Королева теней

Королева теней

Овдовев по жестокой иронии судьбы, Лара, домина Теры, став негласным регентом, королевой теней, своего несовершеннолетнего сына, обнаруживает, что Тьма вновь набирает силу в лице Сумеречных близнецов и их ведьмы-сестры, желающих отомстить за своего отца, Повелителя Сумерек, и завершить начатую им войну по захвату власти над всем миром Хетара. Фея, как бы этого ни хотела, должна встретиться с детьми Колла. Но рядом с ней находится Калиг, величайший принц-тень, чья вечная любовь к Ларе будет ее спасением.

Глава 18

 Лара и ее союзники с легкостью могли бы решить проблемы Хетара, которые он сам на себя навлек, но тогда Хетар не усвоил бы важный урок. По указанию Лары Кэм отправился по улицам города в Золотой район. Он был одет в простую длинную белую тунику, подпоясанную на талии черным шнурком, и кожаные сандалии. Гладко выбритый, с аккуратно коротко подстриженными черными волосами, Кэм всем своим видом выражал решимость. Он верил, что принц-тень шел рядом с ним. Тетя обещала, что у него появится помощник, который будет творить за него чудеса, чтобы успокоить жителей города.

 Они радостно приветствовали его, прикасались к его тунике, звали по имени. Его сердце бешено стучало в груди. Кэм шел и улыбался, иногда останавливаясь, чтобы прикоснуться к протянутой ему детской ручке.

 — Благословляю тебе, дитя мое, — говорил он, ласково улыбаясь, и продолжал путь. — Да пребудет с вами Небесный распорядитель, — крикнул он толпе, которая следовала за ним до самых ворот Золотого района, куда вход простым людям был запрещен.

 — Иерарх! — прозвучал голос в толпе. — Позволь нам пойти с тобой!

 — Нет, брат, — ответил Кэм. — Этот путь я должен проделать один. Ждите меня здесь. Я поговорю с лордом Ионой и снова к вам присоединюсь.

 Кэм прошел мимо стражей, которых мимоходом благословил, и оказался в Золотом районе.

 — Молодец, Иерарх, — раздался голос над ухом.

 — Вы вправду здесь? — прошептал потрясенный Кэм.

 — Да. Во дворце будешь говорить Ионе то, что я тебе скажу, — последовал ответ.

 — Могу я узнать, кто вы, милорд? — вежливо осведомился Кэм.

 Он поднял руку и благословил шедшую мимо женщину с двумя детьми.

 — Меня зовут Калиг, — ответил невидимый принц. — Пока перестань ко мне обращаться, Иерарх, иначе люди вокруг подумают, что ты сошел с ума, если разговариваешь сам с собой.

 Кэм кивнул.

 — Благодарю вас, — тихо произнес он, убедившись, что его никто не слышит.

 Наконец он подошел к дворцу. Стражники его сразу узнали и опустились на колени за благословением. Слуга, заранее предупрежденный о приходе Иерарха, вышел к нему навстречу и проводил к Верховному Правителю. Иона ждал гостя в личных покоях. Скрепя сердце Иона встал на колени, чтобы получить благословение Иерарха. Однако, почувствовав энергию, исходящую от рук Кэма, он усмирил свою гордыню.

 Поднявшись с колен, Иона предложил Иерарху расположиться в мягком кресле у камина и распорядился, чтобы принесли фрин и пирожные.

 — Чем я могу быть вам полезен, милорд Иерарх? — спросил в свойственной ему манере Иона.

 — Созови Высший совет, милорд, — ответил Иерарх. — Уже середина лета, мы должны хорошенько потрудиться перед наступлением морозного сезона.

 — Разве вы не можете сотворить чудо, милорд Иерарх? — спросил лукаво Иона.

 — И какой же урок в таком случае извлечете вы и ваш народ? Хетар сам на себя навлек несчастья. Теперь вы должны попытаться выбраться из них своими силами, независимо от того, к чему это приведет.

 — Но что может сделать Высший совет?

 — Он может следовать по тому пути, который я вам укажу, лорд Иона. Все члены Совета сейчас в городе, соберите их в зале Совета прямо сейчас. Я повелеваю тебе это сделать!

 Кэм сначала был потрясен словами и той повелительной интонацией, с которой он их произнес. Но потом вспомнил: это были в действительности слова принца Калига.

 Иона немедленно встал и поклонился Кэму.

 — Будет сделано, милорд Иерарх. — Иона приоткрыл дверь и позвал своего секретаря Лионеля: — Немедленно собери членов Совета в зале Совета. Иерарх ждет!

 — Будет сделано, милорд, — послышался голос Лионеля.

 — Подождем здесь, пока они придут, — проговорил Иерарх. — Мне понравилось сидеть около огня, он напоминает осень.

 Он взял кубок и, сделав несколько глотков виноградного фрина, закрыл глаза, словно о чем-то призадумавшись.

 «Молодец», — прозвучал голос Калига, который мог слышать только Кэм.

 Верховный Правитель молча сидел рядом с Иерархом и изучающе на него смотрел. Он казался Ионе вполне обыкновенным человеком. Хотя...

 Час спустя раздался стук в дверь, и показалась голова Лионеля.

 — Милорд Иерарх, милорд Иона, Высший совет ждет вас.

 — Все пришли? — осведомился Иона.

 — Да, милорд, все.

 Не говоря ни слова, Иерарх поднялся с кресла. Секретарь отпрянул назад, придерживая дверь для господина и его гостя. Закрыв за собой дверь, Лионель обогнул господ, проскользнул в зал Совета и занял свое место за креслом Верховного Правителя. В его обязанности входило внимательно прислушиваться к собранию и напоминать господину о том, что тот мог случайно забыть.

 Стражники встали по стойке «смирно» и распахнули двери, пропуская Верховного Правителя и Иерарха в зал Совета.

 Проходя мимо стражников, Кэм улыбнулся и благословил их. Он занял мраморное кресло Ионы, кивком предложив ему обосноваться в соседнем кресле. Кэм едва не ахнул, почувствовав, как его подталкивают к похожему на трон креслу Верховного Правителя и заставляют кивнуть в сторону Ионы. И едва не покатился со смеху, увидев неподдельное возмущение на лице Верховного Правителя, которое он тут же скрыл, и, поклонившись в ответ, занял указанное ему место. Все взоры были обращены на Иерарха.

 Кэм почувствовал, как поднялись обе его руки.

 — Приветствую и благословляю вас, — произнес он. — Я просил лорда Иону собрать всех вас здесь. Пришло время начать восстанавливать город и провинции.

 — Откуда брать материалы на восстановление? — прозвучал вопрос от лесного лорда Энды. — Мы не позволим вырубать наши леса, как однажды сделал император. Наши земли благодаря помощи супруга королевы лесных фей только начали процветать.

 — Не сомневаюсь, что у вас есть земли, где количество деревьев можно поубавить, — проговорил Иерарх. — Срубим эти деревья и заготовим бревна. Что касается остальных материалов, то корабли уже пересекают море Сагитта и везут нам лес.

 — Кто же будет платить Тере за дерево? — осведомилась Клотильда, представляющая интересы простого народа.

 Иерарх благодушно улыбнулся:

 — Все расходы возьмут на себя богачи, они распорядятся золотом из своих сверхдоходов. Я самолично буду приходить к каждому и собирать деньги. Лачуги в кварталах необходимо починить как можно скорее. Сквайр Дарах, — Иерарх обратился к правителю Центроземья, — вы не могли бы собрать тростник и найти достаточно рабочих рук в своей провинции в предельно короткие сроки?

 — Сначала необходимо собрать урожай, — ответил сквайр Дарах. — Он выдался на удивление богатым в этом году. Мы готовы всех накормить за разумную цену.

 — Великолепно! Вы можете выделить рабочих, чтобы они могли обучить жителей города? — спросил у сквайра Иерарх.

 — Конечно, сделаем это с радостью, — прозвучал ответ правителя Центроземья.

 — У нас в городе тоже есть мастера, — произнес Михаил. — Если Центроземью или какой другой провинции необходимо что-нибудь починить, мы готовы предоставить вам их.

 — Кто будет платить им за работу? — прозвучал недовольный голос Куберта Агасферуса.

 Иерарх устремил на него свои синие глаза:

 — Ваша гильдия отдаст свою долю наравне с богачами. Ваши Доблестные Рыцари, сэр Филип и сэр Анатоль, владеют большим, не тронутым многие годы богатством. Вы возьмете на себя расходы за восстановление Золотого района. Перед наступлением морозного сезона у каждого жителя Хетара должно быть прочное и сухое жилье. Закончим на сегодня собрание. Прошу вас остаться в замке, пока мы не решим все вопросы. Лорд Иона позаботится о вашем удобстве и проследит, чтобы распоряжения были исполнены в точности. Завтра утром решим, как лучше распределить продукты, пока торговля на рынках не возобновится. Также обсудим вопрос, затрагивающий гильдию солдат и Доблестных Рыцарей.

 — Что еще за вопрос? — осведомился Питер Быстрый Шаг.

 — Касающийся вашего будущего, — ответил Иерарх с загадочной улыбкой.

 Благословив всех присутствующих, он исчез.

 — Куда он делся? — недоуменно воскликнул Руперт из Центроземья.

 — Он именно тот, за кого себя выдает. Разве могут быть сомнения? — Прозвучал голос принца Койлина. — Только тот, кто обладает большой силой, может вот так исчезнуть.

 Принц Лотэр скрыл улыбку. Он видел, как Калиг накрыл Кэма своим плащом.

 — Не знаю, как вы, но я лично рада, что Хетар возвращается к нормальной жизни, — сказала леди Эрес из гильдии женщин для удовольствий. — Если не вернем былое процветание, то хорошей жизни нам не видать. Мы смогли выжить только благодаря умелому руководству главы гильдии женщин для удовольствий.

 — Да, — согласилась Мива Скарлет. — Жду не дождусь, когда мы наконец заживем по-старому.

 — Мы должны постараться не допускать ошибок прошлого, — проговорил Михаил. — Во всех приключившихся с нами неприятностях виноваты мы сами.

 — Не могу понять, что ж мы такого натворили? — вмешался Обин Просперо.

 — Ты до сих пор не понял, что алчность и неуемная жажда денег привели наше государство к упадку? — сердито спросил Михаил. — Тебе не стыдно за то, что на город обрушились голод и нужда, что население в отчаянии? Или это для тебя не важно? Возможно, Обин Просперо, если бы ты жил среди простых людей, а не отгородился от них стенами Золотого района, ты бы лучше понимал плачевную ситуацию Хетара. Ты когда-нибудь решался пройтись по улицам, не считая тех случаев, когда ты, словно мышь, незаметно прокрадывался к своей конторе?

 — Ты отгородился от народа в Золотом районе так же, как и я, — огрызнулся Обин Просперо.

 — Я не живу в Районе садов с тех пор, как мне исполнилось двадцать лет, — ответил Михаил, сын Джона Быстрый Меч. — У меня есть небольшой домик рядом с кварталом, где я родился. Я хорошо знаю людей, потому что я один из них.

 — В твоих словах слышится призыв к мятежу, — вспылил Куберт Агасферус.

 — И это говорит один из главных барыг, — заметила леди Джиллиан.

 — Милорды! Милорды! Достаточно! — зычно прогремел над залом голос Верховного Правителя. — Заседание объявляется закрытым. Встретимся завтра. Как сказал Иерарх, вы все мои гости.

 — Я должен предупредить жену, — сказал Обин Просперо.

 — В каждый дом будет отправлен гонец, который скажет близким о вашем местонахождении, — ответил Иона. — Никакой личной переписки, я предупрежу стражников, чтобы они проследили за этим.

 — Вы нам не доверяете? — спросил Обин Просперо. — До чего мы докатились, вместо того чтобы поддерживать своих, ты встал на сторону какого-то иноземца!

 — Хетар всегда ждал, что к нему на помощь придет Иерарх, когда наступит смутное время, — ответил Иона. — Неужели ты утратил всякую веру во что-то, кроме себя и своих доходов, раз задаешь мне такой вопрос? — Он повернулся к Лионелю, что-то ему прошептал, секретарь кивнул и вышел из зала. — Каждого из вас стражники проводят в отдельные комнаты для гостей. Там вы будете находиться, пока вас не позовут. Встретимся за обедом. — Иона покинул зал Совета.

 Двое принцев-теней терпеливо ждали, когда их отведут вместе со всеми в покои. Они перемолвились друг с другом на магическом языке и, оставшись в одиночестве, переместились в Шуннар, где их уже ждали Калиг и Лара.

 — Мы ненадолго, — сказал Лотэр. — Красавица Лара, как я рад тебя видеть. — Он с улыбкой поцеловал ее в щеку, чем вызвал негодование Калига.

 — Да, нас всех попросили остаться на ночь во дворце Верховного Правителя. Наши друзья торговцы очень недовольны, — сказал принц Койлин. — Мы должны успеть вернуться к обеду с Верховным Правителем, — усмехнулся он.

 — Кажется, Иона неожиданно уверовал в нашего Иерарха, — заметил с ухмылкой Лотэр. — Кстати, что ты сделал с Иерархом?

 — Я вернул его обратно в его маленькую комнатку. Кэм был рад очутиться дома, потому что после исчезновения ведьмы он очень боится, что его разоблачат. Я посоветовал ему немного перекусить и отдохнуть. Завтра утром ему предстоит снова вернуться в зал Совета, — ответил Калиг.

 — Ваш уход произвел впечатление, — заметил Лотэр.

 — Это вызвало спор в собрании, который плавно перетек в ссору между представителями гильдии торговцев и Верховным Правителем, — добавил Лотэр. — Лорд Иона практически отрезал членов Совета от внешнего мира до завтра. Торговцы очень негодовали, они хотели предупредить своих сообщников. Но Иона не оставил им никаких шансов.

 — Впереди нас ждет непростая задача, — сказала Лара. — Мы поможем жителям Хетара подготовиться к морозному сезону. Они даже об этом не узнают. Люди будут думать, что со всем справляются сами. Общее дело укрепит их национальный дух. Так мы подготовим их к следующему этапу восстановления.

 — Что ты имел в виду, Калиг, когда велел Иерарху сказать, что у него есть планы относительно Доблестных Рыцарей и гильдии солдат? — поинтересовался Лотэр.

 — У солдат всегда была только одна задача — воевать или охранять караваны торговцев. Когда не с кем воевать и некого охранять, они слоняются без дела, пьянствуют в тавернах своего квартала, играют в кости и ждут, когда им заплатят. Так продолжаться больше не может. Каждого солдата необходимо обучить ремеслу, которое поможет прокормиться ему и его семье, когда в услугах солдат никто не нуждается. Войны и болезни последнего десятилетия сократили численность Хетара вдвое. Но пока государство продолжает жить по-старому, ни о каком процветании не может идти речи.

 Орден Доблестных Рыцарей тоже необходимо реформировать. Он потерял много людей в бессмысленных войнах, некоторые умерли от болезней и старости. Он уже давно не пополнял свои ряды. Может, пришло время его распустить?

 — Нет! — запротестовала Лара. — Доблестные Рыцари должны остаться. Конечно, их стоит реорганизовать, но не так радикально, как ты предлагаешь. Случись война, что будет делать Хетар без этих людей? Нельзя забывать о возможностях, которые может получить на турнире тот, кто отвечает требованиям ордена. Если бы мой отец не воспользовался таким шансом, он бы до сихпор прозябал в ранге солдата, а я бы никогда не встретилась со своей судьбой. Ты должен меня понимать, Калиг.

 — Но какой от них толк в мирное время?

 — Если мы найдем для них другую цель, они не будут сидеть без дела и в мирное время, милорд, — настаивала на своем Лара. — Как ни странно, многие из них занимаются ремеслом для собственного удовольствия. Так почему бы им не получать доход за это?

 — И это мне говорит Лара, которая родилась в Хетаре! — поддразнил ее Калиг. — Воин, который отказался от убийства ради красоты. Странно, не правда ли? А мне нравится! Они же, несомненно, выступят против.

 — Если объяснить им, что Доблестные Рыцари — это пережиток прошлого, что необходимо что-то менять, они поворчат, пожалуются, но согласятся. Кстати, мы обещали им устроить новый турнир в следующем году.

 — С каждым годом ты становишься только мудрее, — заметил Лотэр.

 — Да нет же, милорд, с каждым днем, — пошутила Лара.

 Принцы-тени громко рассмеялись.

 — Я никогда не считал скромность главной добродетелью, братья, — сказал Калиг.

 — Нам пора возвращаться во дворец, — спохватился Койлин. — Ничего не поделаешь, необходимо спуститься к обеду, — произнес он и исчез.

 — Он прав. — Лотэр испарился вслед за братом.

 На следующий день Высший совет снова собрался во главе с Иерархом. Жена Верховного Правителя из любопытства прокралась в зал Совета. Она никогда не видела Иерарха вблизи. Голову Загири покрывала плотная голубая вуаль. Она спряталась в углу в самом конце зала. Что-то в чертах Иерарха показалось ей знакомым, но что именно, она точно не могла определить. Любопытство не давало покоя Загири.

 Последние ночи она только и думала что об Иерархе.

 — Иона, кто такой этот Иерарх? — не скрывая интереса, спросила Загири. — Откуда он взялся?

 — Легенда гласит лишь то, что в тяжелые времена в Хетар придет Иерарх, — ответил он.

 — Он смертный или из магического мира? — не унималась Загири.

 — Не знаю. Зачем тебе это?

 — Он мне показался знакомым.

 — Тогда, вероятно, он из магического мира твоей матери, где ты могла его уже видеть.

 — Он навсегда останется в Хетаре? — поинтересовалась Загири.

 — Иерарх-то? Нет. Сказано, что когда он наставит Хетар на путь истинный, то уйдет туда, откуда пришел. — Иона перевернулся в постели и обнял жену. — Иди ко мне, моя златовласая красавица. Разделим с тобой удовольствие. Ты не должна забивать свою прекрасную головку мыслями об Иерархе. Я всегда позабочусь о тебе.

 Иона страстно прильнул к рубиново-красным губам Загири. Девушка принялась умелыми пальцами ласкать его корень. Но мысли ее по-прежнему были обращены к Иерарху.

 Несколько дней спустя Загири озарило. Иерарх был похож на злобного племянника матери. Она никак не могла вспомнить его имени, но была точно уверена, что он и есть Иерарх. Последний раз, когда Загири была в Новом Дальноземье, она видела его. Он пас скот на лугу рядом с деревней Ривален. И потом еще раз — во время Собирания. Загири вспомнила, что хетарианцы всегда считали жителей Дальноземья дикими невежественными варварами. Хетар давно поработил бы его, если бы Лара и ее союзники не спасли кланы, переселив их в Теру с благословения Магнуса Хаука.

 Загири помнила, что кланы очень почитали ее мать. Она также знала, что дальноземцы никогда не были дикарями. По своей природе они занимаются сельским хозяйством, но вместе с тем отличаются недюжинным умом. Среди них был даже клан Девин, клан поэтов и менестрелей. Они — хранители истории Дальноземья и каждый год во время Собирания читают стихи и поют песни.

 Что, если этот молодой человек, известный под именем Иерарх, на самом деле столь не любимый матерью племянник? Дальноземец. Изгой клана Фиакр. Знает ли мать, что он здесь? Если да, то не означает ли это, что, используя этого юношу, Лара хочет отомстить Хетару за то, что Загири убежала из дома и вышла замуж за Верховного Правителя? Что, если она вздумала привести в замешательство Иону и его народ, навязав им этого мошенника?

 Или это совпадение и Иерарх просто очень похож на племянника Лары? Действительно ли Иерарх спаситель Хетара, который пришел, чтобы помочь ему в это непростое время? Помогает ли ему Лара и ее союзники? Конечно, Иерарх не сделает ничего дурного, хотя Загири слышала от мужа, что он предлагает радикальным образом изменить порядки Хетара.

 Загири не знала, что делать. Разве в обязанности первой леди Хетара не входило обсуждение с мужем своих проблем? Хотя, хорошенько узнав Иону, Загири понимала, что он использует полученную от нее информацию в личных целях, и совсем не обязательно, что они должны совпадать с интересами Хетара. Загири хотела, чтобы ее муж был таким же сильным и великодушным правителем, как ее отец. Как жаль, что он не поддается ее влиянию. Иона в ней души не чаял, при умелом подходе она могла бы вдохновить его на благие начинания. Однако до сего момента все его женщины лишь взращивали в его душе пороки.

 Необходимо поговорить с матерью. Но как же это сделать, ведь она до сих пор сердится на дочь. Прошел год с тех пор, как она позволила увести себя в Хетар. За это время Загири ни разу не пообщалась с Ларой, не написала ей письмо. По щеке Загири покатились слезы. Только сейчас она начинала понимать, как сильно скучает по матери. Она ни за что не хотела огорчить Лару, но после тех нескольких свиданий с Ионой на равнине снов она потеряла голову от любви к нему. Она сама не поняла, как смогла влюбиться в хетарианца. Он был далеко не молод и не отличался ни благородством мысли, ни дела. Но Загири продолжала его любить, причем так сильно, что, когда он продал двоих рабов для утех, она отпустила и Дорана. К большому негодованию матери Ионы, она помогла ему начать свое дело. Владелицы Домов удовольствий пришли в неописуемый восторг, потому что Доран был самым искусным учителем для новеньких девушек. Скоро он станет состоятельным человеком.

 Последние два месяца единственным любовником Загири был ее муж. Она перестала пить травы, чтобы предотвратить беременность, и молила Великого Создателя послать ей ребенка. Эгон стал ей отличным пасынком. Он не держал обиду на молоденькую мачеху, которая была старше его всего на несколько лет. Но Загири хотела родить своего ребенка. Возможно, девочку. Но сейчас ее беспокоило совсем другое. Закрывшись в комнате, усмирив свою гордость, Загири позвала мать.

 — Мама, мама, услышь меня, приди ко мне, где бы ты ни была.— Загири подождала, но ничего не происходило. — Мама, мама, услышь меня, приди ко мне, где бы ты ни была,— повторила она, но Лара так и не появилась.

 По щекам Загири заструились слезы. Лара никогда еще так холодно не относилась к дочери. На короткое мгновение Загири пришла в ярость. Она обязательно расскажет Ионе, что Иерарх не кто иной, как презренный дальноземец. Загири попыталась еще раз.

 — Принц Калиг, услышь меня, оставь все дела, приди сюда.— К большому изумлению Загири, перед ней появился принц-тень. — Ох, милорд! — воскликнула Загири и, заливаясь слезами, бросилась в его объятия.

 Потрясенный неожиданной эмоциональной вспышкой девушки, Калиг принялся ее успокаивать.

 — В чем дело, Загири? — Калиг протянул ей свой шелковый платочек. Он ждал объяснений.

 Наконец Загири взяла себя в руки. Всхлипнув еще раз, она отстранилась от принца.

 — Милорд, благодарю вас, что ответили на мой зов. Я два раза призывала маму, но она не пришла. Мне надо с ней поговорить. Я должна сказать ей нечто очень важное.

 — Расскажи мне, Загири, — тихо произнес Калиг.

 — Все дело в Иерархе, милорд. Мне кажется, что я его знаю, — призналась шепотом Загири. — Мне правда необходимо поговорить с мамой.

 Калиг кивнул. Лара до сих пор сердилась на Загири. Она слышала дочь, но не ответила на ее призыв. Тогда принц стал ругать Лару, но она развернулась и зашагала прочь из сада. Конечно, он мог взять ее с собой. Его магия была гораздо сильнее магии Лары. Однако принц-тень знал, что у стен есть уши, особенно в замке Хетара. Когда мать с дочерью встретятся, громкого выяснения отношений не избежать. Калиг накрыл Загири плащом.

 — Пойдем! — проговорил он, и они оказались в саду Шуннара.

 — Где мы? — ахнула Загири. — Это ваш дворец, милорд? Ох, вы должны вернуть меня обратно! Я не могу здесь находиться!

 — Ну конечно, я отправлю тебя назад, Загири, — успокоил девушку Калиг. — Твоя мама все еще на тебя сердится. Я мог бы взять ее с собой, но побоялся, что нас может кто-нибудь услышать. Будет лучше, если вы уладите все недоразумения здесь, чем в твоих покоях, Загири. — Девушка решила, что он правильно поступил, и улыбнулась. — Замечательно! Ты готова к тому, чтобы я привел к тебе мать? — спросил принц-тень. Загири кивнула. — Приди ко мне, Лара,— произнес Калиг.

 Лара не появилась. Принц не был настроен играть с ней в игры. Загири не могла долго здесь находиться, иначе кто-нибудь заметил бы ее отсутствие. Синие глаза принца превратились в узкие щелки. Он щелкнул пальцами, и в саду появилась Лара.

 — Калиг! — возмущенно воскликнула она и снова исчезла.

 Принц-тень снова щелкнул пальцами.

 Взбешенная, Лара попыталась скрыться, но поняла, что ее что-то держит.

 — Что ты делаешь, негодяй?! — не унималась Лара.

 — Твоя дочь пришла, чтобы помириться с тобой и рассказать тебе кое-что важное, — прозвучал твердый голос Калига.

 Раз уж она не могла использовать магию, то ногами шевелить ей никто не запрещал. Но к безграничному удивлению Лары, ей не удалось сделать ни шагу.

 — Калиг! — обрушилась на принца Лара.

 — Ты останешься стоять на месте, Лара. Теперь поприветствуй Загири.

 — Я не прощу тебе этого, Калиг! — пригрозила Лара.

 Принц ничего не ответил.

 — Мама, пожалуйста, — начала жалобным голосом Загири. — Прошу, поговори со мной. Мне очень жаль. Я не хотела тебя разгневать своим побегом. Но я в самом деле люблю Иону. Я уверена, что смогу сделать его лучше, чем он есть. Он меня любит. Я знаю, что Иона никогда никого не любил в жизни, кроме себя. Но меня он полюбил. — Лара продолжала стоять с каменным лицом и молча слушала дочь. — Мама, мне кажется, что я узнала Иерарха. Я подумала, что это твой племянник. Ты знала об этом? Ты помогаешь ему или просто его используешь, чтобы навредить Хетару? — спрашивала Загири. — Что случится, если хетарианцы узнают, что под именем Иерарх скрывается презренный дальноземец? Неужели ты так сильно ненавидишь Хетар?

 — Ты говорила об этом с Ионой? — Лара впервые обратилась к дочери за последний год.

 — Конечно же нет, — ответила Загири. — Я прежде всего хотела посоветоваться с тобой.

 — Так тебе вдруг понадобился мой совет? — презрительно спросила Лара. — Когда ты убежала из дома и вопреки запрету своего брата вышла замуж за Верховного Правителя, тебя не интересовало мое мнение.

 — Брата, который говорит словами королевы теней, — огрызнулась Загири.

 — Калиг, позволь мне уйти! — сердито потребовала Лара. — Или ты предпочитаешь, чтобы я оставалась здесь и слушала оскорбления этой гадюки?

 — Я не гадюка! — заревела Загири. — Я твоя дочь, рожденная от вашей с отцом большой любви.

 — Я хотела для тебя лучшей доли! — сказала Лара. — Я была против того, чтобы ты выходила замуж за человека в три раза старше тебя, Загири! Человека с невероятным честолюбием, способного украсть чужую жену и захватить трон. Он женился на тебе только ради того, чтобы принудить Теру помочь ему в случае опасности. Что будет, когда он перестанет в тебе нуждаться, Загири?! Что с тобой произошло, девочка моя?!

 — Он любит меня, мама. Правда любит. Со мной он ведет себя совсем по-другому, — оправдывала Иону Загири. — В нем есть светлые стороны. Я уверена в этом!

 — Ради твоего счастья, надеюсь, что ты права, Загири, — проговорила Лара.

 — Прости меня, мамочка, что причинила тебе боль, — тихо произнесла Загири. — Лара покачала головой. — Ты больше меня не любишь, мама?! — воскликнула девушка.

 — Я всегда буду тебя любить. — Зеленые глаза полуфеи заволокло слезами.

 — Прости меня. — Загири встала на колени и опустила златовласую голову.

 Лара, сама того не желая, простила дочь. Она наконец смогла двигаться и подошла к дочери, погладила ее по голове, наклонилась и поцеловала.

 — Я прощаю тебя за побег, но не могу простить тебе супружество с этим человеком. — Слова невольно сорвались с губ Лары.

 Загири встала с колен и обняла мать.

 — Когда-нибудь ты его примешь, — загадочно произнесла она.

 Не в силах сдержаться, Лара рассмеялась.

 — Ну уж нет! — заявила она. — Я люблю тебя, Загири, и не хочу, чтобы судьба снова разлучила нас.

 — Благодарю тебя, мама! — радостно воскликнула Загири.

 Калиг отступил на время в тень и с улыбкой наблюдал, как мать и дочь мирятся. Загири никогда не поймет, сколько боли причинила матери, хотя и не желая того. Главное, что они помирились.

 — Теперь вернемся к Иерарху, — проговорила Лара. — Я бы тебе соврала, а ты поверила, Загири, но я хочу быть честной с тобой. Иерарх — это мой племянник Кэм. — И Лара объяснила дочери, как при помощи колдовства Циарде удалось использовать Кэма в своих коварных целях и как магический мир объединился против зла и разрушил ее планы. Оставшись без поддержки, Кэм оказался слаб и беспомощен. — Хетарианцам необходимо осознать свои слабости и поднять страну из нищеты и разрухи. Мы могли это сделать за них, но тогда ошибки ничему их не научили бы. Если бы не магические королевства, они бы не смогли преодолеть трудности. Вместо этого через Иерарха мы говорим народу Хетара, что необходимо сделать, чтобы восстановить государство. Существует легенда, что в час беды в Хетар придет Иерарх и наставит его на путь истинный. Как видишь, так оно и произошло, Загири. Если бы мы не стали ничего предпринимать, то Кэма бы скоро разоблачили, а богачи и торговцы высосали бы из населения последние соки. К тому же жители Хетара не потерпели бы вмешательства магических королевств. Поэтому Иерарх указывает им путь и говорит, что делать. Объединенные общей целью, жители Хетара испытывают гордость и всеобщее ликование, Загири. Так и должно быть в мире смертных. Люди стремятся к успеху. Это отличает их от других существ. Ты не должна рассказывать мужу об Иерархе, — закончила Лара.

 — Знаю. Он бы не понял, мама. Я сохраню это в тайне. Скажи мне, что случилось с ведьмой?

 — Повелитель Сумерек решил, она составит ему неплохую партию, — объяснила Лара. — Теперь ей запрещено покидать Темные Земли.

 — Ох, значит, она больше не побеспокоит Хетар.

 — Похоже на то.

 Из тени вышел Калиг.

 — Я должен вернуть Загири обратно во дворец, пока ее не хватились. Рад, что вы наконец помирились, — проговорил он.

 — Мама!

 — Что, Загири?

 — Передай Таджу, Марцине и Ануш, что я люблю их. — Загири обняла на прощание мать.

 — Мы с тобой скоро увидимся, — ответила Лара. — Твой муж вскоре поймет, скольким он мне обязан, а уж я-то не забуду взыскать с него должок.

 Загири захихикала, и Лара улыбнулась.

 — Пора возвращаться, — поторопил Калиг.

 — Благодарю вас, милорд, — ответила Загири и в порыве чувств поцеловала принца в щеку, покраснев от собственной смелости.

 Калиг усмехнулся и, взмахнув рукой, отправил Загири в Хетар.

 — Когда я не ответила на ее зов, она обратилась к тебе, — заметила Лара, удивленная поступком дочери.

 — Радуйся, что ей хватило ума призвать меня, а не рассказать все Ионе, — ответил Калиг.

 — Поверить не могу, что она его любит, — призналась Лара. — Не понимаю, за что его можно любить. Хотя мне кажется, что он ее тоже любит. Возможно, под влиянием Загири он изменится в лучшую сторону. Кто знает, вдруг это ее судьба.

 — Может, ты и права. — Калиг обнял ее за талию. Со вздохом Лара прижалась к нему и нежно поцеловала. — Братья правы, когда говорят, что ты — моя слабость.

 Лара обхватила ладонями его красивое лицо.

 — Справедливости ради хочу признаться, что ты тоже моя слабость, милорд. — Лара оставила на его губах сладкий поцелуй.

 Калиг перенес их обоих в свои покои. Лара с помощью магии избавила их от одежды. Принц уткнулся лицом между ее грудей и облизнул влажную, слегка соленую нежную кожу.

 Лара посмотрела на него с улыбкой и зарылась пальцами в его темные волосы.

 — Моя полуфея. Только моя!— проговорил он на магическом языке.

 Калиг медленно опустил Лару на кровать и посмотрел в ее зеленые глаза.

 — Мой принц-тень. Только мой!— ответила Лара.

 Повалившись на кровать, они закружились в бесконечном страстном поцелуе, пробуждая друг в друге пылкое желание. Принц лег на спину, и Лара принялась поцелуями исследовать его тело. Она покусывала его соски, облизывала пупок и легкими прикосновениями языка ласкала живот. Нащупав его корень, Лара наклонилась и стала нежно его целовать, возбуждая его мужское естество. Вдоволь с ним наигравшись, она вскочила верхом на принца, крепко обхватила его стройными бедрами и очень медленно погрузила корень в свое лоно. Она наклонилась вперед, предлагая ему свою грудь.

 Калиг обхватил губами сосок и стал нежно его посасывать, побуждая Лару двигаться быстрее. Не в силах себя сдержать, он впился зубами в нежную плоть. Разгоряченное лоно сжалось, вызвав страстный стон Калига. Не отрываясь от соска, он стал ласкать вторую грудь.

 Калиг сунул два пальца Ларе в рот, и она принялась играть с ними губами и языком. Желание переполняло Калига.

 — Достаточно, любовь моя, — проговорил он.

 — Нет! — воспротивилась она, прикусив кончики его пальцев.

 В ответ на ее протест Калиг перевернул ее на спину и вытащил пальцы у нее изо рта.

 — Ну уж нет, моя фея. Ты в моей власти, — проговорил он, смеясь над тем, с какой силой она обхватила его торс. — Время игр кончилось, настала пора удовольствий.

 Лара скользнула руками по его шее и прильнула к его губам. Лара закрыла глаза и почувствовала всю мощь его крепкого жезла, достигшего самых глубин ее плоти. Ритмичными движениями Калиг вызвал в Ларе новый прилив страсти. Она содрогнулась и крепко сжала стенки лона. Принц застонал. Лара провела искусными пальцами по мускулистым плечам и спине Калига. Он смог разбудить в ней такую плеяду ощущений, что Лара была готова потерять сознание от нахлынувших чувств. Наконец мелкая дрожь пробежала по телу полуфеи. Она закричала от безудержного восторга и, обессиленная от закружившего ее водоворота блаженства, погрузилась в томную негу.

 — Я хочу, чтобы Шуннар стал твоим домом, любовь моя, — проговорил Калиг некоторое время спустя.

 — Не получится, — ответила Лара. — По крайней мере, пока Тадж не повзрослеет и не возьмет власть в свои руки. Я не могу его покинуть, Калиг.

 — Понимаю, — со вздохом произнес принц. — Со временем твоим домом должен стать Шуннар, а не Тера.

 — Еще столько предстоит сделать, милорд. Надо закончить дела в Хетаре, разбудить Ануш, Марцину научить самодисциплине и сдержанности, иначе она может навредить себе и другим. Тадж должен подрасти и обрести мудрость, чтобы править без моей помощи. Наше время еще придет, мой дорогой Калиг, но ни ты, ни я не должны пренебрегать своим долгом.

 — Верно, — согласился он. — Ты останешься со мной, когда выполнишь долг перед семьей?

 — Да. Ты единственный из всех жителей магического мира и мира людей, кто меня понимает, — тихо произнесла Лара. — Никогда не забывай, что я фея, я ни за что не причиню тебе боль намеренно, Калиг.

 — Я знаю, — ответил он и нежно обнял Лару. Из ее груди вырвался вздох счастья от осознания того, что, несмотря ни на что, Калиг всегда будет рядом.

* * *

 Постепенно Хетар стал возвращаться к былой жизни. До начала морозного сезона все жители государства обзавелись теплым и сухим жильем. Хетарианцы гордились, что смогли управиться всего за несколько месяцев. Даже богачи и торговцы перестали жаловаться на расходы в предвкушении будущей прибыли, потому что жители снова были обеспеченными. Пришло время Иерарху покинуть Хетар.

 Его уход должен будет запомниться на долгие годы. Накануне Дня зимнего фестиваля на площади было не протолкнуться, потому что Иерарх заранее объявил о своем уходе. Люди толкали друг друга, чтобы иметь возможность хоть одним глазком поглядеть на Иерарха. Одни свешивались из окон домов, окружавших площадь, другие взбирались на крыши. Иерарх пробирался по площади сквозь толпу к установленному по этому поводу помосту, и попутно благословлял детей, которых протягивали ему проворные родители.

 — Я больше не приду к вам, мой народ, — провозгласил Иерарх. Хетарианцы смотрели на него во все глаза и затаив дыхание вслушивались в его слова. — Следуйте моим заветам. Будьте добры друг к другу. Прибыль получать хорошо только в том случае, если это не переходит границы. Я показал вам, как возрождать традиции, не отступая от реалий настоящего времени. Вы добились большого успеха в переустройстве своего государства. Я пришел к вам, чтобы указать вам путь, а теперь вы своими благими делами должны поддерживать порядок на своей земле. Хетар способен на великие свершения. Я даю вам свое благословение. — Иерарх простер над толпой руки, словно желая охватить всех присутствующих. Неожиданно под вздохи и возгласы толпы он начал подниматься в воздух. — Прощайте! — воскликнул он и стал постепенно удаляться.

 Все присутствующие с удивленными лицами провожали его глазами, пока он полностью не исчез из виду. С уходом Иерарха жителей не покидало чувство эйфории. Всю ночь напролет народ Хетара отмечал наступление морозного сезона. Люди прославляли Иерарха и поздравляли друг друга. Фрин лился рекой. Лавочки продавали горячие пирожки с мясом и порционные блюда жареных овощей. В Домах удовольствий не было отбоя от клиентов. Каждый житель считал, что тяжелые времена для Хетара остались позади. Государство стало на путь исцеления, и Высший совет проследит, чтобы оно не сбилось с пути.

 Что касается Кэма из Фиакра, то он, как никто другой, радовался возвращению в родную деревню Ривален. Последние несколько месяцев, проведенные в Хетаре, он прожил в страхе, потому что не мог поверить, что ему в самом деле помогала тетя. Каждый раз, когда Кэму надо было изображать Иерарха, рядом с ним возникал скрытый от чужих глаз принц-тень и вкладывал в его уста нужные слова и творил за него чудеса. Даже оказавшись в родных краях, он продолжал опасаться предательства. Ранним утром он появился вместе с Ларой на пороге дома Шолех.

 — Иди отдохни, — посоветовала Лара. — Я вернусь вечером, вместе поговорим с Шолех. — Лара улыбнулась на прощание и исчезла прежде, чем он успел спросить что-нибудь об Ануш.

 Вернувшись в Шуннар, Лара отыскала Калига.

 — Окажи мне услугу, милорд, — с ходу выпалила Лара.

 — Какую услугу, любовь моя?

 — Я не хочу обманывать Кэма, когда он начнет обвинять меня в том, что я настроила Ануш против него, — ответила Лара. — Скоро я разбужу ее, мне понадобится твоя помощь.

 — Для начала мне необходимо проникнуть в душу Кэма и узнать, испытывает ли он к ней искренние чувства. Даже из лучших побуждений мы не можем разлучать истинных влюбленных, потому что если мы это сделаем, то никто из них не обретет настоящего счастья, Лара. Ты сама все прекрасно понимаешь.

 Лара кивнула, глубоко вздохнув:

 — Интуиция подсказывает мне, что это не тот человек для Ануш. Загляни в его душу, Калиг. Я сделаю так, как решишь ты.

 Принц-тень взял хрустальный шар, который всегда находился в его саду и заряжался солнечным светом днем и лунным ночью. Переложив кристалл в левую руку, Калиг простер над ним правую ладонь. — Открой мне свою душу, или возлюбленной твоей будет худо. — Калиг вгляделся в шар и попросил Лару заглянуть самой.

 — Его душа черна как смоль, — наконец произнесла Лара. — В какой-то степени мне его даже жалко.

 — Мунин поможет нам стереть у Ануш все воспоминания о Кэме, — сказал Калиг. — Твоя интуиция тебя не подвела, любовь моя. А потом мы вместе разбудим Ануш.

 — Хорошо. Возможно, со временем она найдет человека, которого полюбит всем сердцем и который будет испытывать к ней искренние чувства.

 Калиг позвал своего друга мунина лорда Саторди и объяснил ему ситуацию. Втроем они отправились к постели Ануш. Саторди принялся осторожно убирать из головы Ануш воспоминания о Кэме. То же самое было проделано с остальными членами клана. Магический народ мунины имели власть над памятью всех живых существ. Если пропадали какие-нибудь воспоминания, значит, над ними поработали мунины. Они так же искусно могли возвратить воспоминания обратно.

 — Спрячь их в потайном известном только тебе месте, — попросил Калиг.

 — Будет сделано, милорд, — ответил Саторди и исчез.

 С помощью магии Калиг и Лара вернули девушку обратно в ее дом в Новом Камдине. Ануш никогда не узнает о своем похищении и спасении во время своего долгого сна. Они осторожно разбудили Ануш, развеяв чары, которые наложили на нее несколько месяцев назад.

 Ануш распахнула голубые глаза, зевнула, потянулась и приподнялась на локтях.

 — Мама! Милорд! Что вы здесь делаете? Как долго я спала?

 — Несколько месяцев, моя дорогая, — ответила Лара. — Ты очень сильно заболела, и магический сон был единственным лекарством.

 — Мама, мне снился очень странный сон, — сказала Ануш. — Молодой красивый юноша подошел к моей кровати. Он погладил меня по руке и сказал, что мы родственники и что он не допустит, чтобы его родным что-нибудь угрожало. Странно, не правда ли?

 — Как выглядел этот молодой человек? — спросил Калиг веселым голосом, чтобы не встревожить девушку.

 — Он был высоким юношей с золотистыми волосами, как у тебя, мама, и темно-серыми глазами, — ответила Ануш.

 — Выходит, что тебе снился золотоволосый парень, пока ты спала, госпожа Ануш, — поддразнил девушку Калиг.

 Девушка весело захохотала:

 — Может, однажды мы с ним встретимся, милорд. Как вы думаете?

 — Ох, дитя мое. Я думаю, что это был просто сон. — Калиг похлопал ее по плечу. — Раз тебе пришлось так долго спать, я рад, что тебе снились такие приятные сны.

 — Мама, не могла бы ты попросить Гадару, чтобы она приготовила мне ванну. Вы не останетесь со мной перекусить? — обратилась она к Калигу и Ларе. — Я хочу узнать, что происходило, пока я спала. Вы говорили с Загири? Она наконец приехала домой? Как там Марцина? А братья? — Ануш встала с кровати, ноги ее подкашивались, но она старалась держаться прямо.

 — Конечно, дорогая. — Лара с Калигом покинули комнату Ануш. Отыскав служанку, Лара сказала ей, что девушка проснулась и хочет принять ванну. — Мы останемся на завтрак, — добавила она Гадаре. — Как он осмелился к ней приблизиться? — спросила Калига Лара.

 — Не беспокойся. Колгрим передал тебе послание через Ануш. Он хотел сказать тебе, что никогда не причинит вред твоим детям, любовь моя. Несмотря на то, что ты его не приняла, он признал своих братьев и сестер. Это говорит о том, что он нуждается в матери.

 — Знаю! Знаю я! Ты думаешь, это мне не приносит боль? Каким бы темным он ни был, я вижу в нем проблеск Света. Я хочу к нему приблизиться, но понимаю, что не могу. Не должна, — произнесла Лара дрожащим голосом. — На время я забыла о сыновьях, которых я родила Коллу. После того как ведьма всколыхнула прошлое, я попыталась снова о них забыть. Колгрим и Колбейн мои сыновья. Я никогда этого вслух не произносила, Калиг. Мне приходится жить теми воспоминаниями, от которых хочется поскорее отделаться. Тогда ты меня попытался уберечь от них. Сейчас я понимаю, что что-то утеряно.

 — Бедняжка. — Калиг заключил ее в объятия.

 — Это часть моей проклятой судьбы, от которой мне никуда не деться. Видать, у нее неплохое чувство юмора, — посмеиваясь, заметила Лара. Она отстранилась от его объятий. — Со мной все в порядке, милорд. Я умираю с голоду, надеюсь, Ануш не станет засиживаться в ванной.

 Вскоре в комнату вошла Ануш. Вместе они насладились замечательным завтраком, состоящим из овсянки, смешанной с сухими яблоками, сладкими приправами и жирными сливками, ломтиков бекона, сваренных вкрутую яиц, свежего хлеба, масла и варенья из абрикосов последнего урожая, запивая лакомства яблочным сидром. Едва они закончили трапезу, как в комнату ворвался Кэм. Лара побледнела.

 — Ануш! Наконец-то ты проснулась! — воскликнул он и подошел к девушке.

 — Кузен, какая неожиданность, — проговорила Ануш, — я рада тебя видеть. Хочешь немного сидра? Ты голоден? — Она встала из-за стола, чтобы поприветствовать гостя.

 — Ануш, я пришел, чтобы просить тебя стать моей женой!

 Ануш удивленно взглянула на кузена.

 — С чего ты взял, что я выйду за тебя замуж, Кэм? Мы не общались с тобой с тех пор, как были детьми.

 Теперь пришла очередь удивляться Кэму.

 — Но прошлым летом ты в меня влюбилась.

 — Нет, Кэм, — засмеялась Ануш. — Я еще ни в кого не влюблялась, и уж тем более я не стану любить человека, родители которого виноваты в смерти моего отца. Ты с ума сошел, Кэм? Как тебе только в голову могла прийти такая мысль?

 Кэм устремил на Лару взгляд синих глаз.

 — Ты заставила ее позабыть меня! — вскричал он.

 — Нет, племянник. Я здесь ни при чем, — ответила Лара. Она встала и подошла к дочери. — За твою помощь в борьбе с Силами Тьмы я пообещала тебе землю и скот.

 — А еще ты обещала мне Ануш! — сердито воскликнул Кэм.

 — Я сказала, что, если дочь согласится выйти за тебя замуж, я не буду против.

 — Ты обвела меня вокруг пальца! — в бешенстве закричал он. — Ну хорошо, если я не заполучу Ануш, она больше никому не достанется! — Он выхватил кинжал и бросился на девушку.

 Лара закрыла Ануш грудью и, вытащив Андрасте из ножен, встала в оборонительную позу.

 — Убирайся из этого дома, Кэм! Уходи, и все будет хорошо!

 Кэм сделал выпад, Лара отскочила назад. Слишком поздно — кинжал разорвал рукав рубашки и зацепил руку.

 — Меня зовут Андрасте, я умоюсь твоей кровью, сын Адона-убийцы! — низким голосом пропел меч.

 Кэм не шелохнулся.

 — Убей меня, если сможешь, полуфея, — выкрикнул он. — Если не умрешь раньше меня.

 Лара почувствовала сильное головокружение и резкую боль на месте раны.

 — Кинжал был отравлен, Калиг! — Вложив всю силу в удар, Лара взмахнула мечом и разрубила Кэма от головы до паха.

 В глазах у нее потемнело, она не смогла устоять на ногах и рухнула на пол. Принц-тень бросился к Ларе и, подхватив ее на руки, исчез на глазах напуганной Ануш. Оказавшись в Шуннаре, Калиг собрал братьев.

 — Ее отравили! — закричал он.

 Первым появился Насим. Он взял руку полуфеи, принюхался и, стянув ее по обе стороны от раны шелковым шнурком, который взялся буквально из воздуха, принялся резкими движениями давить на рану. Из нее выступила черная жидкость, которая сменилась зеленой, а затем и прозрачной. Наконец из раны заструилась кровь. Все дружно с облегчением вздохнули. Насим перевязал рану.

 — Она жива, Калиг, только очень слаба. Такое состояние продержится несколько дней. Хвала Создателю, что это была правая рука! Если бы яд попал в левую, то он добрался бы до сердца прежде, чем я смог бы его остановить.

 — Что произошло? — взволнованно спросил Эскиль.

 Калиг рассказал братьям о случившемся.

 — Ларе с Андрасте удалось его убить, — заключил он.

 — Моя школа, — гордо заметил Лотэр, который когда- то обучал Лару искусству владения мечом.

 — Отнеси Лару в комнату, — сказал одному из братьев Калиг. — Я должен вернуться и убедить Ануш, что с ее матерью все в порядке. Еще надо разобраться с телом убитого.

 Калиг покинул Шуннар и оказался в доме Ануш. Потрясенная девушка молча стояла на том же месте, где ее оставил принц, спасая Лару. Она повернулась к Калигу с широко распахнутыми от ужаса глазами.

 — Твоя мать жива, с ней все в порядке, — сказал Калиг.

 Ануш вздохнула с облегчением.

 — С чего Кэм вообще взял, что я выйду за него замуж? Мы дружили с ним, когда были детьми, но ничего больше, как мне, по крайней мере, казалось.

 — Твоя мама пообещала ему землю, скот и дом в обмен на помощь. Он хорошо справился со своей задачей, — объяснил принц Калиг. — В моем присутствии Кэм просил у Лары твоей руки, на что она ответила, что только Ануш может принять такое серьезное решение. Если бы ты согласилась, то она не стала бы стоять у вас на пути. Сейчас мне кажется, что он не до конца понял, что имела в виду твоя мать.

 Ануш кивнула.

 — Как же мне теперь оттереть кровь с камня, милорд? — произнесла она, взглянув на пол. — Передай маме привет от меня, я скоро ее навещу, — сказала она, посмотрев на Калига.

 — Она в Шуннаре, — произнес он и исчез.

 Оказавшись в комнате Лары, он взял стул и несколько часов просидел рядом с ее кроватью. Она по-прежнему была бледна, но ее дыхание стало ровным. К большой радости принца, закрытые веки вздрогнули, и Лара открыла зеленые глаза. Калиг взял ее ладонь в руки и страстно прильнул к ней губами.

 — Насим сказал, что ты поправишься. Он вовремя остановил действие яда. Через несколько недель ты окончательно выздоровеешь. Пока ты останешься в Шуннаре. Я отправлю послание юному доминусу, чтобы он за тебя не волновался. Доверься Коррадо, он позаботится о нем на время твоего отсутствия, любовь моя. — Калиг снова поцеловал ее руку.

 — Где Андрасте? — спросила она слабым голосом.

 — У Лотэра. Андрасте необходимо поточить, она немного затупилась, разрубив Кэма надвое. Тебе не следует покидать Шуннар, Ты еще слишком слаба. Тебе необходим уход и забота, пока ты не наберешься сил. Я не могу тебя отпустить!

 Глаза Лары заволокло слезами. По озабоченному выражению лица принца, по взгляду, полному безудержной любви, Лара поняла, что Калиг любит ее всем сердцем. Впредь она никогда больше не подвергнет сомнению его чувства.

 — Дорогой милорд, — проговорила Лара, — тебе не удастся от меня так легко избавиться. Не в этот раз!

 — Никогда!— ответил Калиг на магическом языке. — Никогда, Лара, любовь моя, — повторил он вслух. — Никогда!

 
Вверх