Тайные наслаждения

Тайные наслаждения

Нора Бакли пожертвовала ради мужа всем, посвятив ему всю свою жизнь, а этот изменник бросил ее, увлекшись молоденькой красоткой! Как быть? Кто даст ей дельный совет? Только опытные подружки. А они считают, что Нора должна снова почувствовать себя женщиной и немедленно завести ни к чему не обязывающий роман с привлекательным мужчиной. Сплошные наслаждения и никаких проблем — чем плохо? И мужчина, который появляется в жизни Норы, с удовольствием воплощает в жизнь ее тайные фантазии…

Глава 2

 

 Ощущение было такое, словно в теле бурлят пузырьки шампанского. Голова постепенно начала проясняться, и она поняла, что находится в чьих-то объятиях. Крепкие руки и стальное тело…

 Нора подняла ресницы и взглянула в смеющиеся глаза цвета молодой листвы.

 — Кайл? — прошептала она.

 Вблизи он был еще лучше!

 Она поспешно зажмурилась. Все это не наяву…

 — Да, дорогая Нора, — заверил хрипловатый голос.

 Его губы прижались к ее макушке.

 Глаза Норы снова распахнулись. Это происходит с ней! Действительно происходит!

 — Я рад, что ты наконец набралась храбрости прийти, Рыжий Разбойник, — мягко поддразнил он и, взяв ее за руку, увлек к зеркалу.

 Нора тихо ахнула, уставясь на свое отражение в зеркальном стекле. Она выглядит тридцатилетней! Волосы снова сверкают медью, длинная, роскошная грива, беззаботно раскинувшаяся по плечам. Ни одной целлюлитной рытвинки на молочных бедрах и круглых коленях. И на ней восхитительно скудное одеяние!

 — Вот это да! — выдохнула Нора, любуясь собой в очень коротком шелковом черном халатике, едва прикрывавшем роскошное налитое тело.

 Она зачарованно наблюдала, как он, стоя за ее спиной, медленно развязывает пояс халатика и обнажает идеально упругие груди.

 — Славные, — прошептал он, нежно лаская ее. — Очень-очень славные.

 Его ладони были теплыми, прикосновение — восхитительно чувственным.

 — М-м-м, — пробормотала Нора, наслаждаясь прикосновениями и чувствуя, как внизу, в складках лона, уже собирается влага. Она с силой прижалась спиной к его груди, медленно вдавливаясь попкой в его чресла. Все страхи исчезли. Этот мужчина, кем бы он ни был, не причинит ей зла. Она это чувствовала. Он хотел только угодить ей. Это ее фантазия, и она — главная героиня.

 Куда девалось ее смущение?

 Она забыла о запретах. Нора Бакли имеет право на что-то, принадлежащее только ей, даже если это что-то существует лишь в ее воображении!

 Если верить Кайлу, она может требовать и получить все те соблазнительные ощущения, которые всегда хотела испытать. Ощущения, мысли о которых Джеффу и в голову не пришли бы, поскольку он считал, что жена обязана лежать неподвижно, пока муж над ней трудится. Он всегда утверждал, будто она сама виновата в том, что не получает наслаждения. Но как можно получить наслаждение, если тебя швыряют на спину, наскоро трахают, а перед тем как заснуть, приказывают идти в душ? Никаких любовных игр, и все происходит в темноте.

 Нет, черт возьми, это не ее вина! Виноват Джефф, и Нора всегда это знала! Он использовал ее, чтобы утолить похоть, и ничего больше. В молодости она, неопытная девушка, не понимала этого. Но потом, слушая разговоры подруг, поняла, что нужно больше знать о сексе. В попытке придать остроты их отношениям она предложила Джеффу отшлепать ее и, сунув палец в рот, сообщила, что была ужасно скверной девчонкой. Джефф в ужасе отшатнулся и стал допытываться, где она набралась такой извращенной пакости. После этого она не посмела попросить, чтобы он ласкал ее языком. Она где-то читала, что ощущения при этом просто божественные. Но муж не терпел даже французских поцелуев.

 Нора открыла глаза, снова посмотрелась в зеркало и медленно повернулась, восхищаясь собой. Боже, какую фигуру она себе навоображала! Идеальную! Она и в двадцать лет так не выглядела!

 Теперь она стояла лицом к Кайлу. Ее руки лежали на полотенце, обмотанном вокруг его стройных бедер. Она проворно стянула полотенце.

 — Я за честную игру!

 — На самом деле ты хочешь увидеть моего «дружка», испорченное создание! — ответил он с коварной улыбкой и отступил, давая ей возможность увидеть его во всем блеске.

 Сердце Норы учащенно забилось при виде его мужского достоинства. Она всегда считала, что у Джеффа оно было вполне нормального размера, а вот у Кайла… поистине огромное. Даже в нынешнем спокойном состоянии оно казалось очень длинным и толстым. Она медленно провела пальцами по всей длине, и его плоть почти сразу же затвердела. Она легонько сжала двойной мешочек. Ничего не скажешь, он хорошо оснащен!

 — Очень мило, — улыбнулась она. — Очень-очень мило.

 Кайл хмыкнул, и этот густой низкий звук мгновенно ее согрел.

 — Мы хорошо позабавимся, Рыжая Разбойница, верно?

 — Да, — согласилась Нора, — и еще как! Я по-прежнему не понимаю, как это возможно, но думаю, что не стоит и пытаться. Теперь мне абсолютно все равно.

 Она снова сжала двойной мешочек.

 — Молодец, — одобрил он и, взяв ее руку, попросил: — Пойдем, Нора. Нам обоим не терпится поскорее заняться любовью. И смотри, что наделала твоя шаловливая ручка!

 Нора опустила глаза и удивленно приоткрыла рот. Его плоть набухла и поднялась. Головка теперь была рубиново-красной. Да, определение «сверхогромен» в применении к Кайлу было весьма скромным! Она и представить не могла чего-то подобного!

 Кайл подвел ее к двойным дверям. За ними оказалась просторная, роскошно меблированная спальня, за окнами которой виднелся все тот же городской пейзаж.

 Высокие стеклянные двери вели на заставленную растениями в горшках террасу. Ветви сакуры в полном цвету прижимались к стеклу. Но у Норы не было времени хорошенько осмотреться: Кайл толкнул ее на кровать, застеленную черным атласным бельем.

 — Откройся пошире для папочки, — попросил он, целуя ее. Его губы оказались жадными и влажными. У Норы перехватило дыхание. Кайл, сжав ее голову большими ладонями, продолжал покрывать поцелуями ее веки, щеки, кончик носа.

 Теперь Нора твердо верила, что попала в рай. Страсть неумолимо завладевала ею. Она смутно ощутила, как он раздвинул коленями ее ноги и одним мощным выпадом заполнил лоно. Нора застонала. Всего несколько толчков его могучей плоти, и она кончила. Он мгновенно взорвался в ней, и их соки смешались.

 — О, Кайл, это было так хорошо, — прошептала она, наслаждаясь тяжестью его тела.

 Немного погодя Нора осознала, что он продолжал оставаться в ней, горячий и пульсирующий. Она вопросительно взглянула на Кайла.

 — Я говорил, что в первый раз все будет быстро, потому что мы оба в этом нуждаемся, — напомнил он, — но сейчас все будет очень-очень медленно. Я заставлю тебя кричать, Нора. Кричать от наслаждения. Поверь мне. Я — человек слова.

 По-прежнему оставаясь в ней, он слегка приподнял ее, подался вперед и стал лизать соски. Губы сомкнулись на соске, и он принялся яростно сосать.

 — Еще! — прошипела она. — Сделай это со мной!

 — Не сейчас, — возразил он, глядя ей в глаза. — Я хочу, чтобы ты усвоила, что спешить вовсе не обязательно. Что не нужно жадно стремиться к удовлетворению. Оно придет само, как только ты этого захочешь.

 Губы накрыли второй сосок. Он стал сосать, и Нора потеряла голову. Ощущение его большого «дружка», наполнявшего ее, но не дарившего наслаждения, сводило с ума.

 — Сделай это со мной, — настаивала она, извиваясь. — Сейчас!

 Она распутница! И всегда хотела быть распутной! Всегда любила секс, но за все годы брака ни разу не испытала того, что испытывает сейчас. Но больше этому не бывать! Ее фантазии стали реальностью, и Нора Бакли получит все, на что рассчитывает! Вот были бы удивлены подруги, узнав, что скромница Нора изголодалась по сексу!

 Нора громко рассмеялась.

 — Сделай это, Кайл! — скомандовала она. — Сейчас! Я хочу, чтобы меня затрахали до умопомрачения! Ты можешь сделать это! Можешь!

 Он больно укусил ее за сосок, но тут же расплылся в медленной улыбке:

 — Как угодно моей госпоже.

 — Да! — вскричала Нора. — Разве не для этого ты здесь? Не для того, чтобы служить мне беспрекословно, когда угодно и где угодно?

 Дрожь предвкушения охватила ее.

 — Именно для этого я здесь, Нора, — сдался он, снова укладывая ее на спину и яростно целуя.

 Секс! Чистый, беспримесный секс без всяких обязательств! Без угрызений совести. Секс с человеком, чья единственная цель — ублажить ее. Заставить почувствовать себя настоящей женщиной. И любовь не имеет, с этим абсолютно ничего общего. Да и долг тоже. Вместе со всем тем, чего ожидают от нее окружающие. Впервые в жизни у нее на губах вкус свободы! Неужели это она бесстыдно распростерта на черных атласных простынях? Неужели это над ней трудится красавец с очень большой и очень возбужденной плотью? Все-таки жизнь хороша!

 Его губы блуждали по ее лицу, горлу, груди. Сильные выпады бросали в лихорадку наслаждения, подобного которому она еще не знала. Почему она не может получать его с Джеффом? С Джеффом, которого когда-то любила… Но любовь прошла. Это Нора поняла только сейчас. Другие мужья и жены оставались любовниками. Почему не они? Но какая теперь разница?

 Она со стоном обвила ногами мускулистый торс Кайла, давая ему больший доступ к своему телу. Он вонзался все глубже во влажные глубины ее раскаленного лона.

 — Сделай это! Сделай! — пронзительно вскрикнула она, кусая мочку его уха. Ее пальцы вонзились в его сильные плечи. Ногти раздирали спину. Она напряглась, почти сопротивляясь ему.

 — Маленькая сучка! — прорычал он, начиная двигаться быстрее. — Тебе все мало, верно? Но это только начало. Все, что я собираюсь сделать с тобой и заставлю тебя делать со мной, беби… тебе понравится. Ты такая горячая штучка, Нора.

 Он яростно врезался в нее, заметив едва уловимые изменения, мелькнувшие на лице. Ощутив слабый трепет, зародившийся в глубинах ее тела.

 — Ну же, Нора, — требовал он, облизывая ее ухо, проникая кончиком внутрь, имитируя движения своего пениса. — Ты хочешь кричать, беби? Я чувствую все, что происходит в тебе. Пусть это случится! Пусть случится!

 Она вся горела. Еще немного — и от нее останется пепел. Но ей все равно! До сих пор она лишь однажды в жизни испытала оргазм. На вторую ночь после свадьбы Джефф долго упрекал ее за неуместные крики. Порядочные леди так не поступают. Не вопят, как банши! Но сейчас сотрясающие ее спазмы перешли в неистовые содрогания. Из горла Норы вырвался пронзительный крик:

 — О Боже, да! Не останавливайся, дорогой! Только не останавливайся! Ааааааа!

 Она снова содрогнулась и впервые в жизни потеряла сознание. Правда, очень быстро пришла в себя, зажмурилась и стала молиться. О Господи, только бы сейчас не оказаться на проклятом диване! Только бы по-прежнему лежать на черных атласных простынях, в объятиях мистера Неотразимого!

 Но тут ее поцеловали в лоб, и глаза открылись сами собой.

 — Говорил, что заставлю тебя кричать, — прошептал Кайл с довольной улыбкой. — Ты будешь кончать каждый раз, когда я стану трахать тебя, Рыжая Разбойница. Кончать. Каждый. Раз, — повторил он, подчеркивая каждое слово.

 — Угроза или обещание? — спросила она, нежно глядя на него. — Собственно говоря, мне все равно.

 Он рассмеялся.

 — Хочешь принять душ? — спросил он, встав с постели.

 — Ванная за этой дверью. Верно? — Она показала на двойные двери в дальней стене.

 Кайл кивнул.

 — Я бы предпочла полежать в огромной ванне. Но и душ, конечно, не помешает.

 — Это твоя фантазия, — пожал он плечами. — Хочешь посмотреть?

 Все оказалось точно так же, как она всегда мечтала. Никакой маленькой, убогой комнатки с ванной, душевой кабинкой, раковиной и унитазом. Она оказалась в просторном светлом помещении с высокими арочными окнами, с видом на тот же городской пейзаж. Полы из итальянской плитки с подогревом. Как приятно ступать по ним босыми ногами! Унитаз и биде были спрятаны за белыми лакированными дверями, которые закрывали их от посторонних глаз.

 Кайл усадил ее на биде, а сам, встав на колени, отрегулировал температуру воды и стал мыть Нору мягкой фланелькой, позволяя струе ласкать складки ее лона. Это было самым интимным и чувственным действием, которое когда-либо делал для нее мужчина. Наконец он поднял ее и поцеловал.

 — Пойдем посмотрим, что еще здесь есть, — пригласил он.

 В одном из углов оказалась большая душевая кабинка из стекла и плитки. Ванна представляла собой гигантский мраморный прямоугольник, утопленный в пол. Две ступеньки вниз вели в душистую воду. На зеркальной стене были укреплены две мраморные раковины. И никаких аляповатых шкафчиков! Дверцы большого чулана были открыты, и на полках лежали черные с белым махровые полотенца из египетского хлопка, такие же халаты и простыни.

 — Золотые краны, — пробормотала Нора. — Джефф считает, что это вульгарно, но мне нравится. Где массажист?

 — Появится, как только ты захочешь, — ответил Кайл не моргнув глазом и показал на маленький мобильник, висевший на стене у раковины.

 — Он блондин, верно? — уточнила Нора. — Австриец, с таким забавным акцентом. И зовут его Ролф?

 Кайл кивнул, весело блестя глазами:

 — Да, мэм. Точно такой, каким вы желаете его видеть.

 — По-моему, я больше никогда не захочу возвращаться к реальности, — вздохнула Нора.

 — Всем приходится рано или поздно сталкиваться с реальностью, — ответил он. — Поэтому нам так дороги наши фантазии.

 С этими словами он подошел к душевой кабине и включил воду.

 — Пойдем. От нас так и разит сексом, а впереди еще целая ночь. Вижу, ты по-прежнему не удовлетворена.

 — И возможно, никогда не буду, учитывая все те годы, когда Джефф игнорировал меня, хотя сам изменял направо и налево, — горько ответила Нора. — И что будет, когда изобретатель «Ченнела» решит его закрыть?

 — Ты задаешь вопросы, на которые у меня нет ответа, — покачал головой Кайл. — И не тревожься о том, чего еще не случилось, а скорее всего и не случится. Лучше давай наслаждаться моментом.

 Он протянул ей руку.

 — Идем, беби.

 Нора позволила ему увлечь себя в душ. Из трех насадок вырывались струи, поливавшие ее со всех сторон. Она могла бы поклясться, что вода тоже надушена. Но возможно ли это? Почему бы нет! Ведь это ее фантазия!

 — Это дозатор жидкого мыла, — пояснил Кайл, показывая ей маленький краник и кнопку. Он нажал кнопку и принялся втирать вязкую жидкость в плечи, спину и округлые ягодицы Норы. Смыл мыло, повернул Нору лицом к себе и принялся мыть ее груди, торс и густые завитки, покрывавшие низ живота.

 — Теперь моя очередь! — весело объявила Нора и, наполнив ладони душистым мылом, стала мыть Кайла, оглаживая руками упругое тело: широкие плечи, узкие бедра и поистине восхитительный зад.

 — У тебя такая славная попка!.. — прошептала она.

 Он смыл мыло и повернулся к ней лицом. Ее руки неспешно намыливали его. В ответ Кайл стал ласкать ее груди и живот. Нора повторяла каждое его движение. Намылила треугольник волос, гладя волосатый мешочек и пенис, становившийся тверже с каждым взмахом ее руки. Что же, вполне ожидаемая реакция. Раздвинув створки ее лона, он проник внутрь двумя пальцами. Они снова стали целоваться, и горячая вода показалась ледяной по сравнению с жаром, излучаемым их телами.

 Кайл стиснул упругие ягодицы, прижал Нору спиной к стене и, приподняв, насадил на свою восставшую плоть. Она вобрала его в себя и обняла за шею. Дьявол, больше, кажется, она ничего на свете не желает! Только давать и получать наслаждение.

 Нора огорченно застонала, чувствуя приближение оргазма.

 — Нет, черт возьми!

 — Дай себе волю! — прошипел он ей на ухо. — Ты получишь еще. Сколько пожелаешь. Я никогда не устаю. Пусть это случится. Наслаждайся.

 Нора закричала. И к собственному стыду, немедленно захотела Кайла. Тот тихо рассмеялся и нежно поцеловал ее.

 — Бедная Рыжая Разбойница. Представляю, каково тебе было с Джеффом! Ты абсолютно ему безразлична. Он заботился лишь о собственном наслаждении и оставлял тебя неудовлетворенной. Как говорится, сунул, вынул и пошел.

 Большая ладонь погладила мокрые волосы Норы.

 — Как только ты привыкнешь ко мне, Нора, сама увидишь, что спешить не придется. Говорю же, я неутомим и могу продолжать столько, сколько тебе захочется. Я научу тебя не торопиться и пить наслаждение по капельке.

 Она ощущала, как колотится под ее щекой его сердце. Горячая вода била в них со всех сторон, пока она пыталась отдышаться.

 — Никогда, за все годы брака, я не получала такого удовольствия, как сегодня. Я даже была почти уверена, что подобное наслаждение существует только в любовных романах. Но ты прав. Я так боюсь, что ты кончишь раньше, что сама кончаю почти мгновенно. Над этим следует поработать, Кайл. В конце концов, это моя фантазия!

 — Мы так и сделаем, дорогая, и при этом хорошенько повеселимся, — ухмыльнулся Кайл.

 — Давай выйдем отсюда. У меня вся кожа сморщилась, Теперь я, пожалуй, готова к массажу.

 — Бесстыдная и ненасытная, — хмыкнул Кайл. — Два качества, которые я больше всего люблю в женщине. Возьми. — Он протянул ей большое полотенце. — Вытирайся, а я пока позову Ролфа.

 Он обвязал полотенце вокруг талии, подошел к той стене, где был укреплен мобильный, и стал что-то тихо говорить.

 Нора завязала голову полотенцем и, взяв другое, принялась вытираться. Каждая частичка ее тела словно ожила. Ее трахнули трижды… всего за час? За два? Она понятия не имела, сколько времени прошло. Но какая разница, сколько это продлится? И когда она сможет снова заказать «Ченнел»? Может быть, они не ограничивают количество просмотров? О нет, это было бы чересчур жестоко! Знает ли Кайл?

 — Ролф сейчас придет, — сообщил Кайл, вытираясь на ходу. — Повернись, беби, я вытру тебе спинку.

 — Я могу заказать «Ченнел», когда захочу? — с беспокойством спросила Нора. — Или существует какой-то лимит?

 — О таком я не слышал. Означает ли это, что ты вернешься?

 Он сжал ее груди и принялся теребить соски, которые тут же затвердели.

 — Но я не хочу уходить! — запротестовала Нора. — Прекрати, Кайл, иначе я встану на колени и возьму тебя в рот. Ты снова меня раззадорил!

 — Привет! — произнес мужской голос с австрийским акцентом.

 Обернувшись, они увидели блондина, стоявшего в дверях ванной.

 — Я Ролф. Сделаем это здесь, в ванной?

 В руках у него был складной стол, на широкой груди висел мешок.

 Нора дерзко оглядела молодого человека. Средний рост. Мускулистый, но не чрезмерно. Коренастый. Крепкое тело. Голубые глаза. Розовые щеки. Обнажен.

 Нора невольно облизнулась. Но черт возьми, они тоже обнажены. Так гораздо легче. И оснащен он прекрасно! Ролфу придется немало потрудиться. И уж конечно, дело одним массажем не ограничится!

 Она вдруг поняла, что едва сдерживает нетерпение.

 — Ставь стол сюда, — скомандовала она. — Кайл, дорогой, почему бы тебе не отдохнуть.

 — Разве ты не позволишь мне смотреть? — расстроился он.

 — А ты хочешь смотреть? — поддела она. До чего же это волнует!

 — Только если ты позволишь, — буркнул он, однако Нора сразу увидела, что он очень этого хочет.

 — Я позвоню тебе, когда понадобишься, — пообещала Нора. Она здесь главная и решила немного наказать его. Просто потому, что он в ее власти. Огонь ревности в его глазах дал ей огромное удовлетворение.

 Ролф разложил стол у бассейна и накрыл его вынутой из мешка перкалевой простыней персикового цвета.

 — Начнем с твоей спины, — объявил он, помогая Норе лечь. — Когда-нибудь делала массаж?

 — Я девственница, — вызывающе ответила она. Голубые глаза ярко блеснули.

 — Я прекрасно умею обращаться с девственницами, — кивнул он. — Закрой глаза и позволь мне заняться своим делом.

 — Действительно умеешь? — кокетливо спросила она.

 — Так мне сказали. Тебе судить, Нора. Если буду плохо себя вести, можешь меня отшлепать. Гардения или миндальное масло? У меня есть и то и другое.

 — Гардения.

 Она закрыла глаза, как было велено, и представила Ролфа, склонившегося над диваном в гостиной, пока она шлепает его щеткой для волос, так что пухлые белые ягодицы постепенно наливаются краской. Над этим следует подумать, и откуда, во имя Господа, берутся эти сладострастные мысли?

 — О, как хорошо, — пробормотала она, когда его руки стали разминать ее плечи.

 — Я только начал, — ответил он, намазывая ее душистым маслом. — Будет все лучше и лучше, не сомневайся.

 Почему она способна ощутить все это? Даже аромат масла! Она никак не может понять, в чем дело! Впрочем, не лучше ли просто наслаждаться?

 Она отбросила смущающие ее мысли и сосредоточилась на пальцах, впивавшихся в ее податливую плоть. Она и не подозревала, насколько болезненны мышцы ее плеч и шеи. Хотя она никогда не позволяла себе насладиться массажем, все же сразу поняла, что у Ролфа огромный талант. Может, имеются и другие?

 Нора улыбнулась про себя. О да, наверняка!

 Она постепенно расслабилась. Господи, если это ее фантазия, как долго она гнездилась в ее воображении? Поразительно хороший сон! Она была замужем так долго! Отказалась от всего, чтобы быть идеальной женой и матерью. Но чего она хотела? Теперь трудно сказать. У Джеффа мораль уличного пса и этические принципы хорька. Дети уже выросли и скоро разъедутся. Она осталась одна.

 — Прекрати думать! — рявкнул Ролф, прерывая течение ее мыслей. — Ты снова напрягаешься, солнышко.

 Его пальцы сомкнулись на ее грудях.

 — Славная парочка, — заметил он, слегка сжимая нежные холмики. — Круглые, упругие и большие соски, как распустившиеся розы.

 — Я не расслаблюсь, пока ты делаешь это, — засмеялась Нора. — Ох, как хорошо, Ролфи!

 Ее соски сморщились и напряглись. По спине пробежал озноб.

 — Сейчас не до секса, — пожурил он. — Я хочу сделать тебе настоящий массаж, солнышко. Прекрати думать своей «киской» и позволь мне делать свое дело.

 — Но неужели ты не хочешь…

 — Конечно, хочу, но пока что рано. Сначала массаж, а потом…

 Наклонившись, он зазывно улыбнулся.

 — А теперь заткнись и позволь мне заняться одним из тех дел, в которых я действительно хорош.

 — Надеюсь, называть что-то другое нет нужды? — лукаво пробормотала Нора. Давно уже она так не веселилась! И дело не только в сексе. Ею восхищаются, как прекрасной женщиной. С ней говорят, как с разумным существом. Если сегодня ночью больше ничего не случится, она останется вполне довольной и этим.

 Нет! Ни за что! Секс — это потрясающе! И она почти не размышляла над этим, пока Кайл не показал ей, что это такое. Она наслаждалась каждой проведенной с ним минутой. И до того как закончится ночь, насладится малышом Ролфи. Пусть Кайл посмотрит! Он так восхитительно ревновал сегодня. И она хотела, чтобы он ревновал еще сильнее. До сегодняшней ночи ее никогда не ревновали, и осознание этого делало ее могущественной и властной. А власть пьянила почти так же, как секс.

 Она представила, как Ролф трахает ее на глазах Кайла, и это безумно возбуждало. Желание вновь пробудилось в ней. Нора замурлыкала.

 Руки Ролфа скользнули по ее животу. Сегодня он был почти плоским, а не растянутым родами и жирной пищей. Нажатие его рук тоже возбуждало, особенно когда он надавил на лобок. Восхитительное ощущение молнией пронзило ее. Она застонала и открыла глаза.

 — Закрой глаза! — резко приказал он. — Не смотри. Отдайся ощущениям, милая.

 Он сжал ее «киску», осторожно втирая масло в нежные губы. Указательный палец нашел ее клитор и принялся растирать, пока она не начала извиваться. Быстро доведя ее до оргазма, он стал массировать ее бедра.

 Но она хотела большего! И разве не она здесь хозяйка?

 Она снова улыбнулась. «Не стоит быть нетерпеливой и жадной, девочка! Ролфи прекрасно знает, что делать, и без твоих приказаний. Так что наслаждайся! Ночь еще молода!»

 Она замурлыкала от удовольствия, когда его пальцы размяли икру и стали растирать стопу. Почему она до сих пор лишала себя радости массажа? Потому что Джефф не одобрил бы и, даже пойди она к женщине-массажистке, стал бы делать непристойные намеки.

 Ролф закончил с одной ногой и перешел к другой, после чего помог ей перевернуться на живот. Нора почувствовала, как теплое масло снова льется на плечи, и блаженно вздохнула. Аромат гардений был слабым, но стойким. Определенно ее запах, но в следующий раз она воспользуется миндальным маслом. А существует такая штука, как масло фрезии? Она обожает фрезию!

 Ролф медленно массировал ее спину, изгоняя напряжение двадцатишестилетнего брака с Джеффри Бакли.

 Нора внезапно поняла, что ей все равно, даже если он бросит ее ради другой женщины. Больше между ними нет ничего общего, да и вряд ли когда-нибудь было.

 В те времена они просто сделали то, чего от них ожидали. Чего хотели их семьи. Последовали примеру многих предыдущих поколений.

 Джефф выбрал порядочную девушку, на несколько лет его младше, ухаживал за ней, завоевал, а потом отправился в университет и на военную службу, пока Нора оставалась в полной безопасности под крышей студенческого общежития. Усердно училась и ждала дня свадьбы. Джефф был убежден в ее верности. Нора Эдвардс была той, которую в дни их молодости называли «хорошей девушкой». После свадьбы начались заботы о доме и детях, а в свободное время — членство в «правильном» загородном клубе.

 А Джефф тем временем делал карьеру. Золотой мальчик стал партнером уже через пять лет после начала работы в рекламном агентстве и старался, чтобы каждая кампания проходила на высшем уровне. Он быстро отдалился от жены, которую так тщательно выбирал, и от собственных детей. Работа и другие женщины стали самым важным в его жизни.

 А она этого не замечала, потому что была по горло занята «Брауниз»[8] и бойскаутами, Маленькой лигой или футболом, воскресной школой или церковным хором.

 Нора гордилась детьми, потому что воспитала их в одиночку. Джефф никогда не обсуждал с ней свою работу. Работа и Нора были для него понятиями, абсолютно несовместными. Поэтому она сосредоточилась на детях, особенно теперь, когда их отец все меньше бывал дома. В результате Нора Эдвардс Бакли, с отличием окончившая колледж по специальности «английская литература», вынуждена была осознать тот факт, что у нее нет мужа и нет жизни.

 И что теперь ей делать? Она ни для чего не годна, особенно в новом веке с его новыми технологиями. Степень в английской литературе плюс курсы по домашней экономике. О чем она только думала? Но как можно было предвидеть, что все закончится именно так?

 У нее нет преподавательских способностей. Но она и не хочет преподавать. Не умеет работать на компьютере, но, видимо, придется научиться. Чем бы ни кончился их брак, Нора должна начать новую жизнь.

 Дьявол, да ей нет пятидесяти. Почти. Но не пятьдесят! Больше никто не уходит на пенсию в шестьдесят пять, если их, конечно, не гонят силой. Она не глупа. Не выжила из ума. Сможет проработать двадцать или более лет и под конец получать неплохую пенсию. Сделать разумные инвестиции. Нужно только собраться и решить, чем она в действительности хочет заниматься.

 — Опять ты задумалась, — упрекнул Ролф, шлепнув ее по попке. — Массаж предназначен для расслабления, детка.

 — Я пытаюсь поразмыслить о своем будущем, — пояснила Нора. — Карла и девочки правы. Я должна начать новую жизнь. Рина скорее всего тоже права. Джефф собирается меня бросить. Кроме того, я хочу стать кем-то другим, а не только женой и матерью. Найти себя. Должна же быть где-то настоящая я! Как по-твоему, Ролфи?

 — Думаю, ты очень умна, Нора, — ответил он, разминая ее ягодицы. — Тебе лишь требуется время, чтобы все понять. Вернуть уверенность в себе. Вовсе не обязательно, чтобы о тебе заботился мужчина. Ты и сама можешь это сделать.

 — Да, Ролфи, но все равно необходимо время. Есть ли оно у меня? Думаю, первым делом нужно идти на компьютерные курсы. Но они не откроются до осени. Однако именно с этого следует начать.

 — Ты снова раздумываешь. А должна была расслабиться.

 Он вновь массировал ее попку. Нижняя часть ладони скользнула в ложбинку между ягодицами. У Норы перехватило дыхание.

 — Я думаю о своем будущем, — повторила она.

 Палец Ролфа растирал дырочку заднего прохода. Она напряглась, но, не дождавшись ничего существенного, снова немного расслабилась.

 — Так-то лучше, — тихо сказал он, и сустав пальца проник в дырочку.

 Нора ахнула и снова напряглась. Он нагнулся и, целуя ее затылок, прошептал:

 — Может, не сегодня, Нора. Но когда-нибудь твоя соблазнительная маленькая попка примет моего «дружка». Обещаю, тебе понравится.

 — Правда? — выдавила она.

 — Еще как, — пообещал он, оглаживая ее ягодицы. — Ну вот и все, кошечка.

 Нора глубоко вздохнула, чувствуя странную пустоту, в том месте, откуда Ролф убрал палец. Она никогда не хотела заниматься анальным сексом. Или это не так? Сколько из того, что происходит сейчас, было спонтанным, а сколько — плодом ее подсознания?

 — Все? Но я так не думаю, Ролфи! — смело бросила она.

 Ролф, мывший руки в раковине, рассмеялся.

 — Вижу. Нора, ты очень скверная девчонка. По-моему, ты заслужила хорошую порку. Твой круглый задик просто молит об этом.

 — Кайл! — позвала Нора. — Ролфи хочет меня отшлепать! А потом скорее всего оттрахает. Пойди и посмотри на нас, как хороший мальчик!

 Да что с ней творится? Восхитительные постельные игры, эротический массаж — и она разговаривает с этими мужчинами, как никогда не осмелилась бы до сегодняшнего дня. Но Карла всегда утверждала, что мужчины обожают, когда женщины говорят им непристойности.

 Она сама себе не верила. Но неожиданно почувствовала прилив сил. Может, она всегда была сильной?

 В дверях ванной появился Кайл, красивый грубоватой, почти варварской красотой. Его мужская плоть как магнитом притягивала взгляд Норы. Такая огромная, такая соблазнительная!

 Но в глазах Кайла по-прежнему сверкала ревность.

 — Возможно, ты действительно заслуживаешь порки. Никогда не видел более горячей, страстной маленькой сучки. Если ты закончил, Ролф, мы можем перейти в спальню.

 Они помогли ей спрыгнуть с массажного стола, повели в спальню, к маленькому диванчику с подлокотниками-валиками и перегнули Нору через подлокотник.

 — Может, еще и свяжете? — съязвила она.

 — Пара хороших шлепков не должна так уж расстроить тебя, крошка, но Кайл поможет мне, встав на колени на диванчике и придержав тебя за плечи.

 Кайл действительно встал на колени, так что его мощное мужское достоинство оказалось прямо перед глазами Норы. Ролф довольно крепко шлепнул ее, и Нора, не ожидавшая такого скорого наказания, удивленно взвизгнула.

 — Ничуть не больно, — буркнул Ролф. — Все это для того, чтобы тебя разогреть, крошка.

 Сильная ладонь продолжала подниматься и опускаться. Нора продолжала повизгивать, но больше для порядка. Больно действительно не было. Мало того, она начинала ощущать чувственное, восхитительное тепло, распространявшееся по всему телу, и пульсацию внизу живота. И неожиданно осознала, что ей это нравится! Господи!

 Угрызения совести немедленно стали ее терзать. Только извращенкам нравятся подобные действия.

 Она шевельнула попкой, и руки Ролфа сжали ее бедра.

 — Я так распалился, Нора, — жарко прошептал он, — что должен немедленно трахнуть тебя!

 — Где? — вырвалось у нее, прежде чем она успела опомниться.

 Ролф ухмыльнулся и поцеловал ее в затылок.

 — Ты еще не готова, но подозреваю, что рано или поздно до этого дойдет. Прямо сейчас я наполню твою «киску», и увидишь — тебе понравится.

 Сердце Норы возбужденно колотилось. Впервые ее брали в такой позе. Джефф требовал, чтобы Нора лежала на спине, а когда она однажды попыталась оседлать его, грубо ее сбросил, отвесил пощечину и потребовал объяснить, откуда она набралась столь омерзительных идей.

 — Оооо, — выдохнула она, чувствуя, как пенис Ролфа проникает в ее горячую, влажную мягкость. Его член был короче, но толще, чем у Кайла, однако Ролф был чрезвычайно искусен в постели. Двигался он очень медленно, неспешно входя и выходя из нее. Невероятная, немыслимая пытка! Она была готова вопить от чистого, неразбавленного наслаждения, которое он ей дарил.

 — Мне так хорошо, Ролфи, — вздыхала она. — Не останавливайся, и это приказ! Только посмей остановиться! О-о-о… Да! Да! Да!

 Она все крепче вдавливала попку в его чресла.

 — Какая божественная распутница! — рассмеялся Ролф. — Думаю, Кайл, она вполне может принять нас обоих! Что скажешь?

 Его пальцы впились в нежную плоть ее бедер.

 — Ты прав, — согласился Кайл, — Бесстыдница Нора нуждается в двух «петушках» сразу, потому что сегодня она уж очень распалилась, верно, дорогая?

 Он нежно погладил ее и, неожиданно вцепившись в волосы, приподнял ей голову.

 — Открой рот, дорогая, — приказал он, проводя пенисом по ее губам. — Вот так.

 Он подался вперед, и пенис скользнул глубоко в горло.

 — Только не укуси меня. Пускай в ход язык. Бьюсь об заклад, Джефф никогда не позволял тебе сосать его «петушок», хотя многие женщины пробовали его на вкус.

 Он на секунду прикрыл глаза.

 — Ах, дорогая Нора, у тебя природный талант.

 Сначала Нора боялась подавиться, но потом ей понравилось новое ощущение, и мышцы горла расслабились, и она принялась лизать и сосать его. Вкус был чуть солоноватый, с легкой ноткой мускуса. Словно издалека она услышала стоны мужчин, почти достигших оргазма. Они кончат вместе: она просто знает это! Невероятно!

 Она взорвалась и одновременно ощутила, как потоки спермы изливаются в нее с обоих концов. Ролф кончал, кончал и кончал, а поток семени Кайла был таким обильным, что она едва успевала его глотать.

 И тут голова Норы закружилась. Одиночество нахлынуло на нее неизвестно откуда. Ее против воли тащили сквозь пространство и время: по крайней мере так ей казалось.

 Глаза ее внезапно распахнулись. Тело задергалось в оргазме, охватившем каждую частичку ее тела. Но она сидела на диване. В своей квартире.

 Нора тут же посмотрела в телевизор. Экран был темным. Телевизор выключен.

 — Господибожемой! — охнула Нора. Что с ней случилось? Какого черта ее вернули? И кто выключил телевизор?

 Пульт лежал на столе рядом с контейнером, в котором желтела лужица растаявшего мороженого.

 — Господибожемой, — повторила она, отчетливо вспоминая, как включала телевизор. Как вставала перед ним на колени. Как совмещала руку с ладонью Кайла. Как была с ним. Там. В роскошной квартире, с потрясающим видом на город.

 Очевидно, это был сон, и ничего подобного на самом деле не происходило. Не могло происходить. Подобного наяву не бывает. Она дала волю своему воображению.

 Однако Нора неожиданно ощутила идущий от кожи запах гардении. Если это сон, почему ее волосы до сих пор влажны и пахнут шампунем?

 Нора попыталась встать, но ноги ее не держали. Ее поразил вкус соли во рту. Между бедер саднило. Можно подумать, сегодня ночью у нее был секс. Много секса.

 В доме было тихо. За окнами — темно. Часы на камине пробили полчаса. Полчаса чего?

 Потянувшись к пульту, она снова включила телевизор. Половина пятого. Где она была последние восемь с половиной часов?

 Нора выключила телевизор и долго сидела в темноте. Что бы она ни твердила себе, а это не сон. Сегодня ночью мужчины брали ее… четыре раза. Джефф неизменно ограничивался одним. А сама она потеряла всякий стыд.

 Нора вздрогнула. Ее мозг не в силах вместить всего, что с ней случилось! Следует бросить попытки проанализировать и понять, иначе она просто с ума сойдет!

 Нора дышала глубоко и медленно, пытаясь умерить беспорядочное биение сердца. Когда ей это удалось, она снова попыталась встать. Теперь ей это удалось. Свет зажигать нельзя. Если кто-то из соседей пойдет в туалет и увидит, что окна освещены в такое время ночи, немедленно сбегутся узнать, что произошло. А она ни с кем не может сейчас говорить.

 Нора вышла в коридор, поднялась в спальню, упала на кровать и мгновенно заснула.

 Разбудили ее яркие лучи солнца. Ей даже не обязательно было смотреть на часы. Время явно перевалило за полдень.

 Она перевернулась на спину, по-прежнему чувствуя себя усталой. Между бедер все еще саднило. Впервые в жизни она так вымоталась. И от нее пахнет сексом. Правда, она вот уже пять лет, как не ощущала этого запаха, но ведь такое не забывается, правда?

 Как же ей хочется обратно! Но Джефф, возможно, приедет сегодня домой, потому что она сумела возбудить в нем сознание собственной вины. И она не сможет включить «Ченнел», если Джей-Джей будет дома. Какой сегодня день? Четверг! А она даже не вынесла мусор к еженедельному приезду мусорщиков! Если Джефф приедет домой, попреков не оберешься! Придется действовать быстро, чтобы он ничего не узнал!

 Церемония вручения премий Спортивной ассоциации состоится в пятницу. Джефф определенно будет дома к этому времени, потому что для него очень важно появляться на публичных мероприятиях. И он, наверное, останется на уик-энд. Может ли она разозлить его настолько, чтобы он вернулся в город, к своей пассии? Возможно. Возможно, нет. Черт побери, она хочет вернуться в «Ченнел». Это место — настоящий афродизиак, и она быстро к нему пристрастилась.

 Нора встала, приняла душ и, улыбаясь, смыла потеки засохшего семени. О да, все очень реально, и она не может дождаться, пока это не повторится снова.

 Она случайно ударилась локтем о выложенную кафелем стену и поморщилась. Все равно что мыться в гробу! Ни освещения, ни вида из окна!

 Ей нужно поговорить с Карлой.

 Нора вышла из кабинки и обернулась полотенцем, края которого, к сожалению, почти не сходились.

 Но ведь можно похудеть! Уж очень она разъелась за последние несколько лет. Придется пойти в тренажерный зал или гулять с Карлой. Смотреть на себя противно! Разжирела, как свинья!

 Нора вытащила хлопчатые трусики, застегнула лифчик, втиснулась в джинсы-стрейч и натянула ярко-желтую майку, после чего присела на край кровати и позвонила Карле.

 — Привет, это я. Нужно поговорить, пока дети не вернулись домой из школы. Да, я здесь. Приезжай. Мне срочно нужно выпить. Хотя бы вина.

 Несколько минут спустя Карла Джонсон вошла на кухню, неся тарелку сандвичей с индейкой, которую поставила на стол перед подругой.

 — Сейчас только час дня, и, бьюсь об заклад, ты ничего не ела. Представляю, как будешь страдать от похмелья, если выпьешь вина на пустой желудок. Так ты включала «Ченнел». Верно? — деловито спросила она.

 — Да. Идеальное время. Я одна. Джефф оставался в городе, и я впервые об этом не жалела. Джей-Джей ночевал у подружки. Туда приехала какая-то большая университетская шишка.

 Она нервно отхлебнула вина и принялась жадно жевать сандвич, обнаружив, к собственному удивлению, что очень голодна.

 — Ну? — скомандовала Карла, склонив голову набок и с любопытством глядя на подругу. — Что ты там нашла? Понравилось?

 — Квартира, о которой я мечтала, — вздохнула Нора. — О которой всегда говорила. Там так красиво, и я не пышная матрона, а сексуальная рыжуля лет тридцати. И я занималась сексом с двумя мужчинами. Безумный животный секс!

 Карла широко улыбнулась:

 — Я бы не сказала никому, кроме тебя и остальных девочек, и готова признаться, что я — капитан Рейвен, королева пиратов. Мой корабль бороздит воды Карибского моря, а сама я сплю со всяким, на кого положу глаз. Две ночи назад я захватила идущее в Индию английское торговое судно, на борту которого находился очень богатый и красивый герцог. Он был готов сделать все, чтобы получить свободу. Правда, сначала упорно сопротивлялся. Но я заставила его пройти по положенной на борт доске. Когда мы выудили его из воды, он стал куда сговорчивее. Ну, разве «Ченнел» — это не чудо? Сколько угодно секса без риска получить венерическую болезнь, ВИЧ, незапланированную беременность или сознание собственной вины. Не знаю, кто его изобрел, но это просто потрясающе, и мы должны вечно его благодарить.

 — Ничто не дается даром, — медленно произнесла Нора.

 — Но мы платим, — напомнила Карла. — Сама увидишь, когда придет счет за кабельное телевидение. Фильм. Три доллара девяносто пять центов.

 — А Рик не задается вопросом насчет всех этих фильмов? — спросила Нора.

 — Нет. Оплачиваю счета я. И плачу сразу, двенадцать долларов в месяц.

 — Я думала, ты любишь Рика, — удивилась Нора.

 — Люблю. Но иногда так хочется перемен! Хочется снова стать молодой и сексуальной. Как всем, конечно. Черт, ведь мужчины делают это с разными женщинами и при этом ожидают от женщин, что они ограничатся одним мужчиной! По крайней мере наше поколение так считало. Тиффани любит гаремные романы, поэтому она — фаворитка султана. Рина упорно молчит.

 Нора невольно засмеялась.

 — Я так и думала, что Тифф — фаворитка султана. Карла! Все было таким реальным! У меня даже между бедер саднит!

 — Это вполне реально, подруга. А теперь признавайся, сколько раз была с ними и кто они?

 Она увлеченно подалась вперед. Карие глаза сверкали.

 — Четыре, — пробормотала Нора, краснея. — Трижды с моим любовником Кайлом. Он такой красавец! Последний раз — с моим массажистом. Блондин с австрийским акцентом. Зовут Ролф. Кайл, понаблюдав за нами, возревновал и заставил меня сосать его «петушок». Мы все кончили вместе. Такой неукротимый секс, но я неожиданно вернулась. Господи, Карла, я хочу назад!

 — Я так рада, что ты хорошо провела время, — хихикнула Карла. — Сегодня ты совершенно другой человек. Давно у вас с Джеффом был секс?

 Нора вздохнула. Стыдно говорить, но какая теперь разница, если у нее есть «Ченнел»?

 — Пять лет, — тихо сказала она наконец.

 — Иисусе! — ахнула Карла. — Твой муж — настоящий поганец!

 — Я могу войти в канал, только если останусь одна в доме. Не хочу, чтобы Джей-Джей меня застукал или увидел, что показывают по телевизору.

 — Верно. Единственный телевизор у тебя в гостиной. Но почему бы тебе не купить телевизор для спальни?

 — Джефф не заплатит за лишний кабель. И поскольку каждый раз приходится платить почти четыре доллара, я не могу заходить на канал слишком часто. Хотя я оплачиваю счета, все же приходится отчитываться за каждый цент. Слишком много фильмов, и он спросит почему. Но это вроде твоих любимых пирожных или чипсов. Испробовав наслаждение однажды, ты садишься на иглу.

 — Знаю, — кивнула Карла. — Так как насчет пятничной ночи?

 — В пятницу вручают спортивные награды, и Джефф, возможно, приедет домой. И останется на уик-энд. Не захочет плохо выглядеть в глазах окружающих, — напомнила Нора.

 — Значит, у тебя есть два дня, чтобы снова распалиться, — поддразнила Карла лучшую подругу. — Мне жаль Кайла, Ролфа и всякого, кто нанесет тебе следующий визит в «Ченнеле».

 Она лукаво усмехнулась.

 — Ночи на «Ченнеле». Готова к очередному роскошному траху? — перефразировала она рекламный слоган осенних футбольных матчей.

 — Ты невозможна, Карла Джонсон, — смеясь, упрекнула Нора, — зато с тобой весело. Лучше скажи, как тебе удается пользоваться «Ченнелом»? Ведь Рик по ночам всегда дома!:

 — Да, но мой дорогой супруг к девяти — девяти тридцати обычно уже спит. Если Морин не пошла на свидание, значит, запирается в своей комнате, слушает музыку в наушниках и одновременно делает домашнее задание. Или висит на телефоне. Я не вижу ее с той минуты, когда она встает из-за стола, и до утра, когда она хватает плитку гранолы и бежит в школу. Поэтому я спускаюсь в подвал, где оборудовала себе комнату для рукоделия и куда поставила телевизор для просмотра «мыльных опер», — пояснила Карла. — Запираю дверь — и праздник начался. У всех нас есть свои способы, потому что к «Ченнелу» быстро привыкаешь.

 — Жаль, что днем они не работают, — вздохнула Нора.

 — Тогда всех нас уж точно застукали бы, — фыркнула Карла. — Представь, что после просмотра тебе приходится готовить обед на четверых! Пираты, массажисты, султаны — и мясной пирог. Все эти великолепные мужчины, рожденные нашими фантазиями, чье единственное предназначение — ублажать нас.

 — И мясной пирог, — с усмешкой повторила Нора. — Интересно, отчего Рина и Джоанна не признаются, почему пользуются «Ченнелом»?

 — Джоанна стыдится, хотя я ее не понимаю. Рина… наверное, считает, что каким-то образом изменяет Сэму. Что ни говори, а он самый преданный муж, и они, конечно, любят друг друга. Но он почти на двадцать лет ее старше. Она у него вторая жена.

 — Я не знала! — ахнула Нора.

 — Его первая жена умерла. Вроде бы от рака. Наверное, Рине кажется, что она предает Сэма. Но все же пользуется «Ченнелом», как все мы.

 Зазвонил телефон, и Нора подняла трубку.

 — Джефф, — прошептала она, сделав гримасу. — Ты будешь дома сегодня? Как мило! Что приготовить на ужин? Бараньи отбивные? Прекрасно. Без проблем. Я еще не ходила в магазин. Ты едва успел застать меня дома: я уже была у дверей. Потому что у меня другие дела.

 Карла показала невидимому Джеффу средний палец, и Нора едва не рассмеялась.

 — Да, ужин будет готов к семи, как тебе нравится. Пока. — Она повесила трубку и сердито выпалила: — Я не в настроении общаться с ним. Надеюсь, он не забыл, что нужно приехать в пятницу?

 — Яговорила с Риком насчет твоей ситуации, — вспомнила Карла.

 — Я первого шага не сделаю. Подожду и посмотрю, что предпримет Джефф, — заявила Нора.

 — Тебе нужно подавать на развод, — возразила Карла. — Пойми, он почти не бывает дома. Это не брак, кошечка.

 — Нет. Подожду, пока он сделает первый шаг, — упорствовала Нора. — Если я в таком ужасном положении, как утверждаешь ты, лучше пусть я буду жертвой. Не так ли?

 — Ты не глупа, — одобрила Карла. — Но тебя нужно защитить. Если все записано на имя Джеффа, значит, ты в большой беде.

 Судя по голосу, она искренне тревожилась.

 — Знаю, — согласилась Нора, — и я начинала это понимать, еще когда существовала в мире, где не бывает перемен. А вот Джефф в это время жил в реальном мире, где человек человеку — волк.

 Она встала и слегка покачнулась.

 — Нужно бежать в магазин, иначе сегодня вечером в этом доме вообще не будет еды.

 — Я тебя подвезу, — вызвалась Карла. — Моя ночь была спокойной, и я не пила. Ты почти прикончила бутылку. Никогда не видела тебя такой!

 Она вынула из кармана ключи от машины.

 — Пойдем. Я бы тоже не прочь выпить, но не годится, чтобы мать великого спортсмена арестовали за вождение в пьяном виде. Вот скандал разразится! Особенно при твоей безупречной репутации.

 — Прежней Норы больше нет, — отрезала Нора, — а новая вполне способна на любой скандал!

 Женщины вышли из дома и направились к машине Карлы.

 
Вверх

Поделитесь ссылкой