья постановил, что соглашение должно быть подписано до заседания.

 — В таком случае договоритесь с другим судьей! — отрезал Джефф.

 — Невозможно! У вас нет на это оснований. Ни один судья не даст вам развода с миссис Бакли без предварительно подписанного соглашения. Боюсь, Бакли, вы вляпались в историю. Кроме того, если вы разведетесь с ней сейчас, как это будет выглядеть в глазах окружающих?

 — Она больше не вписана в мою медицинскую страховку! И как долго в больнице будут держать ее при таких обстоятельствах? — прошипел Джефф.

 — Вы сняли ее со страховки? — ахнул Крамер. — Но страховка была частью соглашения. Вы должны в течение пяти лет оплачивать ее вместе с алиментами. Когда, черт возьми, вы это сотворили?

 — О, уже давно. Попросил свою помощницу Кэрол все устроить, — нервно пояснил Джефф. — И это теперь мне будет стоить…

 — О да, и чертовски много. Вы крупно за это поплатитесь! И детей тоже сняли со страховки?

 Но, говоря это, он уже знал ответ.

 — Да, но они никогда не болеют. Да и Нора за все годы нашего брака ни разу не обращалась к врачу. Но разве нет такого закона, в котором говорится, что я могу отказаться платить за ее лечение? — вопрошал Джефф.

 Рауль молча поднял трубку и набрал номер.

 — Кому вы звоните?

 — Вашей помощнице. Кэрол? Это Рауль Крамер. Вы сняли миссис Бакли и детей с медицинской страховки мистера Бакли? Понятно. Да. Ничего не скажешь, умная вы дама. Если когда-нибудь надоест работать на Бакли, позвоните мне. Спасибо.

 Рауль рассмеялся и повесил трубку.

 — Вы в большом долгу перед Кэрол, Бакли. Читая предварительный проект соглашения, она увидела, что вы должны пять лет оплачивать страховку миссис Бакли. Кэрол оставила этот пункт и тем самым спасла вашу задницу. Ради Бога, ничего не предпринимайте, не посоветовавшись предварительно со мной!

 — Значит, мне не придется тратиться? — уточнил Джефф.

 — Считайте, что легко отделались, — бросил Крамер.

 — Но я не могу получить развод, пока Нора либо не очнется, либо не протянет ноги. Верно?

 — Верно, — кивнул Рауль. Что за идиот! Он всегда знал, что чем человек богаче, тем скупее, но этот кретин сделал ненамного больше денег, чем его отец, и считал себя богатым! — Предлагаю вам поехать в Эгрет-Пойнт и узнать, что думают врачи о состоянии Норы. Потом позвоните мне, и мы подумаем, что делать.

 Даже Джефф понял, что совет адвоката стоит принять, и отправился в Эгрет-Пойнт. По дороге он гадал, выживет Нора или умрет. Крамер прав — развод придется отложить. Что скажут его консервативные партнеры, узнав, что он развелся с больной женой? И, что важнее всего, что скажут клиенты? Нужно многое обдумать, не говоря уже о Хайди. Та наверняка расстроится, узнав о новых проволочках. А их и без того было немало. Он попал в переплет с этим кондоминиумом, желая сделать ее счастливой. И все потому, что боялся ее ухода. Он не вынесет, если она его покинет. Лучшего секса, чем с ней, у него в жизни не было. Она знала, как завести мужчину и заставить приходить снова и снова. Он не может ее потерять!

 Поскольку Нора почти никогда не бывала в городе, Джефф ухитрился держать развод в секрете от клиентов. Его партнеры, люди немолодые и женатые, были крайне недовольны, но Джефф навешал лапши им на уши, выставив себя жертвой. Однако они хотели, чтобы все было под контролем, и боялись скандала и сплетен. Поэтому потребовали, чтобы развод был скорым. Младший из старших партнеров, мистер Арчибалд Уикем, посоветовал ему Рауля Крамера. И даже сам поговорил с Крамером, прежде чем послать к нему Джеффа. Нужно признаться, Крамер свое дело знает, хоть Джефф и злился, что приходится отдавать Норе часть денег. Хайди права: Нора все двадцать шесть лет жила за его счет, ни в чем не нуждаясь. Сначала он считал, что ему нужна именно такая жена, похожая на его мать: скромная, покорная и экономная. Она сумела свить прекрасное гнездышко и поддерживать в нем порядок. Родила ему двоих детей, умных, послушных и воспитанных. Но с годами он стал понимать, что Нора — вовсе не то, чего он хочет. Она наводит на него тоску, да и в постели — настоящее бревно. Как может быть женщина настолько скучной?

 И вот теперь эта старая корова ухитрилась вставить палку в колесо его планов, свалившись без чувств. Если она не оправится от своей странной болезни, значит, повиснет камнем у него на шее до конца дней своих. И тогда он потеряет Хайди!

 Впрочем, может быть, еще не все потеряно и Нора умрет?!

 Он так глубоко задумался, что едва не пропустил поворот на Эгрет-Пойнт.

 Больница была недалеко. Джефф не был там с тех пор, как родился Джей-Джей. Он заехал на стоянку, припарковался и заглянул в справочную, где царила Розовая Леди.

 — Я Джефф Бакли. Мою жену Нору привезли сегодня утром.

 — Бакли, Бакли… — пробормотала Розовая Леди, просматривая список. — А-а, вот Бакли. Реанимационное отделение, но никаких посетителей, мистер Бакли. Все же, если вы ее муж, думаю, никто возражать не станет. Идите в третье западное крыло. И возьмите пропуск.

 Она вручила ему замусоленную карточку с надписью «Реанимация».

 — Спасибо, — поблагодарил Джефф, ослепительно улыбаясь.

 Поднявшись на третий этаж, он увидел таблички со стрелками. Кардиология — слева, реанимация — справа. Джефф свернул направо и прошел через вращающиеся двери.

 — Джефф!

 Он повернулся и увидел небольшое помещение, где сидели Рик и Карла. Пришлось поздороваться. Карла ответила яростным взглядом и промолчала.

 — Что с ней случилось? — спросил Джефф.

 — Врачи не знают, — тихо сообщил Рик. — Я должен был зайти за ней сегодня утром и отвезти в офис Крамера. Позвонил ей, но никто не брал трубку. Тогда я постучал. Стал ее звать. Ничего. Я вернулся домой и взял ее запасные ключи. У нас всех имеются ключи от соседских домов. Вошел в дом, и мимо меня пулей пронеслись коты. Нужно попозже их поймать. Я снова позвал Нору, но в доме было тихо, как в могиле. Поэтому я стал обыскивать комнату за комнатой. Сначала поднялся наверх, но там никого не было. Нашел я ее в гостиной. Нора сидела на диване перед телевизором. Он был включен, но ничего не показывал. Должно быть, она заказала фильм, но во время просмотра что-то случилось. Никаких следов взлома или насилия. Я вызвал «скорую», и ее отвезли в больницу.

 — Она не пыталась покончить с собой? — допытывался Джефф. — Ты видел какие-нибудь таблетки?

 — Ты знаешь, что Нора не принимала ничего сильнее аспирина! — резко бросила Карла. — Впрочем, может, и не знаешь! Тебя никогда не было дома. Кроме того, Нора никогда бы не покончила с собой из-за тебя!

 Каждое ее слово было исполнено откровенного презрения.

 — Но что говорят доктора?

 — Мы ждем доктора Роуна, — ответил Рик. — Он заведующий приемным покоем.

 — Я подожду с вами, — решил Джефф.

 Карла пренебрежительно фыркнула, но промолчала. Вошедший доктор заговорил с Риком, но тот поспешно представил ему Джеффа.

 — Я не знал, что муж миссис Бакли жив, — удивился тот.

 Карла громко рассмеялась.

 — Мы разводимся, — пояснил Джефф. — Рик — адвокат моей жены и должен знать обо всем, что касается ее здоровья. Я скоро возвращаюсь в город и приехал, только чтобы узнать подробности.

 — Вот как? — кивнул доктор Роун. — Предварительные анализы крови на токсичные вещества и наркотики уже сделаны. Все чисто. Она не принимала таблеток. Даже аспирина. Непохоже, что у нее инсульт, хотя это пока трудно определить. Но ядерно-магнитный резонанс ничего не показал. Так что ответов у нас пока нет. Жизненные показатели хорошие. Но доктор Сэм должен знать больше. Он ее постоянный врач.

 — Она не умирает? — с некоторой надеждой спросил Джефф.

 — Вовсе нет, — покачал головой доктор. — Просто лежит без сознания. А мы пока не можем найти причину. Скажите, мистер Бакли, эта история с разводом не могла повлиять на миссис Бакли? Стресс пока еще не изучен до конца. С каждым днем мы узнаем что-то новое. Похоже, он очень сильно воздействует не только на тело, но и на разум.

 — Это уж точно! — взорвалась Карла. — Она была очень расстроена. А вы бы на ее месте не были расстроены, заяви вдруг муж, что поменял вас на Хайди, едва не ровесницу вашей дочери?!

 — Карла!.. — взмолился Рик.

 Доктору Роуну явно стало не по себе.

 — Насчет вашей жены, мистер Бакли, — забормотал он. — Поскольку вас здесь не будет, не согласитесь ли вы подписать документ, передающий право адвокату вашей жены принимать все решения, касающиеся ее лечения?

 — Разумеется, — кивнул Джефф. — Рик, ты согласен?

 — Да. Я в отличие от тебя всегда здесь. Как насчет страховки? Соглашение уже вступило в силу?

 — Позвоните моей помощнице Кэрол. У нее все подробности, но, конечно, у Норы есть страховка, — заверил Джефф. — Доктор, я могу ее видеть?

 — Да, пойдемте со мной, — пригласил врач. Джефф последовал за ним в реанимацию, где Нора неподвижно лежала на аккуратно застеленной больничной койке. Джефф уставился на нее. Она выглядела моложе, чем прошлой весной. И покрасила волосы. Должно быть, уже начала искать себе мужа! Но как же она похудела. На лице играет легкая улыбка. Она не шевелится, словно спит и видит прекрасный сон.

 Джефф поспешно отвернулся.

 «Очнись или умри, черт бы тебя побрал!» — прошептал внутренний голос.

 — Давайте бумаги на подпись. Я хочу поскорее передоверить Рику всю ответственность, — сказал Джефф вслух и поспешил назад, в комнату ожидания.

 — Сейчас попрошу сестру принести, — сказал доктор Роун, уходя.

 — Надеюсь, ты не против? — спросил Джефф Рика.

 — Не против! — отрезала Карла. — Мы с Норой — лучшие подруги. Кто еще сможет позаботиться о ней?!

 Джефф подписал бумаги и отдал медсестре.

 — Послушай, Карла… — забормотал он, но она повелительно взмахнула рукой.

 — Вовсе не развод волнует меня, Джефф, а твое поведение. Ты настоящий сукин сын. Все, что она хотела, — получить дом. Нора это заслужила. Больше ей ничего было не нужно. Ни алиментов, ничего. Только дом.

 — Я не хочу в свои годы начинать с еще одной ипотеки, — запротестовал он.

 — Начинаешь же ты жизнь с новой женой! И не думай, что Хайди не захочет по крайней мере еще одного ребенка. Захочет. За все нужно платить, милый. Вот только Нора не обязана платить за твое либидо и твой раздутый кризис среднего возраста. Это ты виноват во всем. И вот теперь она лежит здесь из-за тебя. Надеюсь, ты доволен! Можешь бежать домой, к Бемби, или как-там-ее-зовут.

 Карла расплакалась, а Рик укоризненно покачал головой.

 Джеффу стало не по себе. Он никогда не понимал, почему его жена дружит с Карлой, острой на язык городской девчонкой, да еще и итальянкой-католичкой. Страшно подумать! А остальные? Рина Зелигман, еврейка, Тиффани, та блондиночка, которая ударила коленом ему в пах, когда он попытался зажать ее в уголке. Слава Богу, он от них избавился.

 Карла продолжала всхлипывать. Рик негромко утешал жену. Джефф поймал его взгляд.

 — Спасибо, — коротко бросил он и, не прощаясь, ушел. Скорее бы добраться до города. Правда, предстоял еще и неприятный разговор с Хайди.

 — Убрался? — спросила Карла, шмыгнув носом.

 — Да. Ну ты и разошлась, — хмыкнул Рик.

 — Ублюдок, — пробормотала Карла.

 — Согласен. По-моему, он надеется, что Нора умрет. Я почти читаю его мысли.

 — Нора не умрет! — воскликнула Карла.

 Ну конечно, не умрет. Сейчас она развлекается на «Ченнеле».

 Карла улыбнулась сквозь слезы. Пусть только Нора вернется, она расскажет, как отчитала Джеффа! И все же нелегко было видеть бледную, неподвижную подругу на больничной постели! Вид у нее действительно болезненный, что немного пугало Карлу. Действительно ли с Норой все в порядке?

 — Пойдем домой, дорогая, — позвал Рик. — Пока что мы все равно ничего не сможем сделать.

 Он обнял жену за плечи. Они остановились у сестринского поста, и Рик дал дежурной свою карточку с телефонными номерами офиса, дома, сотового и электронным адресом.

 — Позвоните, если будут какие-то изменения, — попросил он. Женщина кивнула.

 Вечером Карла позвонила Джил и Джей-Джею. Оба хотели немедленно приехать, но Карла объяснила, что они ничем не помогут и что Нору хватит удар, если она узнает, что дети бросили занятия.

 — Я буду держать вас в курсе, — пообещала она.

 Они неохотно согласились.

 Следующей на очереди была Марго.

 — Я только вчера говорила с ней, — едва выговорила Марго неожиданно хриплым, старческим голосом. — Она не пыталась…

 — Нет, — поспешно заверила Карла.

 — А что с разводом?

 — Пока все приостановилось.

 — Я приеду, — решила Марго.

 — Только в том случае, если хотите. Остановитесь у нас. Но, честно говоря, пока что ничего нельзя сделать, а она может очнуться в любую минуту, — пробормотала Карла.

 Ей очень не хотелось лгать матери Норы, но и правду сказать было невозможно.

 — Вы так считаете? — вздохнула Марго. — Тогда я подожду. Кто принимает решения относительно лечения Норы? Надеюсь, не Джефф?

 — Нет, он все передоверил Рику, и, по-моему, сделал это с огромным облегчением, — пояснила Карла. — Думаю, в этих обстоятельствах он боится ответственности.

 — Слава Богу! — воскликнула Марго.

 Положив трубку, Карла на секунду прикрыла глаза. Ничего не скажешь, трудный вышел разговор! Марго — это вам не дети. Она уже немолода, и ей нельзя волноваться.

 Теперь остается ждать, пока дрогнет Джефф: Возможно, Нора права, и все так и будет. Но до чего же это ожидание действует на нервы!

 Прошло десять дней, но лучше Норе не становилось. Ей ставили капельницы, чтобы избежать обезвоживания, но никакого другого лечения не применяли. Наконец доктор Сэм предложил перевести пациентку в частную лечебницу.

 — Лучше всего в «Шоркрест», — посоветовал он Рику, — а когда она очнется, ей обязательно понадобится физиотерапия. У них там превосходные врачи.

 Рик согласился и, позвонив Кэрол, узнал, что Норе полагается лучшее медицинское обслуживание, включающее даже частные лечебницы.

 — Вы очень предусмотрительны, Кэрол, — отметил он.

 — Он никогда не узнает, — рассмеялась та, — поскольку не дает себе труда интересоваться подобными вещами, а я на стороне справедливости. Миссис Б. всегда была добра ко мне. И я знаю, что это она каждый год присылала мне чудесные подарки к Рождеству, с вложенной в пакет карточкой Джеффа. Я возобновила и страховку Джей-Джея, но не посмела сделать то же самое с Джил.

 — Я передам, чтобы она обязательно что-то предприняла в отношении страховки, если, конечно, может себе это позволить. Спасибо, Кэрол. Если у вас из-за этого будут неприятности, дайте мне знать.

 Кэрол снова рассмеялась.

 — Рауль Крамер уже предложил мне работу, — сообщила она.

 Рик тоже ухмыльнулся и повесил трубку.

 Нору перевезли из больницы в солнечную отдельную палату «Шоркрест». Медсестры, как в больнице, так и в частной лечебнице, отмечали, что пациентка постоянно улыбается. Иногда шире, чем обычно. Симптом был ободряющим, хотя немного странным. Карла тоже заметила эту улыбку и как-то, наклонившись к уху подруги, прошептала:

 — Не слишком их выматывай, дорогая.

 Она не знала, что Нора слышит ее. В этот момент она сидела верхом на Кайле, который забавлялся с ее грудями. Его толстый член глубоко вошел в ее влажную «киску», и Нора пылала похотью. Услышав слова Карлы, она тихо засмеялась. Пожалуй, сегодня ей не обойтись без Ролфи!

 — Ролф! — окликнула она, и тот немедленно появился в дверях спальни.

 — Сегодня мне нужны двое, — объявила она и наклонилась вперед, предлагая Кайлу сосок, который тот стал жадно сосать.

 Ролф встал сзади.

 — Я хочу воткнуть его тебе в попку, — жарко прошептал он. — Ты еще не позволяла мне сделать это, а я просто умираю от желания.

 Его широкие ладони стали массировать ее ягодицы.

 — У тебя прелестная попка.

 — Я в этом не уверена, — поддразнила она. Ее клитор словно покалывало при одной мысли о Кайле, пульсирующем в ее лоне, и Ролфе, пульсирующем в ее попке.

 — Позволь ему, — пробормотал Кайл. — Вместе мы сможем дать тебе оргазм всей твоей жизни. Только потом, пожалуйста, отошли его.

 — Здесь главная я, — напомнила она, улыбаясь в его красивое лицо. — И нынешней ночью мне нужны вы оба.

 Ролф уже натирал ее анус сладко пахнувшим маслом. Еще секунда — и его «петушок» проник между упругими полушариями.

 — О, сделай это! Сделай это поскорее! — нетерпеливо бросила она.

 Он сжал ее бедра. Кончик пениса проник в тесное отверстие. Нора застонала и выгнула спину. Сфинктер внезапно расслабился, и Ролф вонзился в нее до конца. Теперь уже он застонал, когда тугие стенки ее плоти крепко его сжали. Он осторожно подался вперед.

 — Ты нашел точку, Кайл? — спросил он.

 — Почти. Думаю, настало время довести мадам до исступления. Согласен, Ролфи?

 Он, в свою очередь, стал двигаться, а когда Нора удивленно охнула, воскликнул:

 — Нашел!

 Она снова охнула и обмякла, словно из легких вышел весь воздух.

 — Эй, ты тоже ее отыскал!

 Нора тихо вскрикнула, но на этот раз от невероятного наслаждения: мужчины, оставаясь в ней, одновременно терлись о G-точку. Она извивалась в экстазе, и волны оргазма накатывали одна за другой. Она едва дышала. Ее жгло огнем. Она еще никогда не чувствовала такой жажды жизни. Никогда не знала столь острых ощущений, хотя боялась, что больше не выдержит ни секунды.

 — Остановитесь! — вскрикнула она, но мужчины не послушались. — Кайл! — взмолилась Нора.

 — Еще немного, — почти всхлипнул он.

 — Ты убиваешь меня!

 — Сейчас! — яростно вскрикнул Кайл.

 И когда очередная волна ударила в нее, оба мужчины стали изливаться одновременно. Неистовыми, бурными струями.

 — О Боже! — пробормотала она, когда они осторожно вышли из нее. — Это было…

 У нее не хватило слов.

 — Именно, — согласился Кайл.

 Они немного подремали, восстанавливая силы. А когда смогли стоять, вышли в ванную, где долго мыли друг друга в стеклянной душевой кабинке, после чего резвились в бассейне, как дети. Брызгались водой, играли в догонялки. Постепенно в них снова разгоралась страсть. Выйдя из воды, они легли на мраморный пол, и Ролф снова и снова вонзался в Нору, пока та сосала толстый член Кайла. Они кончили одновременно и бросились в бассейн, чтобы смыть следы секса.

 — Теперь, — объявила Нора, — попробуем кое-что новенькое. Я всегда хотела понаблюдать, как один парень сосет член другого. А тот, у кого сосут, станет лизать меня, пока мы снова не кончим.

 — Да что это на тебя нашло? — рассердился Кайл. — К тому же я не бисексуал.

 — В отличие от меня, — вставил Ролф.

 — В таком случае все улажено, — решила Нора. — Ложись на спину, Кайл, дорогой. Ты будешь лизать меня, пока Ролфи станет сосать твой большой прекрасный «петушок». А я посмотрю, кем он больше наслаждается — тобой или мной?

 Прежде чем Кайл успел запротестовать, она толкнула его на пол и уселась так, что ее «киска» оказалась у его губ. Его язык немедленно проник между распаленными складками. Нора блаженно вздохнула, не отрывая глаз от Ролфа, увлеченно сосавшего пенис Кайла. Может, даже слишком увлеченно?

 — Ролфи, если ты заставишь его кончить, я выпорю твой круглый зад широким ремнем. Потому что только я наслаждаюсь спермой Кайла.

 Ролф поднял глаза и слабо кивнул. Голубые глаза были затуманены, как у пьяного. Губы яростно шевелились. Кайл так искусно работал языком, что Нора вся промокла внизу. Ей не терпелось ощутить его в себе. Когда все закончится, она отошлет Ролфи. Ей не понравилось, как самозабвенно он сосет пенис Кайла. Кайл принадлежит только ей!

 Теперь плоть Кайла отвердела и восстала.

 — Прекрати, Ролф! — скомандовала она. Тот мгновенно повиновался. Нора сменила позицию и приняла в себя Кайла.

 — Отсоси, Нора, пожалуйста, — взмолился Ролф, и Нора увидела, что он тоже затвердел. Она кивнула, и Ролф, встав над Кайлом, воткнул ей в рот свой член. Ей не пришлось долго трудиться. Уже через несколько секунд он кончил. Она жадно проглотила соленую, маслянистую субстанцию. Последнее время она пристрастилась к мужской сперме. Когда его пенис снова обвис, она велела:

 — Уходи, Ролфи. Сегодня ты мне больше не понадобишься.

 Ролф покорно направился к двери. Кайл, не выходя из нее, одним резким движением перевернул Нору на спину и стал врезаться в нее.

 — Ты иногда бываешь такой стервой, — простонал он, выходя из нее и снова вонзаясь, выходя и вонзаясь, пока оба не кончили.

 — Знаю, — пробормотала Нора. Она была счастлива, как никогда раньше. Сейчас она почти надеялась, что ее план не удастся и она сможет оставаться здесь вечно, утопая в безумном чувственном экстазе. И сколько она пробыла здесь? За окнами всегда стояла ночь. Ничего не менялось, и от этого ей было немного не по себе. Что же, Карла обо всем расскажет, когда они встретятся в ее фантазии. Но как Нора появится в мире подруги? Остается надеяться, что ей все объяснят.

 — Ты пойдешь со мной в фантазию Карлы, когда она позовет? — спросила Нора.

 — А ты этого хочешь?

 Кайл казался удивленным, но довольным.

 — Она живет в мире пиратов. Да, мне не помешает поддержка сильного мужчины, дорогой.

 — Тогда я пойду, — согласился он.

 — Но как я узнаю, что она меня вызывает, и как добраться туда? — задумчиво спросила Нора.

 — Не имею ни малейшего понятия, — пожал плечами Кайл. — Мое предназначение — служить тебе. Единственная проблема заключается в том, что я хочу большего.

 — И чего же именно? — спросила она, играя завитками на его затылке.

 — Разве одного секса для тебя довольно, Рыжая Разбойница? Именно этого ты желаешь? — тихо спросил он.

 Их взгляды вдруг встретились.

 — О чем ты, дорогой? — недоумевала Нора.

 — Разве тебе не хочется быть любимой?

 — Но ты прекрасно умеешь любить меня, — весело рассмеялась она.

 — Нет, черт возьми!

 Он неожиданно сжал ее запястья, поднял ее руки над головой и придавил Нору к кровати.

 — Не заниматься любовью, и ты прекрасно понимаешь, что я имел в виду не это. Любовь! Взаимное чувство! Притяжение душ! Нора, ты одинока. Неужели не хочется быть любимой? Да знаешь ли ты, что такое любовь?

 — Когда-то думала, что знаю, но сейчас не уверена, — честно ответила она.

 — Я люблю тебя, — признался он почти с отчаянием.

 — Правда? — удивилась Нора. — Но почему?

 — Любовь нельзя объяснить. Любовь нельзя измерить, Рыжая. С первого момента нашей встречи я хотел от тебя большего, чем просто секс, — прошептал Кайл, нежно глядя на нее.

 — Насколько я помню, с самой первой встречи ты не смог оторвать рук от моих сисек. Разве ты не в первую очередь полюбил именно их?

 — Ты не доверяешь мужчинам. Верно? — вздохнул он.

 — А следует доверять? — парировала она.

 — Наверное, нет, особенно после Джеффа, но как насчет твоих подруг по Энсли-Корт? Разве они не любят своих мужей? — настаивал Кайл.

 — Скорее всего, — кивнула Нора. — Я спрашиваю себя, что со мной не так, почему Джефф не смог любить меня, пока смерть нас не разлучит? И знаешь что? Со мной все так, Кайл. Это с Джеффом что-то неладно. Меня не назовешь уж очень глупой, но я, очевидно, не слишком хорошо разбираюсь в мужчинах. Он больно ранил меня, Кайл. Я делала все, что полагалось делать, и, откровенно говоря, намного больше, но он не любил меня. Ты прав, любят не за что-то. Просто любят. Но я была слишком тупа, чтобы это понять. Теперь мне ясно, что он просто выбрал себе жену из тех, кого называют приличными девушками. Именно на такой хочет жениться всякий мужчина, которому нужна верная, хозяйственная и экономная жена. Я делала все, что полагалось, но ему этого оказалось недостаточно. А наша сексуальная жизнь? Только миссионерская поза. Я на спине. Глаза зажмурены, поскольку он не хотел, чтобы я на него смотрела. Никаких прелюдий. Только тычки, тычки, тычки, пока он не кончал. Откатывался от меня, мы принимали душ и ложились спать. С той минуты, как становилось ясно, что я беременна, он не прикасался комне. После родов я несколько месяцев спала одна, прежде чем он заставлял себя снова заняться сексом. Наконец наша сексуальная жизнь окончательно прекратилась. Когда я спросила почему, Джефф злобно взглянул на меня и что-то пробормотал насчет неуместных вопросов.

 — Какой глупец! — воскликнул Кайл, целуя ее губы. — Он и представить не мог, сколько в тебе кипит страсти.

 — Думаю, он был бы сильно шокирован, — горько усмехнулась Нора.

 — Я люблю тебя, — повторил Кайл, снова целуя ее.

 — Хочешь, — поправила Нора.

 — Я имел тебя. Много раз. Всеми возможными способами. И в невероятном количестве позиций, дорогая. Но мне почти хочется, чтобы всего этого не было, потому что я люблю тебя. Только, боюсь, ты разобьешь мне сердце, чтобы отомстить за все, что сделал с тобой Джефф.

 Он снова перекатился на спину.

 — Ты оставишь меня? — спросила Нора, стараясь, чтобы голос не дрожал.

 — Нет, — глухо ответил он.

 — Почему? — допытывалась Нора.

 — Потому что люблю тебя, — просто ответил он.

 — Ты плод моего воображения, рожденный тем, кто создал «Ченнел» и продолжает им руководить, — жестко отрезала Нора. — Я могу избавиться от тебя. Могу превратить в чудовище, получающее наслаждение только от боли!

 — Можешь. Но тогда я не был бы человеком, которого ты действительно хочешь. В котором нуждаешься. Такой тебе ни к чему. Тебе нужен сильный, заботливый, нежный мужчина, который будет любить тебя, дорогая.

 — Я не нуждаюсь ни в чьей заботе! — бросила Нора. — Плавали! Знаем!

 — Нет, тебе не нужен надзиратель, — согласился он. — Ты нуждаешься в том, кто любил бы тебя, и не только физически. Я и есть этот мужчина.

 — У меня был муж, который стремился трахнуть каждую юбку. Теперь моя очередь! Жаль только, что он ничего не узнает! — окончательно рассердилась Нора.

 — Можно подумать, тебе от этого станет легче, — сухо заметил Кайл. — И знаешь, беби, мы в любую минуту можем вторгнуться в его сны и показать, что я могу отодрать тебя, пока не завопишь от наслаждения. Но я бы такого не посоветовал. Вдруг он захочет вернуть тебя?! А ты? Ты захочешь принять его?

 — Никогда! Подонок меня предал! Выставил круглой дурой! Но если бы я нашла какой-то способ отомстить ему, Кайл, клянусь, непременно так бы и сделала! Ненавижу его за то, что он сделал со мной! С нашими детьми!

 Нора неожиданно расплакалась, громко всхлипывая, как обиженный ребенок.

 Кайл крепко обнял ее, прижал к широкой груди и закрыл глаза, словно переживая ту же боль. Он твердо верил, что является именно тем человеком, который нужен Норе. Пусть даже она сама еще не поняла этого. Но поймет. Непременно поймет.

 Он гладил ее волосы, спину, что-то нежно шептал, и постепенно всхлипывания смолкли. Наконец он приподнял ее подбородок и стал слизывать слезы.

 — Не смотри на меня, — икая, попросила она. — Я ужасно выгляжу, когда плачу.

 — Ты прекрасна, Рыжая. И всегда останешься прекрасной для меня, — заверил он.

 — Заткнись! Иначе я снова заплачу, — пробормотала Нора.

 — Я никогда не заставлю тебя плакать, Рыжая, — пообещал Кайл. — Все, что я хочу, — любить тебя.

 — Я так боюсь, — прошептала она.

 — Чего? — осторожно допытывался он.

 — Не уверена, что смогу кого-то любить, а если полюблю и ты найдешь другую, вряд ли вынесу еще одну измену, — призналась Нора.

 Кайл заметил, что ее ресницы слиплись от слез.

 — Помни, дорогая, я твоя фантазия, — улыбнулся Кайл.

 — Но кажешься таким реальным. Не знаю, как мистеру Николасу это удается, но «Ченнел» стал для меня реальностью. И если я скажу, что люблю тебя, значит, рано или поздно тебе наскучу, и ты сделаешь то, что сделал Джефф. Найдешь другую и покинешь меня.

 — Никогда, Нора, пока ты по-прежнему меня хочешь. Клянусь! Я принадлежу тебе, Рыжая. Я весь твой!

 Нора не успела ответить: зазвонил телефон. Нора подняла трубку:

 — Алло?

 — Это консьерж, миссис Бакли. Вы приглашены в фантазию другой клиентки. Найдете соответствующие костюмы в шкафу. Когда будете готовы, войдите в лифт и нажмите красную кнопку. Вернетесь тоже лифтом, — сообщил безликий голос.

 — Я бы хотела взять с собой Кайла.

 — Конечно, миссис Бакли. Для него тоже есть костюм.

 Положив трубку, Нора подняла глаза на Кайла.

 — Карла пригласила нас в свою фантазию сегодня вечером. Тебе тоже разрешили пойти. Консьерж сказал, что костюмы лежат в шкафу.

 Нора уже улыбалась, позабыв о печали.

 — Посмотрим?

 Она встала с постели и, подбежав к шкафу, открыла дверь.

 В самом центре висели два костюма: короткая, с рваным подолом черная юбка, красный кушак и белая блузка с низким вырезом и короткими рукавами. Тут же висел мешочек, затягивающийся на тесемку. Нора разложила вещи на постели и, раздернув горлышко мешочка, вытряхнула содержимое: несколько браслетов с брелоками и большие золотые серьги-обручи.

 Нора улыбнулась. Прямо из старых пиратских фильмов Эррола Флинна!

 При виде второго костюма Нора рассмеялась. Он состоял из набедренной повязки, красивого золотого собачьего ошейника, усыпанного жемчугом и драгоценными камнями и подбитого овчиной, и красного кожаного поводка.

 — О Боже! — хихикнула Нора.

 — Твоя подруга лишена всякого такта, — заявил Кайл, но тоже ухмыльнулся.

 — Быстро под душ, — велела Нора, — и вперед, в мир пиратов, мистер Неотразимый.

 — Ты первая, — решил Кайл.

 Нора вопросительно склонила голову набок.

 — Если мы пойдем под душ вместе, сама знаешь, что будет, — пояснил Кайл. — Я никогда не смогу насытиться тобой, Рыжая.

 — Неужели тебе недостаточно того, что было сегодня?

 — Я еще только начал, — заверил он.

 Нора без дальнейших вопросов высоко подколола длинные рыжие волосы и пошла в ванную. Вернувшись, она занялась своим туалетом. Прежде всего никаких лифчиков. Пиратские девчонки их не носят.

 Она натянула крестьянскую блузу. Вырез оказался таким глубоким, что груди практически из него выпрыгивали. Юбка едва прикрывала бедра. Единственное, что она могла под нее надеть, — трусики-танга, которые Нора ненавидела. Значит, никаких трусиков.

 Она несколько раз обернула вокруг талии красный кушак и завязала спереди. Надела браслеты, вдела в уши золотые обручи. К ее удивлению, туфель не было, но «Ченнел» все предусмотрел, значит, так тому и быть.

 — Черт возьми! С таким же успехом могла бы повесить на себя табличку: «Иди сюда и трахни меня», — проворчал Кайл, выходя из ванной, и тут же запустил руку под ее юбку.

 — Держись подальше, — предупредила она, шлепнув его по пальцам. Уселась за туалетный столик и стала причесываться.

 — Заплети косу, — посоветовал он. — В мире твоей подруги всякое случается. Не стоит, чтобы волосы лезли в глаза, особенно если придется бежать.

 — Вот и заплети, — кивнула Нора. — Так будет легче.

 Она терпеливо дожидалась, пока Кайл заплетал ей косу и закреплял кончик круглой резинкой.

 — А теперь поторопись, мистер Неотразимый, — попросила она.

 Кайл натянул бедренную повязку из мягкой, похожей на кожу ткани. Передняя и задняя части скреплялись тонкими золотыми цепочками.

 — Застегни ошейник, — велел он.

 Нора встала, надела на него ошейник и пристегнула поводок.

 — Не давит? — спросила она.

 — Сидит идеально, — заверил он, притягивая ее к себе и запечатывая губы поцелуем. — Помни, что я люблю тебя, Рыжая, — прошептал он, отстранившись, — что бы ты там ни думала.

 Они направились к лифту. Двери открылись. Поводок был зажат в руке Норы. Кайл нажал кнопку, и лифт стал спускаться. Выйдя, они оказались в большой пещере. Правда, выход был перед ними, а за ним расстилались берег и море. Они ступили прямо в лунную ночь, как раз в тот момент, когда длинная шлюпка вонзилась носом в песок. Из шлюпки выпрыгивали неясные фигуры.

 — Нора! — окликнул голос Карлы.

 Одна тень оторвалась от остальных и побежала навстречу. Карла была одета в узкие черные короткие шорты, белую, такую же как у Норы, блузку и блестящий золотой кушак, туго обхвативший тонкую, совсем не как у настоящей Карлы талию. На голове лихо сидела красная бандана, из-под которой выбивались черные локоны. За пояс был заткнут кинжал. С ушей тоже свисали серьги-обручи. Она крепко обняла Нору.

 — Я боялась, что ты никогда не вернешься, — прошептала она. — Лежа на больничной постели, ты выглядишь такой хрупкой и осунувшейся.

 — Я слышала тебя. Когда ты просила не изматывать моих мальчиков.

 — Слышала?! — взвизгнула Карла.

 — Только очень тихо, словно издалека, — пояснила Нора. — А теперь расскажи, что происходит.

 — Расскажу, но сначала пойдем в «Русалку», выпьем вместе. — Она обернулась: — Возвращайтесь на судно! Все, кроме Калеба Сноу. У меня здесь дела. А корабль Моргана стоит в гавани. Когда вы в последний раз встретились с его командой, мне стоило целого состояния вызволить вас из губернаторской тюрьмы. Хорошо еще, что здешний губернатор берет взятки!

 — Нуууу, капитан, — проныл чей-то голос.

 Рука Карлы легла на талию. Нора с изумлением увидела, что подруга вытащила из-за кушака небольшую свернутую плеть.

 — Давно не пробовал девятихвостой кошки, Хокинс? — улыбнулась Карла.

 — Не надо, капитан. Мы уже идем, — пробормотал матрос, отступая.

 — Плывите к кораблю, — скомандовала Карла. — Лодка еще понадобится мне и Калебу.

 Матросы, ворча, вошли в воду, и Карла рассмеялась.

 — С ними иначе нельзя, — пояснила она, оборачиваясь к Норе. — А теперь в «Русалку»!

 Кабачок находился прямо на берегу, среди пальмовых деревьев. Здесь Карлу знали и приветствовали как хозяин, так и посетители. Она то и дело улыбалась и махала рукой, здороваясь со знакомыми. Хозяин поспешил к ней:

 — Капитан Рейвен! Рад снова вас видеть! Позвольте проводить вас к столику!

 Он стал расчищать дорогу в толпе собравшихся.

 — Вот, самый лучший, у очага, — объявил хозяин, свирепо глядя на сидевших за столиком. При виде Карлы те мигом вскочили. — Что будете пить, капитан? Грог? Ром?

 — Ром на четверых, — решила Карла.

 Хозяин поспешил выполнить заказ.

 Карла впервые присмотрелась к Кайлу.

 — Ну и ну, Нора! Он очень мил!

 Она подошла ближе и медленно провела ладонями по смазанной маслом груди.

 — Это Кайл, — сухо представила Нора.

 — Я хочу его. Всего на несколько минут.

 Карла выхватила кинжал и, поддев цепочку набедренной повязки, одним движением перерубила надвое. Повязка свалилась на пол.

 — Я не порезала тебя? — нежно спросила она, принимаясь ласкать его пенис, взвешивая мошонку на ладони.

 — Нет, — ответил Кайл, не отрывая от нее взгляда, — Но твой спутник, похоже, не слишком доволен.

 Карла повернула голову:

 — Это Калеб Сноу. Мой первый помощник. Можешь поиграть с ним, пока я занимаюсь твоим Кайлом. Кайл, я люблю, когда мужчина сзади. Только смотри, в «киску». Не в попку.

 Она прижалась к нему, что-то бормоча. Он стянул с нее шорты.

 — Любишь? Именно так? — протянул он, сунув пальцы между ее ног. Она уже была горячей и влажной, и Кайл победно ухмыльнулся.

 Тем временем Калеб уселся за стол и посадил Нору на колени. Его рука нырнула в вырез ее блузки. Он стал грубо ласкать ее груди.

 — Славные титьки, девочка! — прогремел он. Калеб был настоящим великаном. В его присутствии все остальные казались недомерками. Даже Кайл, рост которого составлял около двух метров. Голая грудь напоминала бочонок. На руках бугрились мускулы. У него были рыжеватые волосы и короткая рыжеватая бородка. Глаза сияли синевой.

 Оттолкнув Нору, он сдернул вниз ее блузу и стал сосать груди. Рука прокралась под юбку. Пальцы стали теребить клитор.

 — Ты дерзкий мужчина! — заметила Нора. Его губы все сильнее тянули ее сосок. Палец под юбкой посылал волны возбуждения по всему телу. Ничего не скажешь, у Карлы весьма живое воображение!

 Нора ощутила, что уже истекает соками.

 — Слабое сердце никогда не завоюет красивую девицу, — проворчал Калеб, неожиданно сбрасывая ее на пол. — На колени, девка! Ты знаешь, что мне надо, и когда я велю тебе остановиться, тут же остановишься, и мы немного прокатимся.

 Нора встала на колени между его расставленными ногами. Вынула из штанов его член и стала лизать. Когда член пробудился к жизни, она взяла его в рот и принялась сосать так же сильно, как Калеб — ее груди. Он шумно вздохнул, и через несколько минут его плоть выросла до такой степени, что у нее заболели щеки. Калеб приказал ей встать и сам поднял ее. Она почти с ужасом смотрела на его член. Воистину гигантские размеры! Нора впервые увидела нечто подобное!

 — Пойдем, девушка, прокатишься на моей лошадке, — плотоядно ухмыльнулся Калеб.

 — Ты разорвешь меня своим огромным копьем! — прошептала Нора, пугливо отступая.

 — Нет, не бойся, — пообещал он и, проворно схватив ее, поднял и насадил на свой кол. — Откройся пошире, детка. И обхвати меня ногами.

 К полному потрясению Норы, Калеб не убил ее. Чудовищный кол легко скользнул в ее «киску». Но больно не было. Совсем!

 И тут он коснулся самого чувствительного места. Нора пронзительно вскрикнула от стремительно нараставшего наслаждения.

 Он обнял ее за талию и стал поднимать и опускать, напевая какую-то забавную детскую песенку.

 Потом рассмеялся громким рокочущим смехом, продолжая вонзаться в ее раскаленное лоно.

 — Откинься, и я войду глубже.

 Почти теряя сознание от блаженства, Нора исполнила его требование и откинулась на его руки. Он проникал все глубже и глубже, и она жалобно застонала, утопая в жаркой волне восторга.

 — Разве он не хорош? — ворвался в ее сознание голос Карлы. — Как и твой Кайл. Когда я кончила, этот бессовестный тип вломился прямо в мою попку и подарил мне безумное наслаждение. У Калеба для этого слишком большой кол. Так что приходится брать других мужчин. Откуда твой Кайл знал, что я этого хочу?

 — У него прекрасная интуиция, — пробормотала Нора, приходя в себя.

 Калеб поднял ее и усадил рядом.

 — Ты очень талантлив, — похвалила она его, целуя шершавую щеку, и глотнула рома из поставленной перед ней кружки. — Должно быть, все на нас глазели. Но я ничего не замечала. А ты?

 Нора поправила блузку и затянула тесемки, на которые был собран вырез.

 — Меня нагнули над столом, — сообщила Карла, смеясь. — Так что я тоже ничего не видела.

 — Прекрасно! Теперь, когда мы познакомились, пусть наши парни придут в себя, а ты расскажешь, что происходит в другой реальности, — решила Нора. — Как давно меня нет? Как дети? Джефф уже начал сдаваться?

 — Дети и твоя ма в порядке. Но мне приходится из кожи вон лезть, чтобы не допустить их дежурить у твоей постели. Тебя перевезли в «Шоркрест». Ты без сознания уже два месяца, теперь конец февраля.

 — Здесь времени словно не существует, — заметила Нора. — А Джефф?

 — Тверже камня, — вздохнула Карла. — Он и Хайди приезжают к вам в дом по уик-эндам. Он велел запаковать и убрать в подвал всю твою одежду, а сам обосновался в вашей спальне.

 — Он перебрался в мой дом со своей любовницей? — поразилась Нора.

 — Только на уик-энды, — повторила Карла. — Джефф говорит, что не хочет оставлять дом без присмотра на всю зиму. Потребовал, чтобы Крамер обратился в суд и попытался убедить судью дать разрешение на продажу дома весной, как он намеревался с самого начала. Крамер пообещал Рику, что причитающиеся тебе сорок процентов будут положены в банк на твое имя. Рик поговорил с судьей. Ей такое предложение не нравится, но она знает, что у Джеффа возникли затруднения с выплатой денег за кондоминиум. Рик говорит, что она сочувствует тебе, но старается поступать по справедливости. Нора, если ты останешься здесь еще на месяц, твоей страховки не хватит на пребывание в частной лечебнице. Им придется брать деньги из тех, что ты получила за дом. Нужно срочно что-то предпринять! Да, к тому же Хайди зла, как оса. Вчера я столкнулась с ней в винном магазине.

 Нора долго молчала, прежде чем спросить:

 — Она очень несчастна?

 — Думаю, она действительно влюблена в Джеффа, хотя в толк не возьму почему. Но он гораздо старше ее, и этот развод тоже его измучил.

 — Почему же он не сдается?

 — Если судья даст разрешение на продажу, ты пропала, — предрекла Карла.

 — Расскажи мне о Хайди, — попросила Нора. — Что она тебе сказала? Как себя вела?

 — Думаю, она разговорилась со мной, потому что у меня был приветливый вид. Я увидела, как она бродит по магазину. Мне показалось, что выглядит она расстроенной. Наши взгляды встретились, и я ничего не смогла поделать с собой. Улыбнулась ей, но не успела оглянуться, как она уже плакалась мне. Я слушала и непрерывно кивала.

 — И что она тебе наговорила? — спросила Нора, отбросив лежавшую на ее бедре руку Калеба Сноу.

 — О том, как ее тошнит от этих уик-эндов в глуши, когда зимой в городе так весело. А Джефф ложится в постель едва ли не на закате. Ей приходится часами смотреть телевизор в одиночестве. Бедняжке так скучно! И каждый уик-энд Джефф забывает принять виагру, и Хайди считает, что он делает это намеренно.

 Карла хихикнула:

 — Джефф принимает виагру?! С ума сойти!

 — Если ей так скучно, нужно рассказать о «Ченнеле», — тихо подсказала Нора.

 — Ты спятила?! — возмутилась Карла.

 — Ничуть. Ведь не Джефф, а Хайди нервничает из-за развода. Ты знаешь, мне плевать, женится он на ней или нет. Мне нужен только мой дом. Но теперь из-за судьи я могу потерять дом. Он боится, что Хайди уйдет, поэтому и послал Крамера к судье. Пусть Рик попросит судью подождать моего выздоровления еще месяц. Всего месяц. Заверит, что если я к тому времени не очнусь, он согласится на продажу дома. При этом Хайди придется смириться с новыми проволочками. Молодые не так терпеливы, как мы. Им всегда хочется получить все и сейчас. Объясни Хайди, что у тебя есть средство от скуки, о котором Джефф ничего не должен знать. Расскажи о существовании «Ченнела», места, где можно осуществить любую фантазию. И что если она не верит тебе, пусть позвонит на кабельное телевидение и закажет «Ченнел». Когда Джефф уснет. Но предупреди, что в присутствии Джеффа ничего не получится. Да, и добавь, что если ей не понравится, ты уговоришь Рика поскорее продать дом. Наша рыбка непременно попадется на эту наживку.

 — Но зачем тебе нужно, чтобы она узнала о «Ченнеле»? — вырвалось у Карлы.

 — Потому что, как все мы, она наконец почувствует, что это такое: действительно потрясающий секс. И неужели думаешь, что после этого она захочет остаться с Джеффом? Зачем он ей тогда будет нужен? — пояснила Нора подруге.

 — Может, ты и права. А если нет? — не сдавалась Карла.

 — В этом случае я проиграю, но это моя последняя попытка. Не хочу, чтобы мои дети приезжали в убогую однокомнатную квартирку, которую им отныне прикажут считать домом. Да и удастся ли мне купить эту квартирку? Я не хочу покидать Эгрет-Пойнт. Это — мой дом!

 — Хорошо, я сделаю, как ты просишь, — согласилась Карла. — А вдруг сработает? За последнее время Джефф очень сдал. Даже растолстел, хотя раньше такого за ним не водилось. Под глазами темные круги. Ты действительно его допекла. Но сдаваться он не хочет. Да, по размышлении можно сказать, что в этой ситуации именно Хайди — слабое звено. Однако должно пройти несколько дней. Сегодня ночь среды, и…

 — Я долго ждала, — отмахнулась Нора, — могу и еще подождать.

 
Вверх

Поделитесь ссылкой