Королева теней

Королева теней

Овдовев по жестокой иронии судьбы, Лара, домина Теры, став негласным регентом, королевой теней, своего несовершеннолетнего сына, обнаруживает, что Тьма вновь набирает силу в лице Сумеречных близнецов и их ведьмы-сестры, желающих отомстить за своего отца, Повелителя Сумерек, и завершить начатую им войну по захвату власти над всем миром Хетара. Фея, как бы этого ни хотела, должна встретиться с детьми Колла. Но рядом с ней находится Калиг, величайший принц-тень, чья вечная любовь к Ларе будет ее спасением.

Глава 4

 — Они отказали нам! — негодовал Верховный Правитель Хетара. Он сердито махал письмом перед самым носом Вилии.

 Жена взяла у него свиток, молча пробежала по строчкам и нахмурилась.

 — Мне доложили, что мальчишка загорелся желанием выдать замуж сестру... — протянула она. — Очевидно, власть в Тере принадлежит не ему и не его совету. Я оказалась права.

 — Значит, Терой правит Лара, — заключил Иона. — Неужели ей удалось установить в Тере свои порядки?

 — Тера никогда не примет женщину-правителя, — ответила Вилия. — Она манипулирует мальчишкой, прикрывшись тем, что он официально стоит у власти. Любая мать в таком положении поступила бы так же. Неужели ты думаешь, что Эгон смог бы править Хетаром, если бы ты нас покинул, любовь моя? Я обязательно бы встала за его спиной и направляла его, подсказывала бы, как поступить. То же самое делает и домина.

 — Почему она мне отказала? Ее врагом был Гай Просперо, твой первый муж, но никак не я. Ее дочь стала бы женой Великого Правителя. Она думает, что найдет для дочери лучшего кандидата? Уж не считает ли она, в самом деле, что сын какого-нибудь состоятельного теранина подойдет ее дочери больше, чем я?

 — Возможно, домину смущает тот факт, что я еще жива, — пробормотала Вилия. — А может, она ищет для дочери хорошее положение в обществе. Ты Верховный Правитель, муж мой, но я все еще твоя жена. Будучи принцессой, девушка не может стать простой женой. — Вилию всегда раздражало, что, несмотря на то, что она всегда помогала мужу в достижении абсолютной власти, он не считал нужным делить с ней бразды правления. — Хотя, возможно, она действительно думает, что сын состоятельных родителей полюбит ее дочь всем сердцем и станет для принцессы Загири лучшим мужем, чем ты, Иона.

 — В таком случае домина ведет себя очень неразумно, хотя мы оба понимаем, что глупой ее не назовешь.

 — Немного терпения, муж мой, — посоветовала Вилия. — Я попробую снова, только теперь пришлю девчонке твой небольшой портрет.

 — Едва ли они покажут ей мою миниатюру, раз уж так решительно отказались выдавать ее за меня, — огрызнулся на жену Иона. — Тебе доставляет удовольствие ставить меня в дурацкое положение, Вилия? Неужели тебе приятно видеть, как меня унижает эта полуфея и ее отпрыск?

 — Иона, Иона, — запричитала Вилия, — как же плохо ты меня знаешь. Позволь девчонке заполучить титул, который звучит так, словно ты собираешься разделить с ней власть, но при этом ничего не значит. Принцесса Загири станет первой леди Хетара. Неужели тебе так трудно это сделать? Девчонка стоит того, поверь мне. Она очень красива. Хочешь взглянуть?

 — Ты от меня что-то скрываешь, Вилия. — Черные глаза Ионы подозрительно сузились. — В последнее время тебе стали известны недоступные для меня факты. Как такое может быть, жена моя? — Иона взял ее руки в свои и крепко сжал.

 — Отпусти меня, Иона. — Голос Вилии прозвучал неожиданно резко. Она высвободила руку из его крепкой хватки. — Ты же знаешь о моем тайном даре, — напомнила она, — который я получила от Уллы и великого колдуна Юси. — Он кивнул. — Когда здоровье нашего сына стало ухудшаться, я начала обращаться к тем, кто смог бы мне помочь, — сказала Вилия. — Ведьма Циарда откликнулась на мой зов. Когда я умру, Эгон снова станет здоровым и сильным и выполнит свое предназначение. Ему суждено стать могущественным завоевателем. У Циарды есть сестра в волшебной почте, которая приносит вести из Теры. Таким образом я узнаю, что там происходит. Она передала мне маленький портрет принцессы Загири, чтобы я смогла тебе его показать, Иона. — Вилия просунула руку под покрывало, вытащила овальную миниатюру и протянула ее мужу. — Посмотри, какая хорошенькая.

 Иона взглянул на милое личико в форме сердца со светлой кожей, нежными румяными щечками и пухлыми губами. Он тут же прикинул, сколько удовольствия может доставить ему этот сладкий ротик. Зеленые глаза девушки обрамляли темно-золотые ресницы. Пышные волосы ниспадали золотыми кудрями на плечи. Иона смотрел как завороженный на портрет прекрасной девушки. Вдруг миниатюра стала темнеть, к тому моменту, когда снова проявились контуры, портрет предстал перед его глазами и совершенно ином виде.

 Иона открыл рот от изумления, потому что увидел на картине полностью обнаженное тело принцессы Теры. Небольшие, но пухлые груди с нежными кораллово-розовыми сосками. Девушка на миниатюре одной рукой хватала себя за грудь, словно желая соблазнить его, другую руку призывно опустила на гладкий бугорок между стройных бедер. Иона облизал губы в предвкушении обладания молодой, стонущей от желания девушкой.

 — Красавица, не так ли? — еще раз заметила Вилия. — За нее стоит побороться, правда, Иона? Если Тера не согласится добровольно отдать ее тебе, то придется заполучить девчонку силой.

 — Если после твоей смерти наш сын станет здоровым и сильным, тогда зачем мне молодая жена? Разве мне нужны еще дети, Вилия? — недоумевал Иона.

 — Я уже говорила тебе, дети — отличный козырь в укреплении не только твоей власти, но и власти нашего сына. Его самыми лучшими союзниками станут родственники, как мужчины, так и женщины.

 — Ведьма уже назначила дату твоей смерти? — спросил Иона.

 Его ум был охвачен похотливыми мыслями о девушке на миниатюре. Он просто не мог оторвать от нее взгляд. Ионе чудилось, как златовласая красотка приоткрыла пальчиками свои нижние уста, обнажая перед ним свое сокровище. Набухший любовный бутон с жемчужными капельками девичьего сока. Картина была настолько реальной, что он буквально чувствовал на языке ее вкус. Ионе пришлось отвести глаза, иначе его похоть вылилась бы наружу. Мужской корень распух под одеждой и стал пульсировать. Он еще никогда не испытывал к другой женщине такое сильное чувство, как к Загири. Принцесса будет принадлежать ему! Никто, даже полуфея, не сможет ему помешать.

 — Я не смогу прервать тонкую нить своей жизни, пока не удостоверюсь в том, что ты заполучил в жены принцессу Теры, Иона, — ответила Вилия. — Привези ее в Хетар. Я на нее взгляну и успокоюсь, только не медли: с каждым днем наш сын становится слабее. Мы отправим принцессе Загири твой портрет и еще раз попросим ее руки. Если и на этот раз нам откажут, тогда возьмем ее силой. Что о себе возомнили эти теране? Как они осмелились отказать самому Верховному Правителю Хетара? — всплеснула руками Вилия. — Верни мне портрет принцессы.

 — Нет, — возразил Иона. — Я оставлю его себе.

 Вилия усмехнулась. Ведьма Циарда предупредила ее, что картина зачарована. Колдовство, которое она в себе таит, пробудит в Ионе страсть к Загири из Теры. Невинной девушке они тоже собирались прислать зачарованную миниатюру. Вопреки своей воле Загири влюбится в Иону. Она возжелает его и станет его преданной поклонницей. У феи Лары не останется выбора, кроме как вступить в союз с Хетаром. Иона будет в безопасности в случае, если Иерарх действительно существует. «Я спокойно умру, — успокаивала себя Вилия. — Ионе и Эгону ничто не будет угрожать. К тому времени, когда повзрослеет сын, прекрасный плод под названием Тера поспеет, чтобы он смог его сорвать. Не зря же кузен Колл обещал мне той ночью на равнине снов, что Эгон станет великим завоевателем».

 — Хорошо, возьми ее себе, — ответила она мужу. — Она будет поддерживать в тебе аппетит к девчонке, да, Иона?

 Вилия слабо усмехнулась и закрыла глаза, прислушиваясь к шагам удаляющегося мужа.

 Иона сунул зачарованную миниатюру в карман. Молоденькая служанка подметала пол в тускло освещенном коридоре. Он подошел вплотную к ней.

 — Подними свое платье, девка, прижмись ладонями к стене и наклонись, — резко прозвучал голос Ионы.

 Служанка ничего не ответила и уж тем более не стала прекословить. Она незамедлительно повиновалась его грубой команде. Иона был благодарен Вилии за то, что она приучила слуг к абсолютной покорности. Освободив свой пульсирующий мужской корень, он резко вошел в лоно служанки, представляя на ее месте принцессу Загири. Он погружался в нее все глубже и глубже. Девушка стонала, разделяя с ним наслаждение. Наконец, удовлетворенный, он выплеснул свой сок, отстранился от служанки, застегнул одежду и поспешил по коридору.

 Случайная встреча со служанкой поубавила его похоть хотя бы на время. Иона очень удивился реакции, которую вызвала миниатюра с молодой принцессой. Он был очень осторожным человеком, который всегда старался держать себя под контролем. Но, увидев красивое лицо девушки, ее прекрасное тело, он бросился в океан похоти и страсти, оказавшись совершенно беспомощным перед своими желаниями. Ему необходимо снова взять себя в руки. Меньше всего он хотел походить на своего предшественника, Гая Просперо, который поддался чарам молодой красавицы жены и потерял всякий контроль над своими чувствами. Им владело одно желание — быть с ней. Нет! Эта прекрасная молодая жена королевских кровей принесет ему авторитет среди влиятельных людей Хетара. Он сумеет их убедить в том, что женитьба на принцессе Теры Загири станет началом новой эры процветания в Хетаре. Конечно, он будет скучать по Вилии, но, если она не пожертвует собой, Хетару не видать процветания.

 Верховный Правитель Хетара снова попросил у юного доминуса Теры руки его сестры Загири. Приняв во внимание совет Вилии, он написал ему, что его сестру будут величать не иначе как первой леди Хетара. Этот почетный титул придумали специально для нее. Она станет хозяйкой дома в городе и виллы на море в Дальноземье. У нее будут собственные виноградники, лошади и скот, а также все слуги и рабы, которых она пожелает. А сам Иона обещает относиться к ней с почетом и уважением.

 — Если бы это говорил другой человек, — задумалась Лара, — я бы еще могла понять. Но только не Иона. Этот мужчина олицетворяет собой порочность. Меня беспокоит его настойчивость.

 — Он прислал свой портрет, — проговорил Ампикс, протягивая госпоже небольшую миниатюру.

 — Иона не льстит себе, — сказала Лара, взглянув на портрет, — надо отдать ему должное. Избавься от него и напиши Верховному Правителю окончательный отказ. В этот раз можешь быть менее учтивым, Ампикс, — распорядилась Лара. — Ответь ему вежливо, но решительно.

 — Как скажете, домина, — ответил Ампикс.

 Он с поклоном взял миниатюру и удалился из библиотеки. Оказавшись в своей небольшой комнатке, первый секретарь положил портрет на письменный стол и принялся сочинять послание Верховному Правителю Хетара. Потом он позвал своего помощника и передал ему письмо, даже не заметив, что портрет исчез со стола.

 На следующее утро Загири проснулась и обнаружила на подушке миниатюру. Она тут же схватила ее и уставилась в темные глаза нарисованного на ней человека. Странное чувство, не поддающееся описанию, вдруг овладело девушкой! Мужчину на портрете нельзя было назвать красавцем. Вытянутое лицо было слишком суровым, но в то же время благородным.

 — Кто ты? — произнесла она вслух и перевернула миниатюру.

 «Иона, Верховный Правитель Хетара», — значилось на другой стороне портрета.

 Удивившись, Загири снова перевернула миниатюру и взглянула в лицо мужчины. Темные глаза притягивали ее. Увидев, как тонкие губы растягиваются в усмешке, Загири ахнула от изумления и выронила из рук портрет. Он упал, но, отскочив от пола, оказался снова в руке девушке. Загири крепко сжала его, словно желая уберечь от повторного падения.

 Неожиданно изображение потемнело, и когда Загири снова смогла разглядеть изображение, то увидела, как темноглазый мужчина на большой кровати занимается любовью с золотоволосой девушкой, в которой она узнала себя. Она не смогла оторвать взгляд от разыгравшейся перед ее глазами сцены. Мужчина был хорошо сложен и мускулист. Его мужской корень был очень большим. Он принялся ласкать руками грудь обнаженной девушки, и в этот же момент Загири почувствовала прикосновение к своей груди. Его губы обхватили сосок, и Загири ощутила движение языка по теплой коже груди. Он прикоснулся к ее губам, и она издала стон удовольствия. Загири чувствовала на себе его обжигающее дыхание. Потрясающе! Ей и раньше доводилось целоваться, но такого она еще никогда не испытывала. Легкий стон сорвался с ее губ, и, вздрогнув, она отвернулась от миниатюры. Когда она снова на нее взглянула, то увидела лишь его лицо.

 Неужели она вообразила себе эту эротическую сцену? Ну конечно же! Изображенные на картинах люди не могут ожить. По губам Загири пробежала слабая улыбка. Как миниатюра оказалась в ее комнате, да еще на подушке? Она догадывалась, что мать бы такого не одобрила. Почему Ларе так не нравился Верховный Правитель Хетара? Ах, она говорила, что он очень злой. Мужчина на картине в самом деле выглядел каким-то нехорошим. Но в то же время очень пленительным. Ей семнадцать, она уже не ребенок, как Марцина, которая на четыре года младше ее. Неужели она не вправе сама распоряжаться своим будущим?

 Лара и бабушка уже подключились к поискам подходящего мужа. Очень скоро они приведут ей толпу красивых богатых юношей. Неожиданно Загири засомневалась, хочет ли она замуж за красивого состоятельного мужчину. Она бросила взгляд на миниатюру. У Верховного Правителя Хетара была притягательная внешность, Загири решила, что это говорит об очень чувственной натуре. Загири была обычной смертной девушкой. Зато от полуфеи Лары она унаследовала страстность и необузданную сексуальную натуру. Иона казался ей более подходящим партнером для любовных утех, чем самые достойные отпрыски состоятельных семей Теры.

 «Я хочу в мужья мужчину, а не мальчишку», — подумала Загири. Она никак не могла понять, как к ней попала миниатюра. Надо обязательно спросить об этом Марцину. Младшая сестра умела хранить секреты и всегда знала, что происходило в замке.

 — Вчера мама получила еще одно письмо из Хетара с предложением заключить с тобой брак, — с довольным видом рассказала Марцина старшей сестре.

 Она испытывала гордость, что ей известно многое, чего Загири не знала.

 — Почему мне никто ничего не сказал? — раздраженно бросила Загири. — Я уже не ребенок. Почему мать обращается со мной как с маленькой?

 — К письму прилагалась миниатюра, но мама велела Ампиксу от нее избавиться, — с радостью поделилась Марцина.

 — Эту миниатюру? — Загири протянула сестре портрет.

 — Где ты ее взяла?

 — Я обнаружила ее сегодня утром у себя на подушке, когда проснулась, — ответила Загири.

 Марцина взглянула на портрет.

 — Немолодой, — заметила она. — Даже глядя на портрет, я чувствую, как от него исходит зло.

 — А мне он показался весьма привлекательным. Он выглядит как человек, который умеет управлять государством, — проговорила Загири. — Я не буду против, если меня выдадут за него замуж.

 — Тогда тебе придется покинуть Теру и перебраться в Хетар, — ответила Марцина.

 — В Тере слишком спокойно и уныло. Я думаю, в Хетаре будет намного интереснее. — Загири забрала у сестры портрет. — Никому не говори, что он у меня. Возможно, уже совсем скоро я уеду в Хетар, — вздохнула она.

 — Тебе придется завести любовника, — с умным видом заметила Марцина.

 — Я не хочу любовника, я хочу мужа, — последовал ответ Загири.

 — Если ты не обзаведешься одним или двумя любовниками перед тем, как пойдешь под венец, то никогда не узнаешь, каково быть с другими мужчинами. После того как девушке стукнет четырнадцать, она имеет право завести любовника. Только не говори мне, что ты хочешь отправиться к будущему мужу девственницей, Загири! Если у тебя не будет опыта, ты не узнаешь, как дарить удовольствие и самой получать наслаждение. Ты очень сильно его разочаруешь. Женщина должна знать такие вещи, сестра.

 — Мне никто не приглянулся, — ответила Загири. «До сего момента», — подумала она. — Я бы хотела получить удовольствие с Верховным Правителем Хетара. Думаю, он единственный мужчина, которого я когда-либо захочу.

 — Ох, ты так говоришь только потому, что мама тебе запретила выходить за него замуж, — усмехнулась Марцина, но тут же напустила на себя серьезный вид. — Если мама говорит, что он злой человек и тебе не пара, сестра, значит, так оно и есть. Ты что, забыла, что она родилась в Хетаре? В отличие от нас мама хорошо знает этих людей. Если бы она сказала, что этот мужчина хорош для тебя, то обязательно позволила бы тебе с ним быть.

 — Если я выйду за него замуж, то встану на одну ступень с матерью, — ответила Загири. — Я стану женой могущественного правителя великого государства. В самом деле, мама всего лишь вдова правителя и мать доминуса. Я займу даже более высокое положение.

 — Хорошо, раз уж ты собираешься выйти замуж за Верховного Правителя Хетара, нет нужды продолжать этот разговор, — заключила Марцина.

 Ей не очень нравилось поведение сестры.

 — Никому не говори, что портрет у меня, — повторила Загири.

 — Ладно, раз тебя это забавляет. Он вроде не несет в себе опасности... — ответила Марцина.

 В течение всех последующих ночей Загири грезила об Ионе, Верховном Правителе Хетара. К удивлению девушки, каждую ночь она оказывалась на равнине снов и встречалась с новым возлюбленным. Когда это произошло впервые, она спросила его:

 — Как такое возможно, милорд Иона?

 — Думаешь, твоя мать единственная, кто умеет колдовать, моя златовласая девочка? — ответил Иона.

 — Вы тоже обладаете магическими способностями?

 — Я лишь отдаю распоряжения, — ответил он. — Я всего лишь смертный мужчина.

 — Но сегодня вы привели меня сюда.

 — Верно. Я хочу познакомиться с тобой, Загири. Никто не должен узнать о наших ночных свиданиях на равнине снов. Скоро ты станешь моей невестой, моя златовласая девочка.

 — Мама говорит, что вы старый, — сказала Загири.

 Иона усмехнулся.

 — Я далеко не юн, — подтвердил он. — Но еще достаточно крепок, чтобы подарить тебе удовольствие, которое ни один мужчина не сможет тебе доставить. У нас могут родиться дети.

 — Мама говорит, что вы злой, — не унималась Загири.

 — Я предпочитаю думать, что я сделал для Хетара то, что должен был сделать. Перед тобой стоит человек, который никогда не уклонялся от долга ни перед самим собой, ни перед государством.

 — Почему вы захотели именно меня? — тихо спросила Загири.

 — Выбор Вилии пал на тебя. Она всегда ставила мои интересы выше всего остального. Вилия замечательная жена. Она говорит, что ты займешь ее место, когда она умрет. Тогда ты станешь заботиться обо мне потому, что полюбишь меня так же сильно, как и она. Ведь так, Загири? Ты полюбишь меня? — Взгляд черных как смоль глаз скользнул по ее лицу. Он наклонился к Загири и нежно поцеловал ее в губы. — Люби меня, моя маленькая златовласая девочка. — Голос Ионы звучал умоляюще. — Люби меня! — Он обнял Загири.

 — О да! — выдохнула она. — О да, Иона! — Сердце девушки бешено заколотилось в груди. Это был самый волнующий момент ее жизни. Она посмотрела на его строгое лицо и поняла, что пропала. Перед ней стоял мужчина. Настоящий мужчина! Загири чувствовала исходившую от него опасность, но не испытывала страха. Она здесь потому, что он нуждается в ней. Вдруг она вспомнила его жену леди Вилию.

 — А ваша жена? — тихо спросила она.

 — Она отойдет в мир иной, как только узнает, что ты осталась со мной. — Он нежно провел рукой по ее лицу.

 Все последующие ночи Загири и Иона встречались на равнине снов. Он целовал ее, ласкал, но не посмел вкусить сладкий плод Загири, потому что она была девственницей.

 — У нас будет потрясающая брачная ночь, — пообещал Иона. — Ты дашь мне то, чего не изведал еще ни один мужчина. Ты будешь принадлежать мне одному, моя златовласая девочка. Ты моя. Моя!

 — Как же мы поженимся? — спросила она. — Мама запретила. Доминус и его совет сошлись на том, что не позволят мне стать вашей женой.

 — Ты смелая девушка, Загири? — Иона улыбнулся, обнажив белые зубы.

 Первый раз Загири увидела его улыбку.

 — Не знаю, — честно призналась она. — Сомневаюсь, что мне когда-либо представлялся случай проявить смелость. Что вы предлагаете?

 — Завтра ночью ты ляжешь спать в своей постели. Мы встретимся с тобой на равнине снов и больше не расстанемся. Ты проснешься уже в Хетаре, моя златовласая девочка. Мне помогут магические чары. Как тебе план? — спросил он и наклонился, чтобы поцеловать ее сосок.

 — Мы быстро поженимся? Мама сразу же обо всем догадается. А если даже нет, то ее наставник, принц Калиг, точно обо всем узнает.

 — Перед смертью Вилия поговорит с тобой, Загири. Она должна быть уверена, что ты займешь ее место в моей жизни и жизни нашего сына. Со спокойной душой она умрет. Я устрою девятидневный траур, после которого стану абсолютно свободным. Тогда мы сможем пожениться. Тебя будут величать первой леди Хетара, моя златовласая девочка. Ты довольна?

 — Почему ты уверен, что твоя жена умрет сразу после того, как встретится со мной и удостоверится, что я тебе подхожу?

 — Ты сама мне рассказывала, как твой отец цеплялся за жизнь. Он не хотел умирать, не объявив свою последнюю волю. Магия твоей матери помогала ему в этом, — сказал Иона. — Так же и Вилия. Магическая сила помогает ей задержаться в этом мире. Она сказала, что, как только поговорит с тобой, за ней неминуемо придет смерть. Я ей верю. — Иона поцеловал Загири в пухлые губы. — Ты придешь ко мне завтра ночью, моя златовласая девочка?

 — Да, приду, — пообещала она. — Тогда я стану твоей женой, и мы сможем сполна насладиться друг другом. Я надеюсь, ты умеешь доставлять удовольствие, ведь ты будешь единственным мужчиной в моей жизни. Я очень ненасытна, в этом я пошла в мать.

 — Ты будешь в восторге, Загири, вот увидишь, — пообещал он. Завтра она придет к нему! Ведьма Циарда поможет ей перебраться в Хетар. В конце концов, ей же удалось устроить их свидания на равнине снов. — До завтра, — прозвучал голос Ионы, и Загири проснулась.

 Как такое возможно? Неужели, оказавшись на равнине снов, она сможет попасть в Хетар? Неужели завтра ночью она заснет в своей постели в замке родителей, а проснется уже в Хетаре рядом с мужчиной, в которого она влюбилась? Загири понимала, что мать будет в бешенстве, однако надеялась, что к тому времени, когда Лара обнаружит местонахождение дочери, она уже станет женой Ионы. Конечно, Лара очень разозлится, что Загири не подчинилась ее воле, но когда-нибудь обязательно ее простит. Она поймет свою дочь. Брак объединит Хетар и Теру. Загири решила, что она сделает большую услугу своему доминиону. Между двумя государствами воцарится мир.

* * *

 Наступило лето. Пришло время Ануш отправиться в Новое Дальноземье. Лара решила поехать со старшей дочерью на несколько дней на своем огромном белом жеребце Даграсе. Конь с удовольствием бы навестил лошадок лорда Роана из Ахи. Он уже успел осеменить многих кобыл Роана. Лорд был рад снова увидеть коня, чего не скажешь о его племенном жеребце.

 Ануш не терпелось покинуть замок. Сердцем она всегда была с народом своего отца. В этот раз она понимала, что ей придется спросить у матери разрешения остаться с кланом Фиакр. Ни один из мужчин Теры ей не приглянулся. В самом деле, большинство теран относились к девушке настороженно. Их пугал ее дар исцеления и способность к предвидению. Хотя Ануш считали привлекательной и приятной в общении, она не была той женщиной, которую бы охотно взял в жены теранин, даже несмотря на ее высокородное положение.

 Лара хорошо понимала, что этим летом ей предстоит попрощаться со старшей дочерью. Она не запретит ей жить в Новом Дальноземье. Просто не осмелится. Ануш обзаведется каменным домом с садом, некоторым скотом. Служанки будут охотно помогать по дому дочери великого героя Фиакра Вартана. У Ануш была семья в Новом Дальноземье. Возможно, среди фиакров найдется для нее мужчина, который не побоится взять в жены такую необычную девушку.

 — Я буду сильно по тебе скучать, — сказала Загири старшей сестре.

 — Вы приедете ко мне в конце лета, как обычно? — ответила Ануш.

 — Наверное, в этом году не получится.

 — Почему? — раздался голос матери.

 — Скорее всего, у меня будут дела, — сказала Загири.

 — Как я посмотрю, твоя сестра уже с нетерпением ждет, как какой-нибудь молодой богатенький юноша придет просить ее руки, — усмехнулась Лара.

 Ануш почувствовала неладное, но ничего не сказала. Загири явно что-то скрывала, не в ее духе напускать на себя таинственность. Она всегда была как открытая книга.

 Лара с детьми отправилась в конюшню. Даграс был уже оседлан и ждал Лару с дочерью. Владычица обнялась с детьми и предупредила Таджа, чтобы он не принимал никаких решений за время ее двухдневного отсутствия. Он усмехнулся, но согласился.

 — А теперь вы двое, — обратилась Лара к Загири и Марцине. — Смотрите не ругайтесь друг с другом. Я прошу вас.

 — Можно, я наведаюсь к бабушке? — спросила Загири невинным тоном. — Я не видела ее уже несколько недель. Думаю, ей очень одиноко.

 — Очень разумно с твоей стороны, Загири, — ответила Лара. — Хорошо, навести леди Персис, если хочешь. Она будет очень рада, я знаю.

 На губах Загири заиграла милая улыбка. Мысленно она поздравила себя за проявленную осмотрительность. Если все будут думать, что она гостит у бабушки, никто не хватится ее до приезда матери. Когда за ней пошлют и выяснят, что у бабушки ее и в помине не было, будет уже слишком поздно. Вилия умрет, пройдет девять дней траура, и она станет новой женой Ионы. Загири готова была расцеловать себя от радости.

 Устраиваясь на широкой спине Даграса, Ануш как-то странно посмотрела на сестру. Тут что-то не так. Она это чувствовала, но в голове Загири была такая мешанина, что Ануш не смогла ни за что зацепиться. Может быть, стоит ее расспросить, или, наоборот, не придавать значения хаотичному бегу мыслей? Оказавшись верхом на большом коне, Ануш неожиданно подумала о Новом Дальноземье, о том, как же она хочет поскорее там очутиться! Обняв мать за талию, она выкинула все мысли из головы и, предаваясь радостному трепету, покинула замок.

 Большой конь расправил крылья. Он пустился рысью из конюшни, преодолев каменную арку, поскакал галопом по просторному зеленому лугу и, наконец, взмахнув крыльями, вместе с всадницами взмыл в воздух. Жеребец повернул, воспарил над замком, перелетел фьорд и устремился в сторону Изумрудных гор, за которыми располагалось Новое Дальноземье.

 Дети Лары, оставшиеся в Тере, провожали их глазами.

 — Ануш больше не вернется, она лишь изредка будет приезжать в замок, — заметил Тадж.

 — Она чувствует себя счастливее в Новом Дальноземье, — проговорила Загири.

 — Пора возвращаться к занятиям, — напомнила Марцина.

 Все трое вернулись в замок.

 — Как-то странно в замке без отца с матерью, правда? — заметил Тадж тем же вечером за ужином.

 — Случалось, что они и раньше вместе отсутствовали, — сказала Марцина.

 — Но отец больше никогда не вернется, — тихо проговорил Тадж. — Я скучаю по нему.

 — Я тоже, — отозвалась Марцина.

 — Все меняется. Это естественно, — сказала Загири. — Вспомните, сначала Диллон ушел, потом отец, теперь Ануш. Следующей покину вас я, потом Марцина. Один Тадж останется в замке, он же доминус.

 — Ты еще не скоро нас покинешь, — проговорила Марцина.

 — Она собирается завтра к бабушке, — напомнил Тадж.

 — Всего лишь на несколько дней, — тут же заметила Загири.

 — А мы с тобой останемся вдвоем, — сказал Тадж Марцине.

 — Мы делили утробу матери. Думаю, мы без проблем поделим замок, — лукаво заметила она. — Я должна хорошо себя вести. Мама обещала мне, что если я не попаду ни в какую передрягу, то смогу отправиться в Лесное королевство к нашей царственной бабуле поучиться магии.

 — Я, кстати, заметил, что ты перестала превращать слуг в лягушек, бабочек и птиц, как раньше, — поддразнил сестру Тадж.

 — Я всегда возвращала им первоначальный облик, — проговорила в свою защиту Марцина.

 — Ты еще совсем ребенок со всеми этими магическими штучками, — сказала Загири. — Когда же ты, наконец, подрастешь, сестричка? Мужчины не любят слишком умных женщин.

 — Отец же полюбил нашу мать, — едко подметила Марцина. — Сомневаюсь, что смогу выйти замуж за смертного. Мне нужен мужчина, который будет понимать мои великие таланты.

 — Тебе поможет только чудо, — съязвила Загири.

 Тадж захохотал. Марцина тут же поменялась в лице, но вовремя взяла себя в руки и тоже засмеялась.

 — В любом случае я еще слишком молода, чтобы думать о свадьбе. А ты, Загири? Мне интересно, какого мужа тебе найдут.

 — Я сама выберу себе мужа, — ответила Загири.

 — Ха! — насмешливо фыркнула младшая сестра. — Ты знаешь не хуже меня, что мама должна будет одобрить любую выбранную нами кандидатуру.

 — Мне надоело, что мать обращается со мной как с ребенком, — раздраженно проговорила она, — но терпеть подобное отношение от младшей сестры просто невыносимо! Пойду приму ванну и лягу спать.

 — Еще рано, — заметил Тадж.

 — Рано утром я отправляюсь к бабушке Персис. Она живет недалеко, поэтому я пойду пешком, — заявила Загири. — Надеюсь, что к тому времени, когда я вернусь, вы уясните себе, что, в отличие от вас, я уже взрослая. — Она тряхнула золотыми кудрями и вышла.

 — Что с ней творится в последнее время? — удивился Тадж. — К чему все эти разговоры? Она возомнила себя взрослой, а нас считает за несмышленых детей. Я доминус, а она не проявляет ко мне должного уважения, — проворчал Тадж. — Когда она вернется, надо обязательно с ней об этом поговорить. По крайней мере, ты меня понимаешь, — он улыбнулся своей двойняшке, — несмотря на то, что мы такие разные.

 Марцина поцеловала брата в щеку.

 — Вышло бы забавно, если бы у нас у обоих был магический дар, Тадж. Только представь, что бы мы с тобой вытворяли тогда.

 — Ты получила магические способности за двоих, сестренка. И будешь чародействовать за нас обоих. Хорошо, что я родился смертным, потому что жители Теры с трудом воспринимают магию.

 Марцина кивнула, прекрасно понимая, что имел в виду брат.

 — Еще совсем рано, — заметила она. — Поиграешь со мной в хердер?

 — Если пообещаешь мне не использовать магию. Двигаясь к победе, я предпочитаю полагаться только на свои способности.

 — Прекрасно, — согласилась Марцина и захихикала. — Помнишь, когда я первый раз передвинула фигурки с помощью магии, у тебя был такой недоуменный вид, Тадж.

 Молодой доминус засмеялся, дав волю нахлынувшим воспоминаниям. Сестра действительно его очень удивила, в то время им было по девять лет.

 — Я не мог поверить своим глазам, — проговорил он, продолжая смеяться.

 — Мама сомневалась, что я могла подобное сделать, а отца мои трюки весьма позабавили. — Марцина ушла в воспоминания. Вдруг ее лицо исказила гримаса отчаяния, и она зарыдала. — Ох, братишка, как же я скучаю по нашему отцу.

 Тадж обнял сестру, пытаясь ее утешить.

 — Я тоже скучаю, Марцина. Я еще слишком юн, чтобы принять неожиданно свалившуюся на меня ответственность. Я думаю, мне никогда не стать таким же доминусом, каким был наш отец. Бедная мама, ей приходится вести тонкую политику, чтобы уберечь Теру от хищников, которые зарятся на нашу землю. Меня мучает один вопрос: что, если предвзятое отношение к правителям Хетара повлияло на принятые матерью решения?

 — Нет, Тадж, ты должен полностью доверять маме. Она правильно поступает, что не верит Хетару. Посмотри на историю Хетара — и поймешь намерения его правителей, — сказала Марцина.

 Она не могла рассказать ему о возникшей мистическим образом миниатюре Верховного Правителя Хетара на подушке Загири. Марцина обещала хранить секрет сестры. Теперь она засомневалась, стоило ли давать ей такое обещание. Загири вдруг сильно изменилась. Она стала дерзкой, капризной и растерянной. Марцина никогда не видела, чтобы сестра позволяла себе такое поведение. Она задумалась, заметил ли кто-нибудь еще перемену, или это всего лишь плод ее больного воображения. Что случилось с Загири? Возможно, несколько дней, проведенные в обществе бабушки, успокоят ее. Печаль, так внезапно нахлынувшая на Марцину, куда-то улетучилась.

 — Тадж, приготовь стол для игры, а я принесу доску и фигурки. — Марцина успокоилась, но все еще шмыгала носом.

 Близнецы сыграли несколько партий в хердер и не заметили, как вечер перешел в глубокую ночь. Безлунное небо затянули плотные облака. Наконец Тадж и Марцина признались друг другу, что сильно устали, и отправились спать. Марцина не смогла удержаться, чтобы не заглянуть к старшей сестре. Загири мирно лежала в постели и крепко спала. Улыбка озаряла красивое лицо спящей девушки. Марцина вздохнула с облегчением и пошла в свою комнату.

 Загири вот-вот собиралась выйти на равнину снов, как вдруг услышала, как открылась дверь в ее комнату. Слабый шум привел ее в чувство. Сквозь полузакрытые веки она разглядела озабоченное лицо младшей сестры. Загири заставила себя улыбнуться. Услышав удаляющиеся шаги сестры по коридору, она снова сосредоточилась на равнине снов.

 — Загири, моя златовласая девочка, где же ты? — взывал к ней голос Ионы.

 — Я здесь, милорд, — ответила она.

 Туман на равнине снов рассеялся, и Загири увидела Иону. Она тут же бросилась в его объятия.

 — Ты набралась смелости, чтобы отправиться со мной, моя златовласая девочка? — спросил Иона.

 — Я готова! — воодушевленно проговорила Загири.

 Происходящее казалось ей таким волнующим. Она никак не могла дождаться того момента, когда окажется в Хетаре. Сердце бешено стучало в груди от предвкушения новой жизни. Совсем скоро она станет женой этого могущественного человека.

 — Ты не сомневаешься, Загири? — спросил он. — Ты должна быть уверена, что готова пойти со мной. Тебе необходимо это сделать по доброй воле, моя златовласая девочка.

 — Я уверена, милорд. Я люблю тебя! — прозвучал ее голос. — Я должна быть там же, где и ты.

 — Тогда пойдем, Загири из Теры. Хетар ждет нас. Стань моей невестой, — проговорил он и крепко обнял девушку. — Просыпайся, моя дорогая! Я буду ждать тебя в Хетаре!

 Иона прижал к себе Загири и страстно прильнул к ее губам.

 Загири наслаждалась прикосновением его губ, ощущением близости его тела. Ее голова вдруг закружилась, она изо всех сил старалась держаться. Неожиданно она услышала незнакомый голос. Кто-то шептал ей в ухо, призывая отпустить сон и вернуться в реальность. Голос был нежным и одновременно пугающим. Она вернулась обратно и снова ощутила на своих губах прикосновение губ Ионы. Почувствовав себя в безопасности, Загири провалилась в манящую темную пропасть. Неожиданно она увидела впереди свет и заставила себя к нему приблизиться. Загири открыла глаза и огляделась. Вокруг была незнакомая обстановка.

 — Ах, моя дорогая, наконец-то ты с нами, — раздался незнакомый женский голос.

 Загири окончательно проснулась. Она повернула голову в сторону, откуда шел голос, и увидела пожилую женщину с черными как смоль волосами, кожей цвета гардении и темными глазами. Она поднялась с кресла, стоявшего рядом с кроватью, на которой лежала девушка.

 — Меня зовут леди Фара, я мать Верховного Правителя Хетара. Ты находишься в моем доме. Не волнуйся, это ради твоей безопасности.

 — Где милорд Иона? — спросила женщину Загири, пытаясь сесть в кровати, но, почувствовав головокружение, осталась лежать.

 — Дитя мое, не надо вставать. Ты совершила большое путешествие, побереги силы, — посоветовала леди Фара. — Мой сын в безопасности. Он спит у себя дома. Когда ты отдохнешь, я отведу тебя к леди Вилии. Ей уже давно пора отправляться в мир иной. Она и так надолго задержалась.

 — Она тебе не нравится, леди? — спросила Загири.

 Ей показалось, что при упоминании Вилии голос женщины звучал неодобрительно.

 — Не то чтобы я ее не любила, — ответила она, — дело в том, что она недостаточно хороша для моего сына. Вилия была женой последнего императора. Она соблазнила Иону, когда он стал набирать силу, и привязала к себе, родив ему ребенка. Теперь ты, дитя мое, дочь великого доминуса, станешь идеальной женой моему сыну. Ты красива и сможешь нарожать ему детей. А я стану тебе другом. Ты разве не знала, что у тебя есть кровные родственники в Хетаре?

 — Никогда об этом не думала, — призналась Загири. — Но у мамы вроде есть сводные братья.

 — Я рада, что твоя мать не забыла свою родину, — широко улыбнулась Фара. — Да, дорогая, у тебя есть несколько дядей и бабушка в Хетаре. Твой старший дядя Михаил заседает в Высшем совете. Он представляет квартум. Это очень образованный и уважаемый человек. Скоро ты с ним встретишься.

 Загири снова попыталась сесть, в этот момент ее голова закружилась, но через мгновение прояснилась снова.

 — Когда я смогу увидеть Иону? — спросила она.

 Леди Фара снова улыбнулась.

 — Ты так жаждешь встретиться с моим сыном? — одобрительно промурлыкала женщина. — Ты подаришь ему много детишек. В этом наши с Вилией мнения всегда сходились. Дети — это самый ценный товар. Здесь, в Хетаре, торговля и благосостояние очень важные составляющие жизни. Когда ты выйдешь замуж за Иону, твоя мать, конечно, передаст ему часть твоего приданого. Как принцесса ты представляешь большую ценность. Дорогая, что-то я совсем заболталась, как последняя бабка. Давай-ка я лучше велю слугам принести тебе еды и фрина, а потом отведу тебя к леди Вилии.

 Леди Фара встала и поспешила покинуть комнату.

 По словам матери Ионы, благосостояние имеет большое значение. Но согласится ли ее мать отдать приданое дочери, которая убежала из дома и вышла замуж вопреки ее воле? Загири стало не по себе от мысли, что мать сможет от нее отречься. Что она натворила своим неповиновением? Даже если она захочет вернуться обратно в Теру, ей это вряд ли удастся. Что теперь с ней будет? Не перестанет ли Иона любить ее, если мать откажется отдать приданое? Они никогда об этом не разговаривали.

 Тем временем слуги принесли еду и сладкий фрин. Загири почувствовала, что аппетит куда-то пропал. Вернулась леди Фара и, увидев, что девушка едва прикоснулась к еде, мягко пожурила ее и справилась, все ли с ней в порядке.

 — Я чувствую одновременно усталость и какое-то перевозбуждение, — ответила Загири, не зная, что сказать в такой ситуации.

 Она подозревала, что эта женщина, которая скоро станет ее свекровью, очень разочаруется, если у принцессы Теры не окажется приданого.

 — Ну, конечно, — ответила леди Фара. — Я могу представить, как ты взволнована перед замужеством с самим Верховным Правителем Хетара. Это великая честь.

 — Ему выпала не меньшая честь. Он берет в жены саму принцессу Теры, — проговорила Загири, решив быть строгой с Фарой, так же как мать с леди Персис.

 В конце концов, она уже не ребенок. Совсем скоро она станет первой леди Хетара, в любом случае ее положение будет выше, чем у этой женщины.

 — Сын говорил мне, что ты девственница, — завела Фара деликатный разговор, решив сменить тему, чтобы снова взять верх над девушкой. — Так не пойдет, дитя мое. Как ты сможешь доставить ему удовольствие, если даже не представляешь, что это такое? Я поговорю с Ионой. Возможно, тебе следует распрощаться с девственностью перед брачной ночью. Тебе уже семнадцать, не так ли? Я слышала, что девочкам Теры разрешают иметь любовников после того, как им исполнится четырнадцать.

 — Да, если мы захотим, то можем иметь любовников. Но у меня никогда не возникало подобных желаний. Я еще ни к одному мужчине не испытывала страсти, пока лорд Иона не вошел в мою жизнь, — убедительно сказала она.

 — Невероятно! — воскликнула леди Фара. — Твоя мать даже не способствовала тому, чтобы ты получала такого рода удовольствие? Не представляю, о чем думала домина.

 — Иона говорит, что хочет быть единственным мужчиной, который познает меня, — заявила Загири.

 Леди Фара крайне изумилась, но потом рассмеялась.

 — Ты превратила моего сына в романтика. Очень странно. Скоро вы познакомитесь поближе, и эти глупости пройдут. Тем не менее, я поговорю с сыном, чтобы тебя хорошенько обучили искусству любви, и чем скорее, тем лучше. В конце концов, я должна поддерживать репутацию главы гильдии женщин для удовольствий. Я не могу допустить того, чтобы ты быстро наскучила моему сыну. Теперь же тебя нужно достойно одеть. Вилия уже ждет.

 Молчаливая служанка принесла ворох одежды, из которых леди Фара выбрала для Загири платье пастельного персикового цвета. К наряду прилагались маленькие аккуратные туфельки с золотыми пряжками. Золотистые кудри каскадом спадали на плечи и спину. Парчовый персиковый плащик, обшитый по краям шелком цвета слоновой кости, дополнял образ.

 Леди Фара одобрительно кивнула, вышла из комнаты и в сопровождении Загири направилась вниз по ступенькам, ведущим в мощеный двор, где большой золотой паланкин уже ждал женщин.

 При виде носильщиков глаза Загири округлились. Они были все как на подбор блондины. Она никогда не видела таких высоких мужчин. Их бронзовые обнаженные тела блестели от масла. Рельефные мышцы рук и торса, крепкие ягодицы поразили молодую принцессу. У всех был гладко выбрит пах, их мужские корни аккуратно скрывались в украшенных драгоценными камнями золотых трубках внушительной длины. На шее они носили ожерелья из серебра и золота, усеянные жемчугом. Мужчины были босыми.

 — Забирайся внутрь, дитя мое, — сказала леди Фара, аккуратно подталкивая Загири к подбитому шелком паланкину. Когда обе женщины удобно устроились, она задернула зеленые шелковые занавески. — Вижу, тебе понравились мои носильщики. Если хочешь, я распоряжусь организовать для тебя нечто подобное. Они ужасно дорогие, но это не важно, ты ведь скоро станешь первой леди Хетара. У тебя должно быть все самое лучшее. У моих парней есть и другие таланты. Хотела бы попробовать с кем-нибудь из них?

 — Попробовать что? — недоуменно спросила Загири.

 — Что-что, получить удовольствие, глупая девчонка! — беспечно рассмеялась леди Фара.

 — Нет, благодарю, — ответила Загири, чувствуя себя полной дурой. Неужели в Хетаре все ведут себя подобным образом? — Расскажите мне, пожалуйста, о леди Вилии.

 — Не понимаю, почему ты просишь меня рассказать о ней, — удивилась леди Фара. — Она прошлое моего сына, а ты его будущее.

 — Меня учили проявлять милосердие. Эта женщина скоро умрет. Что плохого в том, что я хочу узнать о своей предшественнице?

 Леди Фара пожала плечами:

 — Она была второй женой Гая Просперо, главного торговца, ставшего впоследствии императором Хетара. Он избавился от своей первой жены, чтобы жениться на Вилии. Она из семьи Агасферус, очень знаменитой в Хетаре. Вилия родила Гаю троих детей: двух дочерей и сына. Мой сын был рабом ее мужа и служил его личным секретарем.

 — Рабом? Мой Иона был рабом? Как такое возможно?! — воскликнула потрясенная Загири.

 — Что еще они от нее скрывали? Она — принцесса Теры и не могла выйти замуж за человека более низкого происхождения, независимо от того, каким могущественным и влиятельным он стал.

 — Мой сын происходит из знатного рода. Его отец, сэр Руперт Кровавая Секира, был Доблестным Рыцарем, так же как и твой дед. Его жена рожала ему только дочерей, и он хотел, чтобы я родила ему сына. И я выполнила его желание. Отец относился к нему с любовью и преданностью. Но он не успел предоставить ему свободу перед своей смертью, потому что дети, рожденные от женщин для удовольствий, становятся собственностью его отца. Жена Руперта в тщетной попытке отомстить мне, родив ему сына, потерпела полный провал, и, прикрывшись законом, продала моего сына в рабство. К счастью, его купил Гай Просперо, и Иона, будучи умным человеком, стал для него незаменимым. Так мы говорили о Вилии. Она соблазнила Иону и сделала своим любовником. Позже Гай Просперо влюбился в одну красавицу и вздумал избавиться от Вилии, но испугался идти против семьи Агасферус. К этому времени Иона нажил себе приличное состояние, что сделало его подходящей партией для Вилии, и предложил ей выйти за него замуж. Она, должно быть, очень обрадовалась. А разве могло быть иначе? Вилия видела, что ему суждено было стать великим. Она всегда была ему верной и преданной женой и ставила его интересы выше своих собственных. Вилия смогла родить сына, моего внука Эгона. Но у него слабое здоровье. Ты должна подарить Ионе сильных сыновей, Загири.

 — Конечно, я подарю ему здоровых, сильных сыновей, — проговорила Загири.

 Вот она и узнала побольше о человеке, за которого жаждала поскорее выйти замуж. Надо будет обязательно расспросить Иону о его прошлом и о несчастной леди, которая вот-вот умрет. Было очевидно, что леди Фара недолюбливала леди Вилию, но Иона, кажется, предан своей жене.

 Паланкин остановился, слуга отдернул занавески, женщины вышли и последовали за ним в дом.

 — Сейчас ты в Золотом районе, где живет Верховный Правитель Хетара, — объяснила Загири леди Фара. — В этом доме леди Вилия доживает свои последние дни. Она не хочет умирать во дворце. Не отставай, Загири. — И леди Фара заспешила к мраморной лестнице.

 Навстречу вышел полный молодой мужчина.

 — Это она? — спросил он.

 — Обин Просперо, хочу представить тебе принцессу Загири из Теры. Это, — леди Фара чуть повернула голову, — старший сын леди Вилии, дорогая.

 — Я сочувствую твоей матери, — обратилась Загири к Обину Просперо.

 — В этом нет твоей вины, — ответил он. — Мой сводный брат скоро заберет ее жизненную энергию и вновь станет сильным. Она отдает свою жизнь ради него. Вот такая у нас мать. Вилия выбрала тебя в качестве своей последовательницы. Знай, я не держу на тебя зла, принцесса. Ты обретешь верность гильдии торговцев. Мы уважаем твоего деда, Джона Быстрый Меч, и чтим его память.

 — Благодарю вас, — проговорила Загири.

 Ей мало было известно об отце своей матери, кроме того что он продал ее в рабство, чтобы сделать себе карьеру. Дальше благодаря своим способностям он сумел занять достойное место в обществе Хетара.

 Они подошли к двери в самом конце коридора.

 — Входите, — сказал Обин Просперо, — она ждет вас. Останьтесь здесь, леди Фара. Мама хочет, чтобы принцесса вошла одна.

 Он открыл дверь в комнату и пропустил Загири.

 Девушка медленно подошла к затянутой пологом кровати, на которой лежала леди Вилия. Женщина была бледна и с трудом дышала.

 — Я пришла, миледи, как вы и просили.

 — Подойди поближе, дай мне на тебя посмотреть. — Вилия поманила девушку рукой. — Ах, ты еще прекраснее, чем я представляла. Ты сделаешь Иону счастливым. А теперь, Загири из Теры, ты должна мне пообещать, что позаботишься о моем муже и сыне, которые совсем скоро перейдут под твою опеку.

 — Обещаю, леди Вилия, — с жаром произнесла Загири.

 — Надо же, ты так быстро в него влюбилась, — удивилась леди Вилия. — Это все из-за твоей непорочности и хорошего воспитания. Поблагодари от меня за это твою мать.

 — Почему я? — тихо спросила Загири.

 — Тяжелые времена грядут в Хетаре, маленькая принцесса. Моему Ионе нужна будет рядом женщина, которая даст ему нужный совет, поддержит его, если ему понадобится помощь, если Хетар окажется в беде. Обычной женщине это не под силу. Нам может потребоваться поддержка со стороны Теры. Имея первую леди Хетара в близких родственниках, твоя мать и братья охотнее станут нам помогать. Иона нуждается в тебе, Загири из Теры. Он присвоит тебе титул, которого у меня никогда не было, несмотря на все годы, которые я посвятила заботе о его интересах. — Вилия побледнела еще сильнее и глубже зарылась в подушку. — Присмотри за моим сыном Эгоном. По предсказаниям, однажды он станет великим завоевателем.

 — Хорошо! — пообещала Загири.

 — Я умру быстро, маленькая принцесса. Возьми со стола маленький хрустальный флакон. Ты должна быстро поймать в него мою жизненную силу и проследить, чтобы Эгон ее выпил. Ах! Мое время кончилось, — внезапно воскликнула Вилия.

 Загири ахнула, увидев, как потухли глаза пожилой женщины. Она быстро схватила флакон, наблюдая, как тонкое облако тумана, казалось, медленно вышло из посиневших губ Вилии. Что бы это ни было, Загири наполнила им флакон, плотно закрыла и, спрятав в карман, бросилась к двери:

 — Скорее! Кто-нибудь!

 Леди Фара поспешила навстречу.

 — Быстрее! Надо скорее покинуть этот дом! — воскликнула она, схватив девушку.

 — Подожди! У меня есть кое-что для твоего внука от матери. Он должен выпить это сейчас. Мальчик здесь? — с тревогой спросила она.

 — Да, найдем его. — Взяв Загири за руку, леди Фара провела ее через весь дом.

 Они долго шли, пока не оказались в уютной комнате, в которой сидел юноша и спокойно читал.

 Он был очень худым и бледным. Оторвавшись от чтения, он взглянул на вошедших и улыбнулся:

 — Бабушка, как я рад тебя видеть! Ты пришла навестить меня?

 — Твоя мать скончалась, — не церемонясь, выпалила леди Фара. — Это принцесса Загири. Она принесла тебе кое-что от матери.

 — Что это? — спросил Эгон.

 Известие о смерти матери его несколько шокировало, но он смог справиться с нахлынувшими эмоциями и не заплакать.

 Загири достала из кармана хрустальный флакон.

 — Открой рот, Эгон, — произнесла она.

 Не задавая вопросов, мальчик повиновался, и Загири напоила его туманообразным веществом.

 Эгон с удовольствием всё проглотил.

 — Пахнет ягодами, — проговорил он, осушив флакон. — Оставь мне флакон, Загири. Я буду хранить его как память о маме. Благодарю тебя.

 — Теперь нам пора идти, — сказала леди Фара. — Тебя не должны здесь увидеть. Твой сводный брат здесь, Эгон. Найди его. — И чуть ли не силой она вытолкала Загири из комнаты. Женщины поспешили к паланкину. — Быстрее! Быстрее! — скомандовала она носильщикам. — Когда весть о смерти Вилии разнесется по округе, тебя не должно здесь быть. Простые люди очень суеверны, — объяснила она Загири. — Если они узнают, что Верховный Правитель привез в Хетар дочь домины Теры и она находилась с его женой, пока та умирала... — Она помолчала. — В общем, ты сама прекрасно понимаешь, какие слухи поднимутся. Тем более что люди не знают всех подробностей.

 Слова леди Фары очень удивили Загири. Разве она не знала, что бедная леди Вилия умрет сразу же после того, как встретится с принцессой Теры? Неужели жители Хетара не понимают, что Вилия поступила благородно, пытаясь сохранить жизнь своему сыну? Что именно она выбрала Загири из Теры в качестве новой жены Ионы? Почему ее должны подозревать в том, что она якобы избавилась от прежней жены Ионы, чтобы занять ее место? Ее мать была против союза между Хетаром и Терой.

 Загири начала вспоминать, что мать рассказывала, когда они интересовались ее жизнью в Хетаре. Лара рассказывала им о богатстве и могуществе Хетара тех лет. Она предупреждала их, что порой красота скрывает за собой уродство. Жителями Хетара легко манипулировать, и теперь Загири сама в этом убедилась на примере леди Фары. Почему леди Вилия не могла умереть, пока не встретилась и не поговорила с Загири? Чем дольше она ждала, тем слабее становился ее сын. Почему? В этом замешана некая темная сила, причем очень могущественная, при помощи которой из равнины снов Загири доставили в Хетар. Вдруг девушке стало не по себе.

 — Я хочу увидеться с Ионой, — проговорила она.

 Леди Фара не заметила, как девушка побледнела от страха.

 — Возможно, он появится сегодня ночью у тебя, — сказала она. — Когда он придет, мы сядем и обсудим, что нам делать с твоей никчемной девственностью, дитя мое. У Вилии был замечательный раб для удовольствий, Доран, который теперь остался без хозяйки. Он может пригодиться, если, конечно, Иона не захочет его продать. У нас в городе есть несколько Домов удовольствий для ублажения женщин. Мой сын мог бы хорошенько нажиться на Доране. Посмотрим, что он решит в итоге. Боже мой, ты так побледнела, Загири! Должно быть, нелегкий путь из равнины снов в Хетар тебя так вымотал. Мы почти дома. Тебе необходимо хорошо отдохнуть. Ты должна быть на высоте, когда встретишься ночью с Ионой. — Леди Фара улыбнулась молодой спутнице, однако Загири заметила, что, несмотря на улыбку, темные глаза женщины оставались непроницаемыми.

Вверх