Венец судьбы

Венец судьбы

Прошло сто лет с тех пор, как фея Лара последний раз спасла мир Хетара от Тьмы. Ее молодость и красота вечны. Однако прошедшие годы унесли много ее друзей и родных. Ее влияние ослабевает. Тех, кто помнит ее подвиги, остается все меньше. Уже и ее правнук Кадарн, доминус Теры, отрицает магию. И все это время сын Лары, очаровательный, но гнусный Повелитель Сумерек Колгрим, терпеливо ждет своего часа. Но он не повторит ошибку своего отца, который развязал войну. Его путь более коварный и зловещий. Несмотря на свои могущественные силы, Лара боится, что мало что может сделать. Но пока не все потеряно, она будет пытаться выполнить древнее пророчество своей дочери Ануш и объединить весь мир Хетара. По мере того как Тьма наступает, Лара все больше и больше понимает, что нуждается в мудрости, любви и поддержке великого принца-тени Калига. И в главном испытании Лара и Калиг вместе наконец встретят предсказанную ей судьбу.

Бертрис Смолл
Венец судьбы

 Отныне больше нет Хетара.

 Волшебный сказ закончен мой.

 В мир магии врата закрыты –

 Хетар был покорен судьбой.

 Но двум героям нашим добрым,

 Как прежде, пораженья нет.

 Для феи Лары и Калига

 Вернется и восторжествует Свет.


Пролог

 Он убил ее голыми руками. Собственно, ему понадобилась лишь одна рука. Длинные изящные пальцы сомкнулись на ее тонкой бледной шее и стали сжимать ее, сжимать и сжимать, пока ужас в ее темных глазах не превратился в стеклянную пустоту. Она обманула его надежды. В первый раз он простил ее. Простил и во второй. Но когда его охватила лихорадка третьего сезона размножения и ей снова не удалось оправдать его ожидания, то у него уже не оставалось выбора. Его привлекала, манила ее восхитительная темная сторона, и все же она оставалась для него лишь плодородной почвой, что должна была принять его семя, порождением которого стал бы его сын. После рождения ребенка он в любом случае собирался ее убить.

 Теперь по крайней мере ему не придется слушать ее глупых честолюбивых речей. И она уже не будет бесконечно твердить о том, чтобы покинуть Темные Земли и отправиться завоевывать Хетар. Она никогда не была способна понять, что для того, чтобы это завоевание увенчалось успехом, им было необходимо набраться терпения и непременно переформировать и усовершенствовать свои войска. У них было время, и в этот раз Тьма должна была победить Свет. Однако Циарда никогда не признавала, что женщины созданы лишь для того, чтобы доставлять мужчинам удовольствие и вынашивать их детей. Она хотела участвовать в его грядущих завоеваниях, глупое наивное создание! И тем не менее ее крахом стала неспособность родить ему наследника. Он думал, что именно она станет той единственной, избранной. Он верил в это.

 Как только она безвольно повисла в его руках, он сам отнес безжизненное тело из опочивальни до середины моста, ведущего к его Дому удовольствий. Затем, в последний раз взглянув на свою единокровную сестру, он перебросил ее через балюстраду и отпустил в бездонное ущелье. Пройдя в тронный зал, Колгрим, Повелитель Сумерек, вызвал к себе Альфрига, своего канцлера.

 — Циарды больше нет, — объявил он гному, когда тот предстал перед ним.

 — Она не была избранной, — тихо произнес Альфриг. — Вы не собираетесь обратиться к Книге Правления, чтобы узнать, что она предвещает теперь?

 Колгрим кивнул.

 — Открой ее, — потребовал он.

 Подойдя к стойке, на которой покоилась Книга Правления, канцлер с благоговением прикоснулся к переплету и открыл ее. Затем он отступил на шаг, чтобы позволить своему молодому господину прочесть начертанное в Книге.

 Едва взглянув на страницы, Колгрим жестом подозвал Альфрига, чтобы и тот мог увидеть написанное. Очень немногие могли прочесть этот древний язык, на котором были так изящно выведены слова на драгоценных страницах. Повелители Сумерек знают этот язык с рождения. Альфрига обучил ему бывший Повелитель Сумерек, отец Колгрима, так как гном был единственным, кто заслужил доверие своего господина.

 Книга Правления была волшебной. В ней неизменно появлялись все новые и новые чистые страницы, на которых с течением времени незримая рука добавляла записи. Книга рассказывала о правлении Повелителей Сумерек прошлого и настоящего, а также давала советы и указания своему нынешнему хозяину. Сегодня она гласила:

 «Та, что предназначена была лишь для блаженства, теперь устранена, и этот верен путь. И вот настало время ожидания той избранной, что принесет на свет будущего Повелителя Сумерек. Когда придет момент, укажет Книга, которую из дочерей ты должен выбрать в хетарианском Доме Агасферуса. Беря начало от самой Уллы, она взрастит в своем волшебном темном лоне потомка Йоруна, и твой род не будет знать конца. Теперь же наберись терпения, Колгрим, сын славных Колла и Лары. Используй это время с толком, ведь должен быть готов ты ко всему».

 Альфриг обратил взор к своему господину.

 — Это хорошо, — сказал он, кивая, — очень хорошо.

 — Скажи, у моих женщин рождались дочери? — спросил Колгрим.

 — Да, несколько, — ответил канцлер.

 — Убить их всех, и их матерей. Мне не нужны рыдания женщин, ищущих возмездия, и их проклятия в мой адрес. Если кто-то из них еще носит ребенка под сердцем… убить и их. С помощью магических сил я сделаю бесплодными своих оставшихся женщин и тех, что еще будут моими. Я не позволю, чтобы моему сыну грозила опасность, исходящая от сестер, как это было со мной и моим братом. У меня будет лишь один наследник, сын, рожденный той, что предначертана мне судьбой.

 — Превосходно, мой господин, превосходно! — одобрительно приговаривал Альфриг. — Ваш отец был бы так горд за вас!

 — Да, но не моя мать, — горько усмехнулся Колгрим. — Она прекрасное, невероятное создание, подобное ослепительному свету, и она одна может одержать надо мной верх и нанести мне поражение.

 — Она не сделает этого, не в этот раз, — возразил Альфриг, словно готовый поручиться.

 — Почему ты в этом так уверен? — потребовал ответа Колгрим.

 Гном затряс своей седой головой.

 — Что-то глубоко внутри меня подсказывает мне, что это так, мой господин. Этому нет логического объяснения. Но вы выиграете на этот раз! Я знаю это! Кроме того, вы сын своего отца. В вас нет ничего от Лары.

 Лицо Колгрима осветила столь необычная для него мягкая улыбка.

 — У меня ее золотистые волосы, — заметил он. — Я мог бы сделать так, чтобы они стали такими же темными, как у отца и брата, но мне нравится их цвет. Он напоминает мне о маме.

 — Но для чего вам это постоянное напоминание о ней? — поинтересовался Альфриг.

 — Разве не в этом мудрость, Альфриг, — узнать врага, прежде чем поразить его?

 Гном покачал головой, не скрывая изумления.

 — В вас нет ни грамма сентиментальности, мой господин. Вы рассудительны и мудры не по годам. Хвала Креллу, ваш отец в тюрьме, в противном случае, уверен, вам бы пришлось сражаться с ним за Темные Земли. Здесь Силы Света допустили большую ошибку. Они полагали, что, заключив в темницу вашего отца, смогут предотвратить неминуемое. Они были уверены, что вы с вашим братом будете бороться за власть в этих землях, тем самым ослабляя наши силы на целые столетия вперед. Но я оградил вас друг от друга, сокрыв в разных местах, чтобы обезопасить вас. Вы ничего не знали о вашем наследии, мой господин, пока вам не поведала о нем ведьма Циарда, ваша единокровная сестра. Я же хотел, чтобы вы и ваш брат никогда не узнали друг о друге. Те, кто растили и воспитывали вас, ничего не знали о вашем происхождении. Я был намерен выбрать одного из вас, подготовить и допустить к правлению по достижении зрелости.

 — Однако Циарда спутала все твои планы своим честолюбием, — усмехнулся Колгрим.

 Альфриг кивнул:

 — Да, так и есть, и хаос, который воцарился бы по ее вине, оставил бы Темные Земли без правителя на многие годы. Она была глупейшим созданием.

 — Кого бы ты выбрал, канцлер? — откровенно спросил молодой Повелитель Сумерек. В его темных глазах сверкнул зловещий огонек.

 — Мой господин! Что за вопрос?! — Альфриг лукаво усмехнулся. — Как только я узнал вас обоих, выбор стал для меня очевиден. Вы, Колгрим, сын Колла! Ваш брат-близнец был агрессивным, незрелым и грубым невеждой. Все, чего он жаждал, — лишь власть, вино и удовольствия. Именно по этой причине ведьма Циарда решила использовать его против вас и против меня. Теперь она мертва. Ваш брат в тюрьме, вместе с вашим отцом, а вы, мой господин, в конце концов отпразднуете свой триумф.

 — Ты в этом уверен? — спросил Колгрим. — Ведь если ты окажешься не прав, Альфриг, я лишу тебя жизни без малейших колебаний, прежде чем мой рок меня настигнет.

 — Лишь благодаря своей интуиции я все еще жив, мой господин, — поклонился гном.

 — Я не самое терпеливое существо.

 — И все же вам придется набраться терпения, мой господин. Ваши старания будут вознаграждены сполна. Клянусь вам! — Альфриг настаивал, страстно убеждая своего господина. — Именно вы будете единственным триумфатором!

Вверх

Поделитесь ссылкой