Королева теней

Королева теней

Овдовев по жестокой иронии судьбы, Лара, домина Теры, став негласным регентом, королевой теней, своего несовершеннолетнего сына, обнаруживает, что Тьма вновь набирает силу в лице Сумеречных близнецов и их ведьмы-сестры, желающих отомстить за своего отца, Повелителя Сумерек, и завершить начатую им войну по захвату власти над всем миром Хетара. Фея, как бы этого ни хотела, должна встретиться с детьми Колла. Но рядом с ней находится Калиг, величайший принц-тень, чья вечная любовь к Ларе будет ее спасением.

Глава 3

 Оазис Зирун располагался посреди неровных золотых песчаных барханов. Над ним простиралось безоблачное синее небо, палило солнце. Мало что изменилось с тех пор, как Лара с другом, великаном Огом, оказалась в этом оазисе. Высокие величественные деревья с изогнутыми шершавыми коричневыми стволами, увенчанными зелеными кронами, все так же возвышались над пустыней. В центре стоял каменный колодец. Самое необычное, что можно было увидеть посреди пустыни, — чудесный бассейн с кристально чистой водой, песчаным дном и водопадом, бьющим прямо из скалы. Лара огляделась, на губах заиграла довольная улыбка. Кругом простиралась бескрайняя пустыня. Когда-то пейзаж одновременно пугал и восхищал ее, но это было задолго до того, как магические способности проявили себя в полную силу. Теперь же, взглянув на все другими глазами, она думала лишь о красоте этого места.

 Она взмахнула рукой, и тут же перед ней возник бледно-голубой шелковый шатер с бирюзово-коралловым полосатым навесом. Лара вошла внутрь, снова махнула рукой, и появилось огромное ложе с яркой лимонно-зеленой периной, над которым растянулся полосатый зелено-золотой балдахин. Появился небольшой низкий стол из черного дерева, блестящая медная чаша, доверху наполненная сочными свежими фруктами, и хрустальный графин с фрином. Вокруг стола лежали пестрые подушки всевозможных цветов — синего, кораллового, зеленого, — возникшие буквально из ниоткуда. В ногах кровати появился сундук из черного дерева, обитый по краям медными пластинами. Лара улыбнулась. Все было превосходно.

 Сбросив с себя белое платье, она вышла из шатра и окунулась в прохладные воды бассейна. Песок под ногами оказался таким же мягким, как в былые времена. Лара не спеша проплыла вдоль бассейна и встала под водопад, ледяной поток тут же намочил золотистые волосы. Доплыв до другого конца бассейна, она вышла из воды. Теплые солнечные лучи ласкали обнаженное тело. Лара глубоко вздохнула. Это было великолепно. Несколько дней она побудет в одиночестве, вдали от всех забот. Место, которое будило в ней трепетные воспоминания о молодости, лучше всего подходило для отдыха и восстановления сил. Вернувшись в шатер, Лара легла и проспала несколько часов.

 Когда она проснулась, была уже глубокая ночь. Лара вышла из шатра и напустила на оазис защитные чары. Она решила не разжигать огонь. Несмотря на то, что оазис Зирун находился в стороне от дороги, Лара не хотела, чтобы костер привлек внимание случайных путников, блуждавших ночью по пустыне. Она наколдовала жаровню, чтобы в шатре было тепло, потом — небольшой ломоть теплого хлеба и немного сыра, которые с удовольствием съела с фруктами. Насытившись, она снова легла на кровать и проспала до середины следующего дня.

 И течение трех дней Лара следовала одному и тому же ритуалу. Она ела, спала и купалась, время от времени на несколько минут выходя под палящие лучи солнца пустыни, чтобы позагорать. Лара чувствовала, как с первого же утра, проведенного среди песков, к ней стали возвращаться силы. На четвертый день, войдя в шатер, Лара обнаружила там Калига, разлегшегося на ее постели.

 — Милорд?! — удивленно воскликнула Лара, увидев принца.

 Она подошла к сундуку, достала бледно-зеленое газовое платье и надела его.

 — Неужели ты думала, что, приехав во владения принцев-теней, тебе удастся утаить от меня свое пребывание? — На губах Калига заиграла чарующая улыбка.

 — Разве мне требуется твое разрешение, чтобы приехать в Зирун? — Лара потянулась за маленькой гроздью красно-лилового винограда и, отрывая одну за другой сочные ягоды, принялась их есть.

 — Почему ты не сказала мне о своем прибытии? — спросил он.

 — Мне хотелось побыть в одиночестве. Я была морально и физически истощена, с трудом оправилась от потрясения, вызванного смертью мужа, — честно призналась Лара. — Иногда человеческая природа, которая досталась мне от отца, подавляет мою магическую сущность, Калиг.

 — Я бы хотел, чтобы ты отправилась в Шуннар, — сказал он.

 — Но я не хочу к тебе в замок, — возразила она. — Я бы с удовольствием осталась в одиночестве, чтобы восстановить силы и душевное спокойствие. Не хочу, чтобы меня отвлекали мысли о семье, о долге и Тере.

 — Магнус возложил большую ответственность на твои хрупкие плечи, — проговорил Калиг. — Ты полуфея, а не обычная смертная женщина.

 Смеясь, Лара подошла к кровати и растянулась рядом с принцем.

 — Ты всегда будешь стараться меня ото всего защитить, Калиг? — поддразнила его Лара.

 — Конечно, — ответил он.

 От Лары пахло солнцем и свежестью.

 — А ты всегда будешь упорно стараться меня соблазнить? — спросил он в ответ.

 — Мне даже и пытаться не надо. — В ее голосе прозвучали озорные нотки. — Не так ли?

 — Нет. Уж постарайся. — Он провел по ее плечу кончиками пальцев, и газовое платье испарилось.

 Лара улыбнулась под пристальным взглядом принца. При помощи нехитрых магических манипуляций она заставила исчезнуть его белый наряд.

 — И что теперь, милорд? — тихо спросила она.

 Их губы слились в жарком поцелуе, который, казалось, длился вечно. Принц жадно впивался в нее губами. Она изогнулась и прижалась грудью к его мускулистому телу.

 — Ах, любовь моя, ты так спешишь, — заметил он, немного задумавшись.

 — Я же полуфея, Калиг, ты прекрасно знаешь, что мы не можем долго жить без страсти. Мой муж умер и больше никогда не вернется ко мне. Зная мою природу, он не стал бы ждать от меня того, что я буду отказывать себе в удовольствии. — Лара провела пальцами по его подбородку и запустила пальцы в черные волосы, всматриваясь в темно-синие глаза, которые он устремил на нее с вожделением. — Люби меня, милорд, — тихо пробормотала она.

 Он улыбнулся. Он считался искусным любовником. Всю свою жизнь принц обладал женщинами, но Лара была единственной, кому он отдал свое сердце.

 — Маленькая ведьмочка, — прошептал он. — Вздумала мной командовать? Забыла, кто я такой?

 Лара улыбнулась, глядя в его сапфировые глаза.

 — Я помню, кто ты, милорд. Ты самый восхитительный и сладострастный мужчина, с которым я всегда получаю наивысшее блаженство. Сколько времени прошло с тех пор, как ты в последний раз был во мне?

 Опустив руку, Лара принялась ласкать его твердый корень. Она пробежала пальцами по всей длине и остановилась у самого основания.

 — Думаешь, я не помню? — Он положил голову на ее грудь и стал медленно облизывать сосок, теребя его кончиком языка. — Уж не тогда ли, когда я возвратил тебя из Королевства Тьмы?

 Он вздрогнул, когда она сжала семенные мешочки в ответ на его легкий укус ее нежного соска.

 — Ты бесстыже воспользовался моментом, — промурлыкала Лара и выскользнула из его объятий.

 Развернувшись, она очаровательно выставила попку, взяла в руки его корень и принялась губами ласкать твердую плоть.

 Принц крепко ухватился за ее бедра и притянул к себе, чтобы насладиться ее влажным лоном. Ее половые губки набухли от желания. Он провел между ними кончиком языка, и Лара застонала от нежного прикосновения. Принц принялся ее облизывать, заставляя сок течь все обильнее. У него кружилась голова от запаха ее тела. Водя языком по влажной плоти, он безошибочно угадал истинный источник удовольствия и принялся ласкать его губами. И застонал, когда она глубже вобрала в себя его плоть.

 — Не испей меня до дна, моя маленькая ведьмочка, — пробормотал он. — Я бы хотел излить свой сок в твой заповедный сад.

 Лара тут же отпустила его. Калиг перевернул ее на спину и засунул два пальца глубоко в лоно. Она застонала, не скрывая наслаждения, когда его пальцы задвигались сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее, пока наконец она не закричала от удовольствия. Тогда он навалился на нее, запустил свой стержень, толчками проникая все глубже в ее тело. Затем он замер внутри ее, позволяя Ларе почувствовать, как его мужской корень пульсирует в ее лоне.

 — Ох, — тихо застонала Лара. — У меня никогда не было такого любовника, как ты, Калиг. — Пальцы их рук сплелись. — Подари мне наслаждение, которое только ты мне можешь доставить, дорогой милорд.

 Улыбнувшись, Калиг принялся двигаться в бешеном ритме. Его страсть разожглась так неистово, что он засомневался, сможет ли подарить ей то, чего она так жаждет, перед тем, как пролить в нее свой сок. Он никогда не пренебрегал женским телом, особенно когда Лара была ему недоступна. У женщин, с которыми он занимался любовью, не было повода для недовольства. Однако когда он находился с Ларой, все было совсем по-другому.

 У Лары закружилась голова от счастья, когда он излил и нее свое семя. Ее разгоряченная плоть крепко сжалась. Она получала удовольствие с обоими своими мужьями, но только с Калигом она приходила в неописуемый восторг. Лара обхватила ногами его торс, чтобы он глубже проник в нее. Страсть забурлила в ней с новой силой, и она провела ногтями по его спине.

 — Давай, моя маленькая чаровница, — простонал он ей на ухо, — оставь на мне следы своих коготков, а я покрою твое тело поцелуями.

 Он прильнул к ее губам. Калиг целовал ее жадно, с вожделением, глубоко запуская свой язык.

 Лapa чувствовала внутри себя нарастающее желание.

 — Доставь мне удовольствие, милорд, — оторвавшись от поцелуя, потребовала она командным тоном. — Я хочу достичь того блаженства, которое только ты способен мне подарить. Прошу тебя, Калиг! Не отлынивай! Ты мне нужен!

 Глубже и быстрее. Быстрее и глубже. Принц-тень не уставая обрушивался на свою возлюбленную. Ее голова металась из стороны в сторону. Тихий стон сорвался с губ, когда она достигла невиданного доселе наслаждения, ее тело изогнулось, ноги ослабли. Калиг прижался сильнее к ее груди и вошел еще глубже.

 Лара прикрыла веки, перед глазами заплясали искры. Она не была уверена, что дышит. Лара купалась в бесконечных волнах наслаждения, пока наконец не закричала во второй раз.

 — Калиг, ты меня убиваешь!

 Принц вздрогнул и, словно на втором дыхании, увлек ее в мир необузданной страсти.

 — Хочешь, чтобы я остановился? — Его голос прозвучал резко. — Хочешь?

 — Нет! Нет! Хочу еще, любовь моя. Еще! — взмолилась она чуть не плача.

 Он обрушился на нее с новой силой. Его корень вошел в нее так глубоко, что Лара решила, будто он добрался до ее сердца. В гипнотическом ритме Калиг увлек ее в пучину наслаждения, которая одновременно успокаивала и будоражила еще сильнее. Он покрывал поцелуями ее лицо, шею и грудь, обжигая горячим дыханием нежную кожу. Ларе уже стало казаться, что сердце вот-вот вырвется из груди, как на нее нахлынула новая волна удовольствия, унося ее в океан немыслимого до этого момента счастья.

 — Калиг! — только и успела воскликнуть она перед тем, как погрузиться в блаженное небытие.

 Последним воспоминанием Лары был ликующий возглас принца и ощущение внутри себя его любовного сока, влившегося в нее, чтобы охладить разгоряченное лоно.

 Наконец, придя в себя от оцепенения, Лара обнаружила, что находится в его нежных объятиях. Она слышала спокойное биение его сердца. Принц гладил ее по длинным золотистым волосам. Лара вздохнула от удовольствия, все ее печали и страхи испарились. Она почувствовала себя заново рожденной. Его страсть вдохнула в нее новые силы. Лара знала, что он никогда не делал ничего подобного для других женщин.

 — Ты все еще любишь меня? — Ее голос звучал совсем тихо.

 — Я буду любить тебя вечно, — ответил он. — Можешь даже не спрашивать, сама все прекрасно знаешь, маленькая чаровница.

 — Сомневаюсь, что заслужила такую любовь, — со вздохом ответила Лара.

 — Это моя любовь, кому хочу, тому и дарю, дорогая, — сказал принц-тень. — Теперь поспи. Когда ты проснешься, меня здесь не будет. Тебе пора возвращаться в Теру. Ты нужна юному доминусу, Лара. Будь осторожна. В Хетаре стало известно о смерти Магнуса Хаука. Они уже начали обдумывать свои планы.

 Лара хотела обсудить с принцем новости, но не смогла совладать с собой и погрузилась в глубокий безмятежный сон и проспала весь следующий день. Проснувшись, но бликам солнца в шатре она решила, что уже далеко за полдень. Чувствовала она себя великолепно.

 Лара встала с постели и отправилась к бассейну с песчаным дном. Она встала под водопад и вымыла свои длинные волосы. Затем, усевшись на гладком каменном краю бассейна, принялась расчесывать их, и, когда они высохли под палящим солнцем, заплела их в толстую косу.

 Вернувшись в шатер, она открыла сундук из черного дерева и вытащила мягкую хлопковую рубашку, красивое, отменного качества бирюзово-голубое шелковое платье с высокой талией, длинными пышными рукавами и глубоким круглым вырезом. Снова порывшись в сундуке, она достала пару маленьких туфель и надела их. В маленькой шкатулке на самом дне сундука лежало кольцо домины, которое она надела на палец. Помимо него единственным украшением на Ларе была цепочка на шее с хрустальным кулоном в форме звезды.

 Лара вышла из шатра. В оазисе Зирун солнце клонилось к закату, значит, в Тере близился рассвет. Она будет уже дома, когда проснутся дети. Несколько дней, проведенных вдали от всяких обязательств, придали ей сил и прояснили разум.

 — Видимое лишь мне одной, скройся, убежище, с глаз людских долой, — проговорила Лара заклинание.

 Потом она взмахнула рукой, и открылся золотой туннель, соединяющий оазис Зирун с замком Теры. Лара ступила в него, сделала несколько шагов и оказалась дома, в небольшой комнате без окон, лаборатории, которая обычно служила ей для такого рода манипуляций.

 — Доброе утро, домина, — поприветствовала ее служанка Мила, когда та вошла в свои покои. — Вы выглядите отдохнувшей. С детьми все в порядке. — Мила догадалась, что именно эта мысль возникнет первой в уме Лары. — Принести вам завтрак?

 — Да, я очень проголодалась, — ответила Лара. — Пока ты этим занимаешься, пойду скажу доминусу, что я вернулась.

 Она поспешила в комнату сына. Тадж еще не проснулся, Лара наклонилась, чтобы поцеловать его.

 — С добрым утром, соня, — поприветствовала она сына.

 — Мамочка! Ты вернулась! — Тадж распахнул бирюзовые глаза.

 — Да, милорд. Не случилось ли чего важного за время моего отсутствия? — поинтересовалась она.

 — Волшебная почта вчера вечером принесла вести из Хетара, — сказал Тадж, не вставая с постели, — я сказал, что посмотрю утром.

 — Кому адресовано? — спросила Лара.

 — Мне, — ответил мальчик.

 — Замечательно, — сказала мать с одобрением. — Пусть Верховный Правитель следует протоколу. Иона не рискнет нанести нам оскорбление. Он не знает, кого назначили регентом, поэтому будет вести себя крайне осторожно, — улыбнулась Лара.

 — Зато он знает, кто моя мать, — простодушно ответил Тадж.

 Лара усмехнулась.

 — Да, знает. — Она еще раз поцеловала сына, взлохматив его темно-золотистые волосы. — Я должна идти, милорд доминус, меня ждет завтрак. Приходи ко мне, когда сам поешь. Посмотрим, что хочет от нас Хетар.

 Лара ощущала прилив энергии, ей не верилось, что она себя так хорошо чувствовала. Чуть больше недели прошло с тех пор, как погиб Магнус Хаук. Хотя на душе у нее была смутная печаль, Лара перестала страдать от горя. Она задумалась, все ли так реагируют на смерть близких или просто холодное сердце феи позволило ей, оставить прошлое позади и заставило двигаться вперед? Каким бы ни был ответ, Лара была рада, что скорбь по Магнусу Хауку больше не тяготила ее сердце. В противном случае она едва ли сможет справиться со своими обязанностями. Этого никак нельзя было допустить. Муж доверил ей судьбу сына и всей Теры. Она не подведет его. Любимая жена еще ни разу не обманывала его ожидания.

 Едва Лара закончила завтракать, как к ней пришел сын с посланием из Хетара. Тадж протянул матери свиток.

 — Открывай, — велел он.

 — Нет, — воспротивилась Лара. — Ты же у нас доминус. Поэтому открывай и прочти его первым, только потом передашь мне.

 Тадж был еще совсем мальчишкой. Он и сам понимал, что слишком юн, чтобы принять на себя тяжелый груз ответственности. Но как у истинного теранина, осознание того, что мать с ним считалась, ласкало его мужское самолюбие. Как правило, женщины обычно подчиняются мужчине, но только не его мать. Когда-то об этом сказал ему отец. Тадж знал, что мать хотела преподать ему урок. Он развернул свиток, быстро пробежал глазами по строчкам и передал его матери.

 — О чем там? — спросила она, даже не взглянув на послание.

 — Обычным дипломатическим языком высказано сожаление в связи со смертью отца, — ответил он.

 Лара посмотрела в свиток.

 « С превеликим сожалением мы узнали о безвременной кончине великого доминуса Магнуса Хаука, правителя Теры, нашего самого ценного союзника,— гласило письмо. — Пожалуйста, передай наши искренние соболезнования своей матушке домине Ларе, сестрам и всей семье Магнуса Хаука. Если тебе понадобится наша помощь, твои друзья в Хетаре тут же откликнутся на твой зов». Подписано: « Иона, Верховный Правитель Хетара».

 Лара положила свиток на стол.

 — Довольно безобидное на первый взгляд послание, — сказал Тадж.

 — Да, но в нем есть скрытая угроза, сын мой. Несомненно, ты должен на него ответить. Хетар, может быть, и опасен, однако превыше всего ценит хорошие манеры. Помни об этом, сынок. Теперь тебе предстоит выбрать секретаря, Тадж.

 — Я думал назначить на эту должность главного писаря Ампикса, — ответил Тадж. — Что ты об этом думаешь, мама?

 — Ампикс — надежный человек, думаю, он справится. Хочешь, чтобы я сказала ему о новой должности? Ампикс далеко не глуп, и без лишних слов понимал, что хотел твой отец. Он образованный теранин, с развитой интуицией, к тому же он придерживается старых традиций.

 — Пойдем в тронный зал, — предложил Тадж. — Ты будешь стоять рядом со мной.

 Так они и сделали. Тадж послал слугу за Ампиксом и сел на трон Теры. Он был сделан из золота, с высокой острой спинкой и усеян драгоценными камнями. На широком сиденье лежала шелковая подушка фиолетового цвета. Сидя на причитающемся ему по праву месте, мальчик выглядел совсем юным и беззащитным. Лара встала слева от него, наполовину скрывшись в тени. Она мельком взглянула на высокие сводчатые окна, которые выходили на зеленые скалы, фьорд и море. Лара полюбила эту землю с первого взгляда.

 Дверь отворилась, и в тронный зал вошел главный писарь. Увидев Таджа, он подошел к нему и поклонился. Ампикс заметил домину только тогда, когда она заговорила.

 — Господин Ампикс, — голос Лары прозвучал громко и властно, — мой сын выразил желание назначить тебя первым секретарем. Я одобряю его решение. Ты можешь немедленно приступить к своим обязанностям.

 — Для меня большая честь заслужить ваше доверие, домина, — произнес с поклоном Ампикс.

 — Ты будешь посвящен во многие тайны, но тебе придется держать язык за зубами, — сказала Лара. — Ты справишься? Отвечай честно, потому как, если предашь доминуса или меня, расплата будет ужасной, — предупредила она.

 — Мой дядя служил доминусу Иньяру, дедушке нашего юного доминуса, в должности первого секретаря, — сказал Ампикс. — И до него мои предки тоже служили дому доминуса. У меня в крови заложено служить вашей семье, домина. — Он на мгновение замолчал. — Могу я откровенно поговорить с вами и доминусом?

 — Конечно, — недоуменно произнесла Лара, не понимая, на что намекал Ампикс.

 — Говорят, что последний доминус передал власть Теры в ваши руки, — медленно произнес Ампикс.

 Он был высоким человеком неопределенного возраста с большим крючковатым носом и совершенно лысой головой. Его темные глаза абсолютно ничего не выражали.

 — Вот как?.. — тихо протянула Лара. — Тем не менее, сообщение о смерти своего отца тебе диктовал не кто иной, как доминус, и это он велел распространить его по всему доминиону, не так ли? Я говорю с тобой сейчас только по разрешению доминуса. Терой управляет доминус Тадж Хаук, Ампикс. Обязательно скажи это всем, кто спросит тебя об этом, хорошо?

 Ампикс снова поклонился Ларе.

 — Да, я всем об этом скажу. — В его бездонных глазах мелькнуло восхищение.

 — Ты поможешь своему господину написать ответ Верховному Правителю Хетара. Это будет твоим первым заданием.

 — Желает ли домина увидеть копию перед тем, как письмо будет отправлено? — спросил Ампикс из вежливости, зная наперед, каков будет ответ.

 Лара кивнула:

 — Благодарю тебя. Очень любезно с твоей стороны. — Она сошла с помоста. — Приступай к работе.

 После того как письмо Правителю Хетара было написано, Лара прочитала его и подумала, что сама она лучше не справилась бы.

 « Милорд Иона, мы принимаем ваши соболезнования с той же искренностью, с которой вы их выразили. Тера скорбит по безвременно ушедшему доминусу Магнусу Хауку. Однако мы миролюбивый доминион и не нуждаемся в помощи Хетара. Наши корабли возобновят с вами торговлю». В конце письма Тадж поставил размашистую подпись. Лара была довольна. Ампикс обещал стать ценной находкой.

 Письмо было свернуто и отправлено через волшебную почту Верховному Правителю Хетара. Прочитав послание, Иона прищурил свои угольно-черные глаза, силясь прочитать нечто между строк, но придраться было не к чему. Благодарю вас. Мы не нуждаемся в вашей помощи. Наша торговля возобновится. Ничего! Он вошел в комнату жены. Вилия уже несколько месяцев страдала от какой-то изнурительной болезни, но ее ум все еще оставался острым. Он вручил ей пергамент.

 — Что ты можешь об этом сказать? — спросил он.

 — Ничего.

 — Я не понимаю, неужели он действительно управляет Терой?

 — Ну, если только он юный гений, хотя с такой матерью, как Лара, кто знает. В конце концов, он одного возраста с нашим Эгоном. Радуйся, Иона, любовь моя. Теране не допустят, чтобы ими управляла женщина. Наверняка существует нечто вроде совета регентов, который следит за мальчишкой. Нам надо разузнать, кто эти люди. Тогда можно будет попытаться их свергнуть. Тера будет лакомым кусочком, любовь моя. Ты станешь тем, кто добудет его для Хетара.

 У Вилии начался приступ кашля, после которого она почувствовала себя хуже. Ее прекрасные янтарные глаза выцвели, темные каштановые волосы поредели и потускнели.

 — Тера — лакомый кусочек, — повторил Иона слова жены. — Возможно, если бы нам удалось заключить серьезный союз с теранами, то мы смогли бы пресечь дальнейшие толки о скором пришествии Иерарха. Слухи добрались и до Высшего совета, Вилия.

 — Иерарх не более чем легенда, — ответила Вилия. — Сказки, чтобы успокоить народ в тяжелые времена, Иона, — скривилась она. — Налей мне немного рази, любовь моя. Боль возвращается. Просто невыносимо.

 Он плеснул немного наркотической жидкости в бокал и протянул ей. Вилия залпом все выпила. Рази действовал быстро, заглушая боль.

 — Иона, ты должен меня выслушать. У меня осталось не так много времени. Я должна помочь тебе составить план действий, и, если ты будешь его придерживаться, одержишь победу, — пообещала она.

 — Ты не умрешь, — произнес он, но сам уже думал об исходе.

 Вилия это понимала.

 — Надо еще раз попробовать устроить брак Эгона с двойняшкой доминуса Марциной, — сказала она.

 — Они опять нам откажут.

 — Может, не сейчас, чуть позже, — ответила Вилия. — Магнус Хаук мертв. Новый доминус еще слишком юн, совет регентов может предоставить нам Марцину в качестве невесты для нашего сына, чтобы оставить нас в гавани.

 — Домина Лара никогда на это не согласится, — возразил Иона, — и ни один совет смертных не пойдет против ее воли, если она скажет «нет».

 — Тогда... — протянула Вилия, приподнявшись в постели, — ты должен взять одну из принцесс Теры в жены. Двойняшка владыки еще слишком мала, но вот принцесса Загири... Если мне не изменяет память, ей уже семнадцать. С такими родителями, как у нее, она не может не быть красавицей, Иона. Неужели тебе не хочется иметь в постели молодую сочную штучку? К тому же она может народить тебе еще детей. Дети очень ценные козыри, любовь моя. Если они вступят в брак с представителями нужных семей и если вдруг Иерарх на деле окажется правдой, то у тебя будет достаточно мощи, чтобы ему противостоять.

 — Только не говори мне, что ты собираешься умирать, Вилия!

 Но она действительно умирала, и Иона не мог отрицать этот факт. Но все же она продолжала защищать его интересы, как делала это в добром здравии. Иона подумал, что в этом смысле ему очень повезло с женой. Однако кое в чем она все-таки подвела мужа. У них родился единственный сын, да и то со слабым здоровьем.

 — Подумай, это хорошая идея, любовь моя, — сказала Вилия.

 — Знаю, — неохотно согласился он. Иона был предан этой умирающей женщине, которая стала его женой. Ее состоятельная и влиятельная семья всегда его поддерживала. Но при мысли о молоденькой жене его мужской корень напрягся под одеждой. Эта теранская принцесса, вероятно, окажется такой же плодовитой, как и ее мать. Она сможет подарить ему сильных сыновей и красавиц дочерей. — Интересно, она обладает магическим даром? — задумчиво спросил он.

 — Мои шпионы говорят, что нет, — ответила Вилия. — Ни она, ни ее младший брат не проявляют к магии ни малейших способностей.

 — У нее есть старшая дочь от Вартана, — сказал Иона.

 — Говорят, что у нее хрупкое здоровье, но она имеет дар предвидения. Это имеет определенное значение, так же как и ее происхождение. Но ввиду слабого здоровья она вряд ли сможет родить много здоровых детей, — отметила Вилия.

 — Ты не перестаешь меня удивлять, дорогая. Откуда у тебя шпионы в Тере?

 Вместо ответа Вилия слабо усмехнулась.

 — Так же как и у домины Лары есть свои шпионы в Хетаре, любовь моя. Сейчас это не важно. Мои информаторы говорили мне, что, когда я умру, они останутся преданными тебе. Пока я сама займусь переговорами с доминусом и его советом. Нет ничего страшного в том, что жена заботится о муже и хочет, чтобы после ее смерти он попал в хорошие руки. Думаю, что с принцессой Загири тебе повезет больше, чем нашему сыну Эгону с принцессой Марциной.

 — Ларе не нужен союз с Хетаром, — напомнил жене Иона.

 — Верно. Ей не нужен, но, возможно, у правящего совета Теры другое мнение на этот счет, — предположила Вилия.

 — А если они нам откажут?

 — Тогда придется выкрасть твою невесту, Иона. Теру надо обязательно связать с Хетаром. Мы не можем позволить себе развязать еще одну войну. С магией домины у нас нет никаких шансов на победу.

 — Но если мне придется выкрасть ее дочь, она обязательно будет мстить, — предостерег Иона.

 — Если девушка покладистая, я уверена, ты сможешь ее уговорить. Тогда у домины не останется иного выбора, как принять тебя в качестве своего зятя. — По губам Вилии пробежала злая улыбка. — Если ты выкрадешь принцессу, то сможешь спрятать ее в Доме удовольствий своей матери, пока вы не заключите надлежащее свадебное соглашение между тобой и доминой. Принцесса девственница, Иона. У нее еще не было любовника, по заверениям знающих людей. За тобой будет право первой ночи, любовь моя. Подумай об этом, дорогой. Сладкое узкое лоно, незнакомое с мужским корнем и теми радостями, которые он может доставить. Сколько наслаждения ты ей принесешь, а уж она тебе... — Вилия улыбнулась мужу.

 По взгляду, который он пытался скрыть от нее, по складкам одежды она догадалась, что он всерьез задумался о новой жене. Иона был чрезвычайно амбициозным и умным человеком, но в последнее время перестал действовать с присущей ему смелостью. Ему необходимо было вдохновение, своего рода искушение. Мысль о прекрасной молодой девушке была именно то, что надо.

 Оставшись в одиночестве, Вилия вызвала к себе секретаря и продиктовала письмо Таджу Хауку, доминусу Теры.

 Несколько дней спустя юный доминус зачитал послание матери и Совету.

 « Милорд доминус, простите, что нарушаю ваш траур, но конец мой близок, и мне дорога каждая минута. Когда вы с сестрой появились на свет, мой муж хотел заключить брачный союз между нашим сыном Эгоном и вашей сестрой Марциной, который ваши родители отвергли. Теперь я предлагаю выдать замуж вашу сестру принцессу Загири за моего в скором времени овдовеющего мужа Иону, Верховного Правителя Хетара».

 — Никогда! — закричала Лара. — Почему ты не рассказал мне об этом письме, милорд доминус?

 — Оно было адресовано мне, матушка, — ответил Тадж.

 Лара была крайне поражена тоном сына, очень похожим на тон отца, когда тот начинал раздражаться.

 — Позволь мне продолжить.

 Что произошло с мальчиком, который всего лишь несколько недель назад плакал у нее на руках и жаловался, что он еще слишком юн, чтобы управлять государством? Очевидно, что почести и всеобщее уважение, которые внезапно обрушились на него, вскружили мальчишке голову. Лара не станет прилюдно ставить его в неловкое положение. Но когда они останутся наедине, она не будет с ним церемониться.

 « Лекари говорят, что жить мне осталось всего несколько недель. Я смогу умереть спокойно, зная, что у моего возлюбленного мужа скоро появится достойная жена, а у молодого сына — хорошая мачеха. Считаю нужным рассказать вам, милорд доминус, о выгодах, которые принесет союз между Хетаром и Терой обеим странам. У вашей сестры будут все привилегии, причитающиеся жене Правителя Хетара, положение, которого она, бесспорно, достойна. Я буду с нетерпение ждать вашего решения...»

 — Нет, — прозвучал голос Лары. — Загири не выйдет замуж за этого человека. Он ей в отцы годится, милорд доминус.

 — Пожилой муж для девушки большой плюс. Загири нужна твердая рука, матушка. Он не такой старый, чтобы она не смогла родить от него детей, и тем самым гарантировать мир между нашими государствами, — ответил матери Тадж.

 Члены совета хранили молчание.

 — У нас сейчас нет никаких разногласий с Хетаром. Вероятно, не предвидится и в будущем. Мы сильный доминион, — напомнила сыну Лара. — Иона дурной человек. Он не будет ее любить, а для женщины очень важно, чтобы мужчина испытывал к ней чувства. Почему ты хочешь приговорить сестру к такой жизни?

 — Я доминус Теры, матушка. Решения здесь принимаю я, — ответил Тадж.

 — Ты доминус по рождению, Тадж, — Лара больше не могла сдерживать свой гнев, — но твой отец хотел, чтобы я правила за тебя, пока не увижу, что ты наконец повзрослел и поумнел, чтобы управлять самому. То, что ты предлагаешь, одинаково глупо и жестоко. Мы откажемся от этой затеи.

 — Я уже сказал Загири о предложении вступить в брак с Ионой, и она не против, — ответил Тадж, чем очень удивил мать. — Моя сестра знает свой долг перед Терой.

 — Твоя сестра такая же неразумная, как и ты. — Лара была вне себя от злости на сына. — Она видит себя королевой Хетара. Этому не бывать. Она всего-навсего станет женой человека, которому посчастливилось находиться у власти. Мы не примем этого предложения, Тадж.

 — Давай послушаем, что думает мой Совет. — Тадж покраснел.

 — Милорды? — Лара взглянула на троих мужчин.

 — Предложение весьма интригующее, особенно если учесть, что оно исходит от умирающей жены Верховного Правителя, — высказал свое мнение Армен. — Как вы считаете?

 — Вилия ловко манипулирует людьми, еще лучше, чем Иона, — ответила Лара. — Я уверена, что это ее идея. Если бы Иона обратился к нам с таким предложением, это означало бы, что он бесчувственный человек, которого совсем не заботит состояние жены. Но, судя по тому, что нам написала Вилия, можно сказать, что она хочет показать себя женщиной, стремящейся в последний раз угодить мужу, которого всегда любила. Милорды, вы тронуты ее заботой, не так ли? Она на это и рассчитывала.

 — С чего бы это она стала к нам обращаться, если между нами мирные отношения? — спросил Тостиг. — Разве не может этот Верховный Правитель найти себе жену из своей страны?

 — По Хетару уже давно ходят слухи о пришествии Иерарха, — сказала Лара. — Многие считают его мифом. Другие в него искренне верят. Иерарх, несомненно, будет претендовать на трон Верховного Правителя. Вилия ищет в лице Теры союзника для своего мужа в случае подобной угрозы, — объяснила Лара.

 — Кто такой этот Иерарх? — спросил Тадж.

 — В Хетаре говорят, что когда дела пойдут плохо и люди не в состоянии будут справиться с проблемами, то придет Иерарх, который вернет старые порядки. Он, как штурман на корабле, должен будет задать правильный курс.

 — Почему именно сейчас? — поинтересовался Тадж.

 — Потому что Хетар претерпевает большие перемены, которые влекут за собой серьезные проблемы, вызванные тем, что прежнее правительство было жадным и погрязло в коррупции. Император Гай Просперо втянул Хетар в две разрушительных войны. Он пожелал захватить Дальноземье с единственной целью — поживиться. Плодородная почва Центроземья истощена. Кругом нехватка продовольствия, а рази только усугубляет положение, особенно среди бедных. Проблемы такого рода нельзя решить легко и быстро. Требуется время. Несмотря на то, что в Совет Хетара входит несколько женщин, правительство не спешит действовать. Глядя на проблемы народа, женщины чувствуют свою беспомощность.

 — Значит, слухи о пришествии Иерарха уже начали распространяться среди жителей Хетара. Приход его и возвращение Хетара к старым порядкам опять приведет к порабощению женщин. В легенде говорится, что он вернет Хетару былое процветание и славу. Люди верят, что стоит Иерарху взмахнуть рукой, как тут же все изменится. Но он — существо не из магического мира. Уж это я точно знаю. Кто бы он ни был, он смертен. И вряд ли ему под силу творить чудеса. В тяжелые времена люди от отчаяния склонны верить всему, что им говорят, особенно если их обещают вывести из беды. Леди Вилия ищет в лице Теры союзника в надежде, что мы сможем противостоять Иерарху, если, конечно, он существует, в попытке свержения ее мужа с трона. Она думает, что если твоя сестра станет женой Верховного Правителя, то мы не допустим, чтобы она лишилась своего маленького пьедестала. В противном случае на Теру обрушатся несчастья, впрочем, как и на Хетар.

 — Мы не можем поставить Загири в такое опасное положение, — медленно произнес Армен. — При всем уважении к тебе, милорд доминус, я думаю, что такой брачный союз не принесет Тере никакой выгоды. Как член нашего Совета, я считаю нецелесообразным отдавать принцессу замуж за Верховного Правителя Хетара.

 — В самом деле, — отозвался Тостиг. — Только в том случае, если Тере будет угрожать опасность, можно согласиться на этот брак.

 — Давайте проголосуем, — предложил Коррадо, который до этого все время хранил молчание, — пусть выскажутся те, кто против того, чтобы принять предложение леди Вилии. Я против!

 — Я против! — сказал Армен.

 — И я, — вторил Тостиг.

 — Совет отказывается отдавать твою сестру замуж за Верховного Правителя Хетара. Я с ним полностью согласна. Что скажешь теперь, милорд доминус? — спросила Лара.

 — Соглашусь с Советом, домина. Я не знал всех подробностей, — надменно проговорил Тадж в попытке сохранить свое лицо.

 — Ты едва не совершил весьма опрометчивый поступок, милорд, — сказала Лара, решив, что так просто сын не отделается от нее за свою самонадеянность. — Ты вел себя как мальчишка, кем ты, впрочем, и являешься. Ты увидел, как тебе показалось, лакомый кусок и тут же с жадностью на него накинулся, не подумав при этом, что он может оказаться гнилым внутри. Никогда не принимай решений, пока не узнаешь всех деталей. Теперь ты взял на себя ответственность за свои действия. Иди и скажи сестре о решении Совета, не забудь объяснить ей причину отказа. Потом возвращайся и напиши ответ леди Вилии. — Голос Лары прозвучал грозно.

 Юный доминус встал и поклонился всем присутствующим. Он вспыхнул от стыда и поспешил покинуть зал.

 — Простите меня, милорды, за то, что я так резко обошлась с вашим племянником, — проговорила Лара, прекрасно понимая, что трое мужчин признавали ее правоту. Тем не менее, они сочувствовали Таджу. Кроме того, мужчины в Таре в большинстве случаев занимали главенствующее положение. В Хетаре ситуация постепенно менялась, но Совет доминуса не одобрял подобных вольностей. — Он должен был уяснить, к чему могут привести необдуманные действия, я не видела другого способа донести это до него. Как я уже сказала, Хетар представляет для нас опасность. Однако, учитывая все обстоятельства, пришло время искать для Загири мужа. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь?

 Коррадо едва удержался, чтобы не захохотать в голос. Ларе удалось ловко загладить недовольство членов Совета, вызванное гневным тоном, с которым она обрушилась на сына. Он заметил, что ее хитрая лесть пришлась им по душе.

 — Загири не нужен муж, который будет потакать ее упрямству, — пробормотала Лара. — Безусловно, его происхождение и состояние не должны вызывать нареканий. Найдите время, дорогие милорды, и поищите подходящего кандидата. Я была бы счастлива, если бы Загири смогла полюбить его, а он ее. Вы представите мне своих претендентов, из которых я отберу лучших и приглашу их в замок, где они познакомятся с Загири. Если из этого что-нибудь получится, будем считать, что нам повезло, да? — Лара одарила Армена и Тостига ослепительной улыбкой.

 — Я думаю, очень мудро с вашей стороны, домина, предложить найти мужа для принцессы Загири, — проговорил Армен. — А как же леди Ануш?

 — У моей старшей дочери очень слабое здоровье, к тому же с ее-то даром лучше, чтобы она сама нашла себе мужа, который будет понимать ее и не испугается ее способностей. Думаю, она выберет мужа в Новом Дальноземье среди народа ее отца, — ответила собеседникам Лара. — Ей нравится жить среди них.

 Армен одобрительно закивал.

 — Я не перестаю удивляться вашей мудрости, домина. Вы прекрасно знаете своих детей. — В голосе Армена звучало восхищение.

 — Мне очень приятно слышать от тебя похвалу, милорд. Пришло время вам возвращаться домой. Благодарю вас за то, что пришли. Думаю, доминус получил сегодня хороший урок, а вы увидели, каким хитрым способом может действовать Хетар в своих интересах.

 Возвращайся, лорд Армен, откуда пришел, Коррадо и Тостиг пойдут за тобой, — проговорила заклинание Лара, взмахнула рукой, и трое мужчин исчезли.

 Лара с облегчением откинулась на спинку кресла. С чего вдруг сын вздумал принимать важные решения, не посоветовавшись с ней? Неужели он не понимал, что нельзя шутить с судьбой сестры? Очевидно, кто-то его науськивает. Должно быть, это свекровь. Тадж очень любит бабушку и навещает ее по нескольку раз в неделю. Лара вздохнула. Надо обязательно с ней поговорить, и чем скорее, тем лучше. С этой мыслью Лара отправилась к леди Персис.

 Свекровь корпела над вышивкой. Она подняла голову и очень удивилась, увидев перед собой Лару. Невестка не часто навещала ее.

 — Здравствуй, дорогая, — поприветствовала Лару свекровь.

 — Здравствуйте, леди Персис, — ответила Лара.

 — Очевидно, тебя привело ко мне нечто важное? — тонко заметила леди Персис и заставила себя улыбнуться.

 — Вы подстрекали Таджа, чтобы он принимал решения, ни с кем не посоветовавшись... — начала Лара.

 — Он доминус, — ответила леди Персис.

 — Он тринадцатилетний мальчишка, отец которого умер меньше месяца назад, леди. Сегодня он едва не выдал замуж сестру за Верховного Правителя Хетара, который, вероятно, в скором времени овдовеет. Вы можете себе представить, какие проблемы это повлекло бы за собой?

 — Уверяю тебя, что ничего подобного я ему не говорила! — воскликнула леди Персис. — Которая из сестер? Только не моя прекрасная девочка, только не мое золотце! Только не Загири! — Леди Персис не скрывала, что Загири была ее любимой внучкой.

 — Хорошо. Тогда что вы ему сказали? — не унималась Лара. — Кстати, это была именно Загири. Хуже всего то, что он предупредил ее, что скоро начнет приготовления к свадьбе. Сейчас я отослала его к Загири. Пусть скажет ей, что все отменяется. Дочь, наверное, уже нафантазировала себе, как займет высокое положение. Она придет в бешенство, узнав, что свадьба не состоится.

 — Я и не думала, что могут возникнуть проблемы. — Голос леди Персис дрожал. — Но теперь правитель Теры мой внук. Я просто хотела, чтобы он вел себя как настоящий доминус. Я до сих пор не могу поверить, что его отец назначил тебя регентом. Ты ведь женщина!

 — Леди Персис, я знаю, как тяжело вам принять, что Магнус Хаук прислушивался к моему мнению и, честно говоря, не раз спрашивал у меня совета. Я назначила Коррадо, Тостига и Армена в Совет, чтобы они помогали мне и Таджу. Нет официального заключения, подтверждающего мою должность, и никогда не будет. Я чту традиции Теры, хотя надеюсь, что однажды что-нибудь изменится. В глазах обыкновенных жителей правителем Теры является Тадж. Однажды Марцина очень тонко подметила одну вещь. Она назвала меня королевой теней. Тадж еще слишком юн, а Тера уже не та, что была, когда его отец взошел па престол. Тера больше не изолированный и не неизвестный никому доминион. Хетар смотрит на нас, как голодный волк на упитанную овцу. Мой сын, леди Персис, должен усвоить, что доминус обязан быть умным, рассудительным и знать все дела, касающиеся его доминиона. У Таджа, безусловно, есть способности к управлению, но он должен учиться, ведь еще месяц назад он был беззаботным мальчуганом. Магнус только начал обучать его, теперь мой долг продолжить дело мужа после его ухода. Магнус был взрослым, когда умер его отец. К тому времени у него уже был опыт, его отец позаботился о том, чтобы дать ему образование и подготовить к роли доминуса. Таджу необходимо время, чтобы набраться знаний и опыта. Вы поощряете в нем чванство и самонадеянность, заставляете принимать решения, к которым он еще не готов, леди Персис. Если вы рассчитываете на регулярные встречи с внуком, то должны пресекать подобное поведение. Тадж лишь зовется доминусом, так как, только пока теране думают, что он ими правит, они остаются довольны. Неужели вы хотите, чтобы кто-нибудь оспорил права вашего внука на престол, леди Персис? У обеих ваших дочерей есть сыновья, и они охотно бы развязали в Тере гражданскую войну в попытке захватить власть.

 — Я и подумать не могла... — Пожилая женщина побледнела. — Я только хотела, чтобы Тадж уверенно себя чувствовал в роли доминуса.

 — Он еще совсем ребенок, — ответила Лара. — Он думает, что отдавать приказы это и значит быть доминусом.

 — Хетар хотел, чтобы Загири стала женой Правителя? — Лара объяснила ситуацию свекрови. — Значит, его умирающая жена сама обратилась к вам, — заключила леди Персис. — Должно быть, она очень любит своего мужа, если, будучи при смерти, старается найти ему новую жену.

 — Вилия умная женщина, — сухо заметила Лара.

 — Ты же не разрешила Загири вступить в брак, Лара!

 — Повторяю: твое золотце никуда не поедет, — заверила Лара свекровь. — Зная все обстоятельства дела, Совет решил, что этот союз ни к чему хорошему не приведет. Тадж согласился с ним. Я также попросила Совет поискать подходящих кандидатов на руку Загири. Я думаю, что пришло время.

 — Ох, какая замечательная идея! — воскликнула леди Персис. — Я могу помочь, у меня уже есть парочка соображений по этому поводу.

 — Было бы неплохо, — поддержала ее Лара. Если свекровь займется тем, что будет искать для Загири мужа, у нее не останется времени, чтобы учить внука вести себя так, как ему пока еще рано. Лара прекрасно понимала, что леди Персис была одинока и горевала по Магнусу, впрочем, как и все остальные. Будет лучше для всех, если она направит энергию в нужное русло. Родители не должны пережить своего ребенка, подумала Лара, хотя именно это ее когда-то ожидает. — Я должна вернуться в замок, леди Персис. Возможно, Таджу потребуется помощь в разговоре с сестрой.

 — Передай моему золотцу, я хочу, чтобы она вышла замуж в Тере, — сказала напоследок леди Персис. — Прощай, Лара.

 Проводив полуфею, пожилая женщина вернулась к вышивке.

 При помощи чар Лара вернулась в свои покои. Она тут же услышала громкие вопли бьющейся в истерике Загири.

 — Почему ты рыдаешь, Загири? — входя к дочери, спросила Лара, прекрасно понимая причину ее слез.

 При желании Загири могла разыграть настоящую драму, особенно когда не получала того, что хотела или думала, что хотела.

 — Тадж сказал, что я не стану императрицей Хетара, что ничего не получится, — пожаловалась Загири, заливаясь слезами.

 — У Хетара нет императрицы, моя дорогая, — сказала дочери Лара после того, как та немного пришла в себя.

 — Разве жена Верховного Правителя не его императрица? — удивившись, спросила Загири.

 — Она его жена. Ничего более, — холодно пояснила она. — Жена Ионы пока что жива. Объявить о помолвке, когда леди Вилия еще дышит, значит проявить дурные манеры. Кроме того, Иона намного старше тебя, Загири. Он хочет заключить с Терой союз только потому, что стоит перед угрозой потерять свой трон. Он думает, что если женится на тебе, то сможет использовать мою магию, чтобы сохранить власть. У него к тебе нет никакого интереса. Я хочу, чтобы ты вышла замуж за того человека, который будет любить тебя, а ты его. Было глупо со стороны Таджа говорить тебе, что он планирует выдать тебя замуж за Правителя Хетара. Он не до конца разобрался в ситуации. Теперь все позади. Он откажется от предложения Хетара, мое золотце. Твоя бабушка пришла в отчаяние от мысли, что тебе придется нас покинуть. Я нашла лучший для тебя выход, Загири. Вытри слезы. Мы приступили к поискам достойного для тебя мужа, дорогая.

 — Я бы предпочла стать императрицей... — протянула Загири. — Нет, все-таки я лучше выйду замуж по любви, мамочка. — От слез почти не осталось следа. — Я хочу мужчину, который бы любил меня так же сильно, как отец любил тебя. Как ты думаешь, для меня найдется такой человек?

 — Мы постараемся его найти, Загири. Когда ты с ним познакомишься, у тебя будет возможность узнать его получше, — пообещала дочери Лара.

 — Марцина сказала, что глупо с моей стороны рыдать из-за того, что я не смогу выйти замуж за человека, которого даже не знаю, — поделилась с матерью Загири. — Мне иногда кажется, что Марцина умнее меня.

 — Да, у твоей сестры хорошо развита интуиция, — согласилась Лара.

 — Когда-нибудь ты и ей найдешь мужа? — спросила Загири.

 — Марцина обладает магическими способностями, — медленно проговорила Лара. — Ей нужен мужчина, который сможет полюбить ее и принять ее дар. Чародейкам приходится нелегко.

 — Отец считал тебя чудесной, идеальной, — ответила Загири.

 «Вовсе нет, — подумала Лара, — он был терпеливым мужчиной». Магнус Хаук полюбил ее всей душой. « Как же я справлюсь со всем этим без тебя, Магнус?— взывала она к нему в своем сердце и мыслях. — Я так по тебе скучаю»,

 — Я не идеальна, Загири, и твой отец это прекрасно понимал. Он просто меня любил. Я желаю найти тебе такого же любящего мужа, моя дорогая. Я бы не хотела, чтобы ты вышла замуж по расчету или из-за чувства долга. Наоборот, я хочу, чтобы ты любила и была любимой. Когда повстречаешь человека, который будет к тебе искренне относиться, можешь смело выходить за него замуж. Надеюсь, у тебя будет счастливое замужество. Но только в том случае, если получишь мое благословение. Помни это, дочь моя.

 — Хорошо, мамочка, — пообещала Загири.

Вверх