Околдованная

Околдованная

Как быть юной английской аристократке, которая вышла замуж за француза и вскоре осталась вдовой? Принять ухаживания короля Франции — и стать блистательной королевой Версаля? Или подарить свое сердце мужественному и отважному Габриелу Бейнбриджу, герцогу Гарвуду, — и подчиниться властному закону всепоглощающей страсти?

Эпилог. КОРОЛЕВСКИЙ МОЛВЕРН. Лето 1663 года

 

 Лужайки Королевского Молверна были уставлены шатрами всех цветов радуги, сады позади замка заполнены людьми. Скай О'Малли родила восьмерых детей, из которых семеро увидели своих повзрослевших сорок девять внуков. Те, в свою очередь, дали жизнь новым поколениям, так что на свет появились сто пятьдесят восемь правнуков, триста два праправнука и двадцать семь прапраправнуков. Детей Скай давно уже не было в живых, последняя и самая младшая, Велвет де Мариско Гордон, умерла прошлой зимой в возрасте восьмидесяти четырех лет. Двадцать девять внуков дожили до шестидесяти и семидесяти лет.

 Жасмин, вдовствующая герцогиня Гленкирк, гордо озирала огромную толпу потомков Скай. Здесь были О'Флаэрти из Ирландии и Девона, граф Олстер и все семейство Эдвардсов, а также Саутвуды: молодой граф Джон с женой Сабриной, счастливые родители маленького сына и новорожденной дочери; Блейкли из Блекторна, семья Дейдре, второй дочери Скай, жившая по соседству, Берки из Клирфилд-Прайорити, Гордоны из Броккерна, Лесли, Линдли, Стюарты, Эшберны и Ли из Шотландии, Ирландии и Англии. Не было только средней дочери Жасмин, Фортейн, и ее семьи. Фортейн слишком боялась пересекать океан во второй раз и поклялась никогда не ступать на борт корабля.

 Глядя на собравшихся, Жасмин растроганно улыбалась.

 Гражданская война надолго разлучила их, но ей удалось снова соединить семью, на что ушло почти два года. Никогда не встречавшиеся раньше кузены восторженно приветствовали друг друга. То и дело обнаруживалось необыкновенное сходство между членами семей из разных концов страны Особенно часто встречались глаза ярко-бирюзового цвета. Жасмин уже подозревала, что на празднике кое-кто найдет себе пару.

 — Ты все-таки сделала это, мама! — воскликнула подо-: шедшая Отем.

 — Чего мне это стоило! — вздохнула Жасмин, обнимая дочь. — Газоны, разумеется, вытопчут, но их легко восстановить. Увидеть всех потомков Скай стоит любых жертв.

 — Габриел не нарадуется, что праздник состоялся здесь, в Королевском Молверне, а не в Гарвуд-Холле, — усмехнулась Отем.

 — Не находишь, что он в последнее время несколько раздался в талии? — засмеялась Жасмин.

 — Супружеская жизнь пошла ему на пользу, впрочем, как и мне, — призналась Отем. — Как я люблю его… а ведь не верила, что когда-нибудь обрету новую любовь.

 — Да, уж эти близнецы точно произведены в любви, — согласилась Жасмин. — Никогда не видела таких чудесных сорванцов, как Джейми и Саймон. Помоги всем нам Бог, когда они начнут ходить и говорить! Ты уже можешь различать их?

 — Нет еще, мама, — покачала головой Отем. — Они так похожи, что даже плакать начинают хором. Надеюсь, позже мы сумеем найти способ узнавать, кто есть кто.

 Она невольно взглянула направо, где на травке было расстелено одеяло. Малыши упорно ползли к обожаемым сестрам Мадлен и Марго, полные решимости добраться до них, а несчастные няньки изо всех сил пытались помешать озорникам.

 — Ну в точности как их дед Лесли, — хмыкнула Жасмин. — Любой ценой должны настоять на своем!

 — Скорее уж как их папаша, — с улыбкой возразила Отем. — Спасибо, мама. Спасибо за то, что помогла пережить все страдания, смягчила гнев и научила, как жить дальше.

 Жасмин нежно обняла дочь. Сердце ее переполнилось счастьем. Нет, все же на свете нет ничего лучше семьи. Потомков Скай становится все больше, и хотя объединить их почти невозможно, она все же попытается Габриел Бейнбридж, отыскав глазами жену, направился в ее сторону.

 — Как по-твоему, — спросил он, — может, и у нас будет столько же потомков, сколько звезд на небе?

 Отем весело покачала головой.

 — Милорд, если вам кажется, что у нас мало детей, это можно исправить! — засмеялась она.

 — В таком случае, — объявил он, с любовью взирая на нее, — нам немедленно следует удалиться в твою уютную розовую спаленку, дорогая. В конце концов, мы моложе не становимся.

 — Сэр! — негодующе вскричала она. — В отличие от вас я по-прежнему молода и прекрасна! — И, подобрав юбки, помчалась к дому, преследуемая по пятам герцогом.

 — Не пойму, почему эти двое предпочитают для своих забав не ночь, а день? — проворчала Лили, наблюдавшая всю эту сцену.

 Оран лукаво хихикнула:

 — Любовь не ведает границ, а тем более времени. Странно, что ты, будучи замужем за французом, не знаешь этого.

 Лицо Лили на миг смягчилось.

 — Я-то знаю, — начала она и тут же неодобрительно нахмурилась. — Но добродетельная девственница вроде тебя не должна даже намекать на подобные вещи!

 Оран недоуменно вскинула бровь.

 — А кто тебе сказал, что в мои годы я все еще девственна? — удивилась она, озорно подмигнула и направилась к компании лакеев, зазывно покачивая бедрами.

Вверх

Поделитесь ссылкой