Колдунья из Бельмаира

Колдунья из Бельмаира

Диллон, первый сын Лары, призван в забытый мир Бельмаир. Ему предстоит жениться на дочери короля и унаследовать трон. Синния, колдунья на далекой звезде, ученица Верховного Дракона Нидхуг, законно претендует на роль правителя своих земель, а не жены чужака, потомка некогда изгнанных из ее страны бунтовщиков. Но настоящей магии она еще только будет учиться, выйдя замуж. Ей предстоит, собрав вокруг себя сильнейших чародеев с неведомого Хетара, раскрыть тайну, несколько веков назад поставившую жителей Бельмаира на грань исчезновения.

Глава 18

 Ахура Мазда ходил взад-вперед по круглой гостиной, где собрались все его жены. На руках он держал свою дочь Джемму. Ей было всего семь дней от роду.

 — Разве моя дочь не само совершенство? — спрашивал он уже в пятидесятый раз. — Она — истинный потомок яфиров, не так ли, милая моя Джемма? Посмотрите на ее волосы. Они серебристые! Знаете ли вы, что в наши дни у девочек, рожденных от яфиров, практически не бывает серебристых волос? Ее глаза уже стали аквамариновыми. Спасибо тебе, дорогая моя Синния.

 — Меня зовут не Синния, — сказала вдруг Сапфира. — Господи, как же я устала от того, что все называют меня этим именем. Я хочу, чтобы моя дочь знала, кто на самом деле ее мать, и познакомилась с моими родными.

 Сапфира пребывала в этот день в мрачном расположении духа. Ахура Мазда оказался по отношению к ней не так щедр, как она надеялась. Сапфира ожидала, что предводитель яфиров выделит ей и ее дочери личные покои. Ей хотелось самой растить и воспитывать свою дочь, а не отдавать ее в руки какой-нибудь няни. Сапфира не желала в очереди с другими женами Ахуры ждать, пока муж окажет ей честь своим посещением. Она думала, что после рождения дочери все изменится в их отношениях и она сможет диктовать Ахуре свои условия. Но ничего такого не произошло. С самого утра Сапфиру терзали мрачные мысли. Из-за этого-то она и допустила непростительную оплошность.

 Все жены Ахуры, кроме Арлаис, с удивлением посмотрели на Сапфиру. Что касается Арлаис, то она уже давно ждала подобной вспышки. Сапфира не отличалась ни умом, ни сдержанностью. «Неужели Сапфира не понимает, что ее ценность для Ахуры состоит не только в том, что она подарила ему дочь? Не в меньшей степени льстит его самолюбию, что она сама — дочь Флерганта и бывшая жена короля Бельмаира, — думала Арлаис. — Если Ахура узнает, что она не Синния, то в его глазах она совершенно обесценится. Дочь она уже все равно родила, а воспитывать маленькую Джемму может кто угодно, любая из его жен».

 — Тебя зовут не Синния? Что ты имеешь в виду? — нахмурившись, спросил Ахура Мазда.

 — Только то, что я — не она. Да, мы с Синнией похожи как две капли воды, — издевательски рассмеявшись, проговорила Сапфира. — Оказалось, что тебя легко обвести вокруг пальца, мудрый Ахура. За все это время ты так и не понял, что я не Синния, а совсем другая женщина. Диллон у тебя из-под носа выкрал свою жену Синнию, вернул ее в Бельмаир, заменив мной, а ты ни о чем не догадался и мнил себя великим хитрецом и магом. Я — Сапфира из Бельданы, бывшая любовница короля Диллона. Я хотела стать королевой Бельмаира, но однажды утром проснулась в твоем дворце, в королевстве яфиров. Все здесь думали, что я и есть Синния. Я поняла, что все равно ничего не смогу изменить и стала откликаться на имя Синния. Тем более что ты оказался очень страстным любовником.

 Ахура Мазда передал дочь Арлаис. Прошелся вперед-назад по комнате, подошел к Сапфире и пристально посмотрел ей в глаза.

 — Значит, ты не Синния? — резко спросил он.

 — Да, я не Синния, меня зовут Сапфира, я племянница правителя Туллио, — ответила она.

 — Кто еще знал об этом? — спросил Ахура, повернувшись к своим женам. В его глазах зажегся холодный огонек злобы.

 — Арлаис обо всем догадалась, — ответила Сапфира.

 Ахура Мазда подошел к Арлаис и гневно посмотрел на нее.

 — Да, я об этом знала, — призналась Арлаис. — Но я боялась причинить тебе душевную боль, открыв правду, мой дорогой Ахура. Я так тебя люблю. К тому же ты был счастлив с этой женщиной. В постели она такая же страстная, как и ты. Кроме того, она подарила тебе прекрасную дочь. Если ты захочешь, она подарит тебе еще нескольких дочерей.

 — Король Бельмаира обманул меня, и ты ничего мне не сказала, — проговорил Ахура Мазда.

 — Конечно, он обманул тебя, — встряла Сапфира. — Ведь король Диллон обладает сильнейшим магическим даром. Он сын лесной феи и принца-тени. А ты… ты — всего лишь яфир.

 «Замолчишь ты или нет? — в ужасе думала Арлаис. — Неужели ты не понимаешь, чем может кончиться твоя глупая болтовня?»

 Ахура Мазда резко развернулся и посмотрел в глаза Сапфиры, схватил ее за волосы, тряхнул, рывком поставил на колени и дал пощечину.

 — Молчать, бельмаирская шлюха! — закричал Ахура. — Я не убил тебя на месте только благодаря твоей дочери.

 Только сейчас Сапфира осознала всю безграничную глупость своего поступка. Зачем она это сделала? Обняв ноги Ахуры, она разрыдалась.

 — Не гневайся на меня за то, что я люблю тебя и хочу, чтобы ты любил меня, а не ее, — всхлипывая, жалостливо проговорила она. — Я очень тебя люблю! Я хочу, чтобы ты шептал мое имя, когда мы занимаемся любовью, а не ее. Прости меня за то, что я все это время обманывала тебя. Но вспомни, я ведь сначала говорила, что меня зовут Сапфира, а не Синния, а меня никто не желал слушать. Что мне оставалось делать? Разве я в этом виновата? А после того, как мы провели вместе ночь, мысль о том, что ты все узнаешь и отошлешь меня обратно в Бельмаир, казалась мне ужасной. Прости меня! Прошу тебя, прости меня!

 — Я мог бы привязать тебя к столбу во дворе замка и позволить любому мужчине насиловать тебя в течение недели, — проревел Ахура Мазда.

 Собравшиеся в комнате женщины побледнели, услышав эти жестокие, страшные слова Ахуры.

 — Прошу тебя, прости Сапфире все ее ошибки и не поступай с ней так жестоко, — взмолилась Арлаис.

 — Вместо этого, — продолжал Ахура, пропустив слова Арлаис мимо ушей, — я сам накажу тебя за твою ложь. И в течение трех, нет, шести месяцев я не буду заниматься с тобой любовью. И каждую ночь ты должна будешь наблюдать, как я занимаюсь любовью с одной из своих жен. А через шесть месяцев я буду приходить к тебе в спальню семь дней в неделю. И лучше бы тебе после всего этого как можно скорее забеременеть. Я окончательно прощу тебя только после того, как ты родишь мне еще одну дочь, Сапфира, моя принцесса. А теперь поцелуй мне ноги и поблагодари меня за мою доброту.

 Без каких бы то ни было колебаний она поцеловала его бархатные туфли.

 — Спасибо тебе, мой господин. Спасибо тебе! — всхлипывая, повторяла Сапфира.

 У нее перехватило дыхание от боли, когда он поднял ее с колен за волосы. Она вздрогнула, увидев злобный огонек, все еще горевший в глазах Ахуры.

 — Принеси мне честизер, Арлаис, — приказал Ахура.

 Арлаис передала младенца стоявшей рядом Волюпии, быстро вышла из комнаты и вернулась с тонким гибким прутом.

 — Подготовьте ее, — холодно проговорил Ахура.

 Арлаис вместе с Минау задрала Сапфире платье, и все время, пока Ахура методично ударял прутом по спине и ягодицам Сапфиры, они крепко держали ее. Комнату огласили крики Сапфиры. Закончив с наказанием, Ахура отбросил честизер в сторону, взял Тину за руку и вместе с ней вышел из комнаты. Дверь за ними закрылась.

 Сапфира плакала от боли и унижения.

 — Я ненавижу его! Я ненавижу его! — всхлипывая, кричала она.

 — Лучше бы ему не слышать этих твоих слов, — сказала Арлаис. — Тебе еще повезло, глупышка, что Ахура не убил тебя. Твоя истинная ценность для Ахуры была в том, что он считал тебя Синнией, женой короля, и гордился тем, что ему удалось обвести его вокруг пальца. А теперь Ахура понял, что не смог одержать победу над королем Бельмаира, и будет всеми силами искать возможность отомстить Диллону за это. Для мужчин важнее всего две вещи: чувство собственного достоинства и его плоть. Чувство собственного достоинства нашего мужа ты уязвила. Благодари бога, что его плоть все еще реагирует на тебя, и только поэтому Ахура оставил тебя в живых. Ведь любая из нас может вырастить маленькую Джемму.

 Сапфира страшно побледнела.

 — Ты должна говорить Ахуре, как сильно ты его любишь и как он хорош в постели, — посоветовала ей Минау.

 — Давай смажем твои рубцы, — сказала Арлаис. — Волюпия, отнеси Джемму к кормилице. Сегодня нам всем нужно как следует выспаться. Кто знает, что ждет нас завтра утром.

 — То же, что и обычно, — сухо проговорила Минау. — Что может измениться в нашей жизни?

 Но Минау ошибалась. На следующее утро ее разбудили яркие солнечные лучи, проникавшие в спальню сквозь оконное стекло. Удивившись, она встала с постели и подошла к окну. За окном виднелись стенки пузыря, но за их пределами были… деревья! Поля! Холмы! Минау не видела ничего подобного уже несколько столетий. Может, ей все это снится? Но Минау уже целую вечность не снилось ничего подобного. Ведь она и не надеялась больше вернуться когда-нибудь на сушу. Но сейчас, несомненно, она была не на дне моря. Минау выбежала из комнаты и столкнулась в коридоре с Арлаис и Ореей, которые тоже проснулись.

 — Что случилось? — спросила она их.

 Они только пожали плечами. Из своей спальни вышла Волюпия.

 — Что случилось? — сонным голосом задала она тот же вопрос.

 — Кто-нибудь, разыщите Сапфиру, — попросила Арлаис, и Орея бросилась на поиски девушки. Спустя несколько минут она вернулась, ведя за руку Сапфиру.

 — Где наш муж? — спросила Арлаис.

 — Он все еще в спальне с Тиной, — прозвучал ответ.

 — Приведите сюда Тину, — сказала Арлаис. — А что касается Ахуры, то не стоит его будить, если он спит.

 Орея пошла исполнять просьбу Арлаис. Когда Тина вошла, она выглядела очень измученной.

 — Ахура устал, и будет спать еще долго, — сказала им Тина. — А что случилось?

 — Покажитесь, — проговорила Арлаис.

 Ее подруги издали удивленный возглас, увидев появившихся из воздуха Синнию и Нидхуг.

 — Это — королева Бельмаира, — представила Синнию Арлаис. — А это наш Верховный Дракон. Они вам все объяснят. Но сначала королева хочет вручить нам подарки.

 — С помощью магии мы создали остров Бельбуой специально для яфиров, — начала объяснять Синния. — Те, кто хочет, может вернуться к себе на родину. Бельмаирцы и яфиры теперь один народ. После того как мы защитим вас, пузыри исчезнут под действием солнца и воздуха. Пожалуйста, встаньте в ряд.

 — От чего вы собираетесь нас защитить? — спросила Минау.

 — Вы прожили на дне моря несколько столетий. Там вы были защищены от течения времени. Если мы не защитим вас, те, кто прожили в королевстве яфиров долгое время, умрут от старости, как только исчезнет пузырь, — объяснила Синния.

 — Я хочу получить защиту первой, — сказала Арлаис.

 — Пожалуйста! Подставь мне свое левое плечо, — дала указание молодая королева.

 Арлаис послушалась Синнию и увидела, что королева Бельмаира вынула из бархатного мешочка маленькую звездочку из красного золота. Синния прижала ее к плечу Арлаис, и женщина почувствовала, как холодный металл уходит под кожу. Синния прочла заклинание:

 
Избавит вас звездный амулет
От прожитых на дне моря лет.
Не беспокойтесь, яфиров племя,
Вас не погубит жестокое время.
Станете вы постепенно стареть.
Я вам на суше не дам умереть.
Сын принца-тени и феи лесной
Это сказал, а не смертный простой.
И не разрушит никто моих чар —
Слишком силен мой магический дар.
 

 — Ну, вот и все, — сказала Синния, — теперь ты защищена от неминуемой старости и быстрой смерти. — Затем отошла от Арлаис и спросила: — Кто следующий?

 Каждая из жен Ахуры по очереди подходили к Синнии. Королева вживляла в их плечи магические амулеты и произносила заклинание Диллона. Сапфире амулет против старения не требовался. Ведь она и так была молода и прожила в королевстве яфиров очень недолго. Сапфира подошла к Синнии.

 — Мой дядя знает о том, что Диллон перехитрил Ахуру и подменил тебя мной? — спросила она.

 — Нет, — ответила Синния. — Ты хочешь, чтобы он об этом узнал?

 Сапфира ненадолго задумалась, а затем спросила:

 — Но как это повлияет на твою судьбу?

 — Точно так же, как и на твою, Сапфира, — ответила Синния. — Закон о женщинах, похищенных яфирами, король Диллон изменил. Но изменить закон — это одно, а изменить отношения людей — совсем другое. Мы обе пострадали, Сапфира. Меня, против моей воли, похитил и перенес в королевство яфиров Ахура Мазда, а тебя — король Диллон. Что нам делать теперь? Все зависит от тебя: как ты решишь, так и будет.

 Сапфира помолчала с минуту, а потом сказала:

 — Ради бельмаирцев я готова оставить все как есть. Я прожила среди яфиров некоторое время и не вижу большого различия между ними и бельмаирцами. Но бельмаирцы еще не скоро это поймут. — Лица присутствующих вытянулись от удивления. Это не ускользнуло от внимания Сапфиры. — Вижу, что вы удивлены тем, как изменился мой характер, — криво улыбнувшись, сказала она. — Обстоятельства и общество моих новых подруг, жен Ахуры, оказали на меня благотворное воздействие. К сожалению, моя бедная мать не пыталась изменить мой характер в лучшую сторону. Скорее наоборот.

 — Я должна тебя предупредить, Синния, — сказала Арлаис, — Ахура Мазда уже знает правду о том, что Диллон подменил тебя своей любовницей. Вчера Сапфира рассказала ему об этом. Я хорошо знаю своего мужа и уверена, что он не упустит случая отомстить Диллону. Теперь он будет думать только о том, как рассчитаться с королем. И не успокоится, пока не добьется своего.

 — Спасибо за предупреждение, — поблагодарила Синния. — А теперь нам с Нидхуг пора идти. Если хотите, можете составить нам компанию. У нас много работы: нам с Нидхуг нужно защитить с помощью звездных амулетов остальных обитателей замка. И не только замка, но и всех, кто живет в этом пузыре.

 — А как насчет Ахуры Мазды? — встревоженно и одновременно с надеждой спросила Арлаис, как только они вышли из гостиной вместе с Синнией и Нидхуг. — А его вы защитите магическим амулетом?

 — Это ни к чему. Твой муж и так не состарится. Ахура Мазда — чистокровный яфир, — ответила Синния. — А чистокровные представители клана яфиров, как и все магические народы, не подвержены старению. Вот почему он спокойно мог перемещаться со дна моря в Бельмаир и обратно, и с ним ничего не происходило. Чистокровных яфиров осталось очень мало. Даже в те годы, когда клан переселился на дно моря, их было немного. И потому они не постарели бы в подводном королевстве даже без магии Кронана.

 Арлаис успокоилась, приободрилась и провела дракониху и Синнию в главный зал, где собрались слуги и обитатели близлежащих поселков. Синния и Нидхуг вживили им звездные амулеты и прочитали заклинание Диллона. Многие из них не смогли сдержать слез радости, когда поняли, что опять оказались на твердой земле, в Бельмаире. Они целовали руку Синнии и вежливо кланялись Верховному Дракону. Благодарности их не было предела.

 Когда все, кто был здесь, получили магическую защиту, Арлаис вывела своих гостей из замка. Посмотрев высоко в небо, Синния произнесла:

 
Все закончено здесь. Принцы-тени, пора
Снять заклятие с этого пузыря.
 

 К невероятному удивлению Арлаис, пузырь, окружавший их в течение нескольких столетий, в тот же миг растаял и превратился в разноцветную радугу. Свежий ветер коснулся розовых щек Арлаис. Она почувствовала, что плачет от радости и никак не может остановиться. Теплый воздух нежно ласкал ее лицо.

 — Ах! — воскликнула она. — Я не думала, что когда-нибудь снова почувствую дуновение ветра. Спасибо, моя королева!

 И Арлаис почтительно поцеловала руку Синнии.

 — Я не только твоя королева, но и твоя подруга, Арлаис, не забывай об этом, — сказала Синния. — Ты была очень добра ко мне, когда я жила в королевстве яфиров. А еще ты не выдала меня, когда догадалась о том, что Диллон заменил меня Сапфирой. Ты ничего не сказала Ахуре. Теперь мы с Диллоном живем спокойно и счастливо. И я очень благодарна тебе за это.

 — Я не призналась в этом Ахуре не только ради тебя, но и для него самого, — объяснила Арлаис. — Слишком тяжело ему было бы признать свой проигрыш.

 — Я понимаю, — кивнув, сказала Синния. — Я все понимаю.

 Диллон, Калиг, Кронан и Сирило неожиданно появились перед ними, и Синния улыбнулась. Она подвела Арлаис к магической четверке и представила ее им.

 — Значит, это вы спасли яфиров, — сказала Арлаис, сделав Кронану реверанс.

 — Да, — ответил Кронан. — Это я.

 — Еще никогда в жизни я не встречала принцев-теней. Но мы наслышаны о вашем народе и вашем сильнейшем магическом даре, — робко проговорила Арлаис.

 — Какая же вы хорошенькая, Арлаис, — не удержался от комплимента Сирило.

 Нидхуг издала низкий гортанный звук, и ноздри ее побагровели.

 — Благодарю вас за комплимент, — проговорила Арлаис. — А вы дерзкий и самоуверенный мужчина. Впрочем, я слышала, что все потомки лесных фей такие.

 Калиг хмыкнул, заметив, как удивили Сирило слова Арлаис. Его еще никто не одергивал, кроме родной матери.

 — Совершенно верно, — сказала Нидхуг. — Все потомки лесных фей отличаются дерзостью и самоуверенностью.

 Арлаис сделала королю Диллону реверанс.

 — Вы действительно хотите заключить мирное соглашение между яфирами и бельмаирцами? — спросила она.

 — Да, — ответил Диллон. — И мы обязательно это сделаем, миледи. Мы станем единым народом. И не важно, когда это произойдет: сейчас или через тысячу лет. Поговорите со своим мужем и скажите, что я хочу протянуть ему руку дружбы. Объясните ему, что я не желаю ему зла, но и не потерплю, если он поднимет восстание среди яфиров или начнет войну с Бельмаиром. Передайте, что я с радостью выслушаю его, как только он будет готов к мирным переговорам.

 Диллон, Калиг, Кронан и Сирило попрощались с Арлаис и растворились в клубах ярко-голубого дыма.

 Арлаис неподвижно стояла в глубокой задумчивости. Она понимала, что Ахура Мазда должен заключить мир с королем Бельмаира. Ничего другого ему не оставалось. Юный король Бельмаира обладал куда более сильным магическим даром, чем ее муж. И он не простит Ахуре неповиновения. Арлаис прочла это в его глазах. Она повернулась и медленно пошла к замку. И там она увидела то, чего уже не было много лет. Все были беспредельно счастливы. Слуги улыбались. Мимо Арлаис прошли дети со своими нянями. Они собирались порезвиться в лучах теплого солнца. Арлаис направилась в гостиную.

 — Он уже проснулся? — спросила Арлаис.

 — Еще нет, — ответила Минау.

 Арлаис набрала в грудь побольше воздуха и вошла в спальню Тины, где, раскинувшись на кровати после бурной ночи, спал Ахура. Она тихо подошла к полукруглому окну и открыла его. Яркие лучи солнца залили комнату. В окно подул легкий ветерок, и занавески на кровати затрепетали. Арлаис села на маленький стульчик у потухшего камина и стала ждать пробуждения мужа.

 Через некоторое время он начал просыпаться. Обычно Ахура Мазда медленно приходил в себя после сна. Он лениво потянулся и вздохнул, приоткрыл глаза и окинул комнату сонным взглядом. Судя по яркому свету, заливавшему все вокруг, было уже около полудня. Солнце светило вовсю, и в комнате было непривычно тепло. Легкий ветерок, проникавший сквозь открытое окно, был напоен удивительным ароматом цветов. Еще никогда Ахура не переживал такого приятного пробуждения. Полностью оправившись от сна, он постепенно осознал всю нереальность происходящего. Яркий солнечный свет? Теплый ветерок? Аромат цветов? Коротко простонав, Ахура сел на постели и только теперь заметил сидящую у камина Арлаис.

 — Что происходит? — спросил Ахура, вскочил с кровати и подбежал к открытому окну.

 Он долго смотрел на прекрасный цветущий сад. Пели птицы. Яркие разноцветные бабочки летали повсюду. Младшие дети Ахуры бегали по покрытым гравием дорожкам с радостными криками. За ними наблюдали няни — их лица были непривычно радостными.

 — Что происходит? — повторил Ахура, повернувшись к Арлаис.

 — Мы больше не живем на дне моря, — спокойно объяснила его жена. — Оденься, и я все тебе расскажу.

 — Расскажи мне все прямо сейчас, — потребовал Ахура, но все же послушался и оделся. — Я и без тебя вижу, что мы больше не на дне моря. Я спрашиваю тебя о другом — где именно мы находимся и каким образом здесь оказались.

 — Мы на новом бельмаирском острове, который был создан специально для нас, — ответила Арлаис. — Этот прекрасный остров называется Бельбуой.

 — И ты знала, что мы здесь окажемся? — спросил Ахура.

 — Да, я говорила с королем Диллоном и королевой Синнией, — ответила Арлаис. — А еще общалась с двумя принцами-тенями — Калигом и Кронаном. Я встретилась с принцем Лесного королевства Сирило и леди Нидхуг, Верховным Драконом Бельмаира. Все они в этом участвовали.

 Ахура плотно сжал губы, глаза его потемнели от гнева.

 — Они решили отнять у меня власть, — проговорил он в бешенстве. — Да как они посмели?! Значит, они переместили нас сюда? Но зачем?! Бельмаирцы всегда презирали яфиров. Может, бельмаирцы поместили нас сюда, чтобы убить? Почему ты ничего не сказала мне, Арлаис, раз обо всем этом знала?! Ты, моя любимая жена. Женщина, которой я доверял больше всех. Почему ты предала меня?

 — Я не предавала тебя, Ахура, — ответила Арлаис. — Твои жестокие и несправедливые слова разбивают мне сердце. Король Напир приказал яфирам покинуть Бельмаир несколько веков назад. Тот король давно уже умер. Как и все другие его косные и недальновидные последователи. Король Диллон, который теперь правит Бельмаиром, прибыл сюда из другого мира. В отличие от бельмаирцев он относится к яфирам без предубеждения. Король Диллон хочет примирить наши народы. Почему ты отвергаешь все его попытки к примирению? Ведь вражда между яфирами и бельмаирцами осталась в далеком прошлом.

 — Я никогда не пойду на это! Мира с бельмаирцами не будет! — отрезал Ахура Мазда.

 — Я знала, что ты так ответишь. Именно поэтому мы совершили все это без твоего ведома, — грустно проговорила Арлаис. — Большинство нынешних яфиров — наполовину бельмаирцы. Сейчас практически уже не осталось подобных тебе чистокровных яфиров. Даже твои дети наполовину бельмаирцы. Ведь их матери родом из Бельмаира. Если ты читал историю яфиров, то должен знать, что ваш клан скитался по разным мирам до того, как обосноваться в Бельмаире. Яфиров изгоняли отовсюду.

 — Да, но в конце концов нам удалось обрести покой и безопасность на дне моря, — сказал Ахура Мазда. — Ведь это я создал мир под водой и все эти годы обеспечивал безопасность яфиров. А теперь из-за тебя мы опять находимся на грани изгнания и гибели.

 — Королевство под водой создал не ты, — спокойно возразила ему Арлаис. — Это сделал принц-тень по имени Кронан. Он пожалел яфиров и образовал мир под водой с помощью своей магии. Ты отказывался создать новые пузыри, когда население нашего королевства выросло, потому что попросту не мог этого сделать. Не мог ты создать и новые пастбища для наших бедных животных, и поля, которые яфиры могли бы обрабатывать.

 — Да как ты смеешь так говорить?! — грозно вскричал Ахура.

 — Я просто говорю тебе правду, вот и все, — парировала Арлаис.

 — Еще никогда ты не была со мной так неуважительна, — сказал Ахура.

 — Я объясняю это тебе не из неуважения, — сказала Арлаис. — Я просто говорю тебе правду. И я скажу еще больше. Яфиры устали жить в мрачной обители на дне моря. В пузырях со спертым воздухом. А теперь нам дали возможность дышать свежим воздухом, наслаждаться солнечным светом и ароматом прекрасных цветов. Если это ты создал мир на дне моря, то отправь нас назад. Ну же, попробуй сделать это прямо сейчас. Ты просто не способен на это. Ведь магический дар яфиров очень слаб.

 Ахура ударил Арлаис по лицу. Ни слова не говоря, Арлаис вышла из комнаты.

 — Вернись, — закричал ей вслед Ахура, но она его не послушалась.

 Тогда Ахура прошел в гостиную, но она была пуста. Его жен нигде не было видно. Вернувшись в свои покои, Ахура стал размышлять над словами Арлаис. Что она имела в виду, когда говорила, будто яфиры хотят жить на суше? Ведь они были его подданными. Они должны делать только то, что он хочет. Кто настроил яфиров против него? Он этого так не оставит! Он обязательно накажет их за это, и в следующий раз яфиры дважды подумают, прежде чем идти против его власти.

 Следующие несколько дней Ахура Мазда провел в своих покоях. Он не выходил оттуда даже ночью, чтобы навестить своих жен. Они тоже ни разу не пришли к нему. Появлялись только слуги, чтобы принести ему еду и все необходимое. С их лиц не сходило выражение безграничного счастья. Как же его раздражала эта их радость! Никто из его близких не пришел узнать, все ли у него в порядке. Даже Сапфира, которой нужно было снова заработать его благосклонность. Ахура украдкой наблюдал за своими женами из окна спальни. Они полюбили сидеть в саду и разговаривать. Ахура видел, как вопреки его запрету Сапфира кормила свою дочку грудью. Серебристые волосы Джеммы на солнце отсвечивали золотом. Гнев Ахуры возрастал с каждым днем. Он чувствовал, что все больше теряет контроль над собой и совсем заблудился в новой, изменившейся действительности. Временами ему становилось страшно. Но страх его быстро утихал, уступая место ненависти к Синнии, Диллону и Верховному Дракону Бельмаира.

 Но однажды в покои Ахуры зашла Минау.

 — Три твоих старших сына хотят видеть тебя, — сообщила она.

 — А где Арлаис? — вместо ответа спросил Ахура.

 Минау пожала плечами.

 — Она не простит тебя за ту пощечину, пока ты не извинишься перед ней, — сказала она.

 — Пока я не извинюсь перед ней?! Это Арлаис должна передо мной извиниться за то, что разговаривала со мной так неуважительно! — сердито отозвался Ахура.

 Вообще-то он не хотел давать Арлаис пощечину. Это вышло само собой. И Арлаис, наверное, и сама это отлично понимала. Ведь раньше он никогда ее не бил.

 — Я говорю, что знаю и думаю, а решать тебе самому, — сказала Минау. — Сыновья ждут тебя в главном зале, мой дорогой муж. Что им передать? Ты выйдешь к ним или нет?

 Он ненадолго задумался, а потом сказал:

 — Да, я пойду поговорю с ними.

 Ахура вышел в главный зал и поприветствовал своих сыновей. Но они даже не улыбнулись ему в ответ. Они держались с ним сдержанно, холодно, и Ахура пожалел о том, что вообще пошел на эту встречу.

 — Как ты знаешь, на каждом острове Бельмаира есть свой правитель, — сразу о деле заговорил Бехруз. — Король Диллон советуется с этими правителями, когда ему нужна помощь.

 — Я не собираюсь становиться одним из лакеев короля Бельмаира! — высокомерно проговорил Ахура. — Пусть на это и не надеется.

 — Мы знаем это, отец, — спокойно сказал Сохраб. — Поэтому жители Бельбуоя, а именно так называется этот остров, выбрали другого кандидата в правители. Этот кандидат одобрен не только жителями Бельбуоя, но и самим королем Бельмаира.

 — Я предводитель яфиров, — заявил Ахура Мазда.

 — Никто этого и не отрицает, отец, — сказал Насим. — Конечно же ты — предводитель яфиров, но Бехруз теперь становится правителем острова Бельбуой.

 Ахура Мазда не мог поверить своим ушам. Его старшие сыновья взбунтовались против него! Яфиры взбунтовались против него! Теперь гнев его обрел конкретный образ. Нидхуг, Верховный Дракон Бельмаира. Это она во всем виновата. Если бы это мерзкое создание выбрало королем Бельмаира внука правителя Дренга, ничего бы этого не случилось. Никто бы не отнесся с таким значением к похищению Синнии. Никто бы не стал ее освобождать из королевства яфиров. Она осталась бы его женой, и мост между королевством яфиров и Бельмаиром некому было бы проложить. И бунт был бы невозможен. Но дракониха выбрала королем Бельмаира чужака из Хетара. И не просто чужака, а сына лесной феи и принца-тени.

 Диллон из Шуннара действительно обладает сильнейшим магическим даром. Хотя Ахура Мазда никому и никогда не признался бы в этом раньше. Но теперь он наконец осознал истинное положение вещей. Да, магический дар короля действительно был очень сильным. Гораздо сильнее, чем у него самого. Король решил свергнуть Ахуру Мазду и именно поэтому перенес яфиров на этот прекрасный остров. Бывшего вождя клана приводило в ярость то, что король Диллон смог все это сделать, а сам он нет. И что самое плохое, король и его друзья разоблачили обман Ахуры Мазды перед его народом. Они все виноваты, но наибольшая вина лежит на Нидхуг. Все нити ведут именно к ней. Ведь это она выбрала Диллона королем Бельмаира.

 — Отец! — уже несколько раз безуспешно обращался Бехруз к Ахуре, впавшему в глубокую задумчивость.

 Ахура Мазда сосредоточил взгляд на своем сыне.

 — Ты, наверное, не понимаешь, что происходит, отец? — обратился Бехруз. — Твоя власть ни в коей мере не ослабла. Яфиры все так же уважают тебя. Для них ты остался вождем. Я всего лишь связующее звено между королем Бельмаира и островом Бельбуой.

 — Ты останешься жить в этом замке со своими женами, нашими братьями и сестрой, — сказал Сохраб.

 — Все изменилось, — мрачно проговорил Ахура. — Моя власть ослабла. Бельмаирцы разоблачили мой обман. Как я могу быть предводителем яфиров, не обладая, по существу, никакой властью?

 — Но ты никогда и не обладал настоящей властью, отец, — с невинным видом возразил Насим. — Той властью, которой обладают принцы-тени или король Диллон.

 Ахура Мазда с ненавистью уставился на своего сына.

 — У тебя такой же злой и дерзкий язык, как у твоей матери, — проворчал он. — Ты прав: мой магический дар слаб, Насим. Но он у меня все-таки есть. И я все еще могу перемещаться куда и когда захочу с помощью магии. Кроме того, я знаю несколько простых заклинаний.

 — Отец, король хочет заключить с тобой мир, — сказал Бехруз. — Он с самого начала своего правления был добр и честен по отношению к яфирам. Король сказал, что мы должны стать одним народом. И мы тоже этого хотим.

 — Значит, вы такие же болваны, как и этот ваш король! — вскричал Ахура Мазда. — Если бельмаирцы хотели заключить с нами мир, зачем же тогда они создали этот остров и поселили нас здесь? Бельмаирцы никогда не примут нас. Они поселили нас здесь только для того, чтобы наблюдать за нами. Интересно, как им удалось узнать, где мы прячемся? Конечно же наше убежище разыскал король с помощью своего магического дара.

 — Нет, — ответил Бехруз. — Нам рассказали, что наше убежище обнаружили мерфолки.

 — Агенор! — злобно прошипел Ахура. — А я-то думал, что этот рыбохвостый дьявол забыл о нашем существовании.

 — Что касается твоего вопроса о том, почему король Диллон и его друзья создали для нас этот остров, то это из-за правителя Дренга. Вот ни он, ни его народ никогда не примет нас. А правитель Белии Албан и его народ ничего не имеют против яфиров, они согласны, чтобы мы поселились у них в Белии. И правитель Туллио тоже может нас принять. Особенно если он узнает всю правду о Сапфире. Кстати, мы теперь связаны с Бельданой кровными узами. Ведь малышка Джемма — наша сестра и дочь племянницы Туллио. А те яфиры, которые должны были поселиться на Бельтране, острове, которым правит Дренг, станут жить здесь, — сказал Бехруз.

 — Неужели вы хотите выставить меня на посмешище, рассказав всем, как обвел меня вокруг пальца этот хитрец Диллон, когда заменил свою жену в моем дворце Сапфирой?! — проревел Ахура. — Гости короля, которые присутствовали на его свадьбе, обязательно вспомнят, как я хотел уязвить Диллона и привел во дворец беременную Сапфиру. Я-то думал, что это Синния, жена короля. Все бельмаирцы будут смеяться до слез, когда узнают об этом. И репутация короля Диллона только вырастет в их глазах. Подумать только! Ничего бы этого не случилось, если бы эта проклятая дракониха не избрала Диллона королем Бельмаира. Все сходится на ней. Если бы не она, яфиры до сих пор жили бы на дне моря.

 — Не важно, благодаря кому мы здесь очутились, отец. Мы все равно ничего не сможем изменить, — сказал Бехруз. — Главное, что твой народ доволен всеми этими изменениями. Яфиры счастливы. Когда мы проходили по дворцовому саду, мы видели, как там весело резвятся наши младшие братья. Мы еще никогда не слышали таких счастливых возгласов. Бельбуой — прекрасное место. И это наш остров. Прошу тебя, заключи с королем Диллоном мир.

 — Никогда! — прокричал Ахура. — А теперь пошли вон, вероломные сыновья. И не возвращайтесь. Я не хочу больше вас видеть!

 Братья ничего не ответили Ахуре. Они вежливо поклонились отцу и покинули главный зал дворца. Весь остаток дня Ахура Мазда сидел у камина в глубокой задумчивости и пил вино. Слуги накрыли стол к ужину. Ахура заметил, что Арлаис нет. Но ничего не сказал. Сегодня ночью была очередь Арлаис его ублажать. Воспоминания о ее гневе после того, как он дал ей пощечину, невероятно возбуждали Ахуру. Он был бы не прочь взять ее сегодня силой, грубо и беспощадно. При мысли об этом Ахура сладострастно улыбнулся. Он мог бы наказать Арлаис за ее дерзкие слова ночью жестоких плотских утех. Думая об этом, Ахура еще больше возбудился. Он подошел к Сапфире и шепнул ей на ухо, чтобы она под столом утолила его желания. Она лучше всех его жен умела удовлетворять мужчин нежной игрой языка. Пока Сапфира его ласкала, Ахура вздыхал от наслаждения и потягивал вино.

 После ужина Ахура Мазда вошел в спальню Арлаис, но она была пуста. Тогда он позвал Минау, ее лучшую по другу.

 — Где Арлаис? — спросил ее Ахура.

 — Она ушла, мой повелитель, — спокойно ответила Минау.

 — Ушла? — Ахура удивленно и недоверчиво на нее посмотрел — он никак не ожидал такого ответа. — Но куда она могла уйти?

 — Арлаис ушла со своими сыновьями, мой повелитель, — ответила Минау.

 — Пошла вон! — в гневе вскричал Ахура.

 И как только Минау покинула комнату, закрыл дверь и без сил опустился на кровать. Значит, Арлаис ушла. Просто ушла. Бросила его, не сказав на прощание ни слова. Он не мог в это поверить. Ахура подошел к ее платяному шкафу, открыл дверцы и заглянул внутрь. Шкаф был пуст. Он опять сел на кровать. Ахура был просто потрясен. Она ушла. Просто ушла. Навсегда. Арлаис, его любимая жена. Ахура вспомнил тот счастливый день, когда она появилась в его доме. Он похитил ее прямо из-под венца — она должна была выйти замуж за правителя Белии. Как же Арлаис сопротивлялась его ласкам! Но в конце концов он добился своего, и она отдалась ему. И полюбила. Ахура не мог с уверенностью сказать, любят ли его другие жены. А с Арлаис все было по-другому. Он точно знал, что Арлаис по-настоящему любила его. И он тоже любил ее. Любил до такой степени, что долгое время не хотел похищать из Бельмаира вторую жену. Он тянул до тех пор, пока Арлаис не родила ему троих сыновей, и стало понятно, что дочь подарить она ему не сможет. И как она могла покинуть его, не сказав на прощание ни слова? Ахура не знал, сможет ли он когда-нибудь простить Арлаис. Но в одном был уверен: просить ее вернуться назад он не станет. Это ниже его достоинства. Пусть живет как хочет, без него, без любви. А у него есть и другие жены. А если захочет, он может взять себе еще одну жену. Хотя нет, сейчас уже не может. Бельмаирки надежно защищены магическим заклинанием от яфиров.

 «И в этом тоже виновата дракониха», — мрачно подумал Ахура Мазда. Все сходится на этом мерзком создании, которое они называют Нидхуг. О, как же он ее ненавидит! Ахура Мазда все бы отдал, чтобы убить ее. Но он не может этого сделать — дракониха гораздо сильнее его. Интересно, есть ли у нее наследник? Ахура Мазда знал, что драконы выводят потомство за несколько столетий до собственной смерти. А потом они начинают обучать их. Скорее всего, дракониха еще не вывела потомство. Но наверняка уже отложила яйцо и спрятала его где-то в Бельмаире. Да, она точно должна была отложить яйцо. Ахура готов был в этом поклясться.

 Теперь Ахура ни о чем не мог думать, кроме этого яйца. Целыми днями он бродил по Бельмаиру и искал место, где дракониха могла его спрятать.

 Яфиры вели спокойную и счастливую жизнь на острове Бельбуой. Поля их давали щедрый урожай, стада увеличивались. Через год после того, как они поселились на Бельбуое, в их маленькую гавань зашел торговый корабль. Гавань эта прилегала к небольшому приморскому городку, выстроенному яфирами совсем недавно. Этот город назывался Яфири. Сначала капитан и его экипаж вели себя очень настороженно. Но, когда они увидели, что на острове Бельбуой живет обычный, простой народ, такой же, как и они сами, их недоверие рассеялось. Вскоре яфиры стали продавать бельмаирцам кожи, в обработке которых они были настоящими мастерами.

 Правитель Албан посетил Бельбуой. Он пригласил всех яфиров, особенно тех, кто имел белийские корни, переселиться в Белию. Правитель Бехруз и его мать леди Арлаис радостно приветствовали Албана. Обе стороны были удивлены тем, как они похожи друг на друга. Уроженцы Белии с удовольствием вернулись на свою родину. К их удивлению, родные радостно приняли их.

 Правителя Туллио невероятно впечатлили и удивили доброта и благородство Албана и его народа. И тогда Туллио тоже решил посетить остров Бельбуой. Как и все бельмаирцы, он был поражен, когда увидел, что яфиры практически ничем не отличаются от них. Туллио стало стыдно, когда он вспомнил, с каким презрением относился раньше к яфирам. Как оказалось, они совершенно не заслуживали этого. Раскаявшись в своих предрассудках, он разрешил всем желающим вернуться в Бельдану.

 — В моих землях очень много одиноких молодых людей, мечтающих о женитьбе, — сказал он Бехрузу.

 — Вот и хорошо. Теперь их мечта осуществится, они могут жениться на девушках из нашего клана. Таким образом, население обоих народов существенно увеличится уже в ближайшее десятилетие, — ответил Бехруз.

 Мысль Бехруза о смешанных браках показалась Туллио очень мудрой.

 — Мы построим дом для женщин, — с воодушевлением сказал Туллио, — где они могут вступать в любовную связь с разными мужчинами, пока не забеременеют. Как только ребенок подрастет и его можно будет отнять от груди, молодая женщина опять сможет вернуться в этот дом.

 — Да, это хорошая идея. Во всяком случае, на первых порах. Надеюсь, настанет время, когда наши народы смогут обходиться без таких кардинальных мер, — сказал Бехруз.

 Во время своего посещения острова Бельбуой Туллио узнал от Бехруза историю о том, как король Диллон обменял Синнию на Сапфиру в королевстве яфиров. Сапфира беспокоилась, разрешит ли ей когда-нибудь ее дядя Туллио вернуться в его замок в Бельдане. Но страхи ее оказались напрасны. Когда Сапфира и Туллио встретились, он нежно обнял единственную дочь своей покойной сестры и сказал, что обязательно примет ее к себе, как только она захочет. А когда увидел свою внучатую племянницу Джемму, на глаза его навернулись слезы. Девочка была очень похожа на его покойную сестру.

 И только правитель Дренг из Бельтрана оставался непреклонен. Он не желал признавать, что яфиры такой же народ, как и бельмаирцы. Он и слышать ничего не хотел о своей внучке, похищенной когда-то яфирами. Но хотя правитель Дренг просто не мог изменить своего отношения к яфирам, его народ не был столь категорично настроен. Поэтому Синния и Диллон надеялись, что в ближайшем будущем жители Бельтрана посетят Бельбуой и увидят, что нынешние яфиры такие же, как они сами.

 Короля и королеву радовало, что бельмаирцы так легко приняли яфиров. Их друзья-маги вернулись домой. Калиг отправился в Шуннар, а Кронан — в башню в северном крыле замка, ставшую для него родной. Сирило возвратился в Лесное королевство своей матери, но очень часто навещал дракониху. Нидхуг стала самым счастливым драконом, какого когда-либо знала история Бельмаира. У них с Сирило было полное взаимопонимание, а их ночи любви столь бурными, что, когда Сирило ненадолго возвращался в Лесное королевство к своей матери, Нидхуг больше не печалилась, потому что могла спокойно отоспаться. В Бельмаире теперь царили мир и спокойствие, и постоянная защита больше не требовалась.

 Но однажды ночью Нидхуг проснулась от ощущения неясной опасности. Сердце бешено колотилось в груди. Еще никогда она не испытывала такой тревоги. Некоторое время она затаив дыхание неподвижно лежала в постели, прислушиваясь к ночной тишине. Наконец она услышала чей-то ликующий крик. Дракониха поднялась с постели и подошла к окну. Все было тихо, но Нидхуг заметила неясный силуэт в саду. Кто-то шел к ее замку, освещая себе путь фонарем.

 — Кто здесь? — с тревогой спросила Нидхуг, приоткрыв оконную створку.

 — Это я, Синния, — послышалось в ответ.

 — Подожди, я сейчас спущусь, — сказала Нидхуг и поспешно вышла из спальни.

 Тэви как раз открывал Синнии дверь, когда дракониха сошла с лестницы.

 — Ты разве еще не спишь? — спросила его Нидхуг.

 — Я спал, госпожа, но меня что-то разбудило, — ответил он. — Не знаю, что это было.

 Когда Синния вошла в зал, Тэви взял у нее из рук фонарь.

 — Я проснулась от ужасного чувства надвигающейся опасности, — взволнованно проговорила Синния. — Мне кажется, что-то случилось.

 При этих словах Синнии у Нидхуг сердце сжалось от страшной тревоги.

 — Мне нужно отправиться в Белию, — сказала она наконец.

 — Я полечу туда вместе с тобой, — тоном не допускающим возражений проговорила Синния.

 Вместе они выбежали из замка, и Нидхуг посадила Синнию себе на спину. Юная королева удобно устроилась в кармашке на спине драконихи. Нидхуг приняла свой истинный размер, расправила огромные золотистые крылья и полетела в Белию. С помощью магии Нидхуг удалось долететь до этого острова очень быстро — всего за несколько минут. У входа в пещеру, где хранилось ее яйцо, Нидхуг заметила Ахуру Мазду. В руках он держал яйцо. Нидхуг обуял гнев.

 — А у тебя, оказывается, развит материнский инстинкт, Верховный Дракон, — сказал Ахура, злобно рассмеявшись. — Но скоро тебе не о ком будет беспокоиться и не к кому испытывать материнскую нежность. — Он опять злобно расхохотался.

 Нидхуг от ужаса потеряла дар речи. Что он задумал, этот подлый яфир? Только бы он не навредил ее потомку!

 Синния выскочила из кармашка на спине драконихи и возмущенно прокричала Ахуре:

 — Почему ты затаил такую злобу на Верховного Дракона Бельмаира?! Что она тебе сделала плохого?! Нидхуг — добрейшее создание, которое защищает нас всех.

 — Что она мне сделала?! — воскликнул Ахура Мазда. — Что она мне сделала?! — повторил он, и его аквамариновые глаза побелели от гнева. Синния не понимала, почему он пришел в такую ярость. — Подумай сама! Верховный Дракон выбирает королей Бельмаира, не так ли? И что она сделала, когда твой отец умер? Она выбрала чужака из Хетара. Он стал королем и твоим мужем. А ты принадлежала мне. Я оставил на твоем теле знак, как только ты родилась. А этот чужак из Хетара оказался еще и очень сильным магом. Вместе со своими сообщниками он разыскал убежище яфиров, опозорил и лишил меня всего. Ничего бы этого не случилось, если бы дракониха избрала королем кого-нибудь из бельмаирцев. Даже мои сыновья восстали против меня. Арлаис, моя любимая жена, ушла от меня. Из-за Нидхуг я потерял все, что я так любил!

 — В твоих бедах виновато время, а совсем не Верховный Дракон. Настал момент, когда все нужно было менять. Пузыри в твоем королевстве давно уже были переполнены, и твой народ устал жить на морском дне вдали от солнечного света, — напомнила ему Синния. — Мой муж предложил тебе заключить мир, а ты отказался. Он создал для тебя и твоего народа прекрасный остров. Король разрешил всем желающим поселиться в других областях Бельмаира. Он не причинил тебе никакого зла. Если бы не дальновидность Диллона, бельмаирцы и яфиры исчезли бы с лица земли через несколько столетий. Неужели ты этого не понимаешь? А что касается Арлаис, то если она покинула тебя, значит, ты сам виноват. Ведь она так тебя любила! И если твои сыновья предпочли жизнь на суше мрачному существованию на дне моря, то это их право. Они уже взрослые. Яфиры все равно не смогли бы продолжать существование на морском дне. Принц-тень Кронан, который их создал, уже очень стар и не в состоянии больше поддерживать жизнь внутри пузырей. Если бы мой муж желал яфирам зла, он бы позволил вашим пузырям разрушиться. И ты и твой народ погибли бы в морской пучине. Но он позаботился о вас. За все это ты в вечном долгу перед ним, его друзьями-магами и Нидхуг. Если бы она не избрала Диллона королем Бельмаира, кто знает, что бы случилось с яфирами и с бельмаирцами.

 — Хочешь, я расскажу, что бы случилось, если бы дракониха не сделала Диллона королем Бельмаира? — в бешенстве проговорил Ахура. — Яфиры вышли бы на поверхность и захватили Бельмаир.

 — Ты хочешь сказать, что умеешь останавливать время? — язвительно спросила Синния. — Неужели ты забыл, что вы не старели все это время только благодаря тому, что были окружены пузырями? И как бы ты переселил яфиров на сушу? Если бы ты переселился в Бельмаир со своим народом, большинство из них умерли ли бы от старости уже через несколько лет. И «Книга о том, как остановить время» тебе бы не помогла. Ты все равно никогда не смог бы осуществить то, что задумал, Ахура Мазда.

 — Но я же не старел, когда путешествовал из королевства яфиров в Бельмаир и обратно, — возразил Ахура Мазда.

 — Только потому, что ты — чистокровный яфир. А чистокровные яфиры не подвержены старению, — принялась объяснять ему Синния. — Но большинство современных яфиров наполовину бельмаирцы. Если бы ты когда-нибудь решился осуществить свой план, твой народ погиб бы.

 — Хватит сбивать меня с толку и отвлекать этими разговорами! — закричал Ахура. — Эта проклятая дракониха разрушила мой мир! А теперь, Нидхуг, я разрушу твой мир!

 Размахнувшись, Ахура Мазда изо всех сил ударил яйцо о скалу. Оно разлетелось на кусочки.

 — Ну вот и все! — ликующе вскричал Ахура. Он был вне себя от восторга. — У тебя не будет наследников. И после твоей смерти никто не сможет больше вредить окружающим, как это делаешь ты!

 Его хохот эхом отдавался в высоких горных вершинах. А в следующее мгновение произошло нечто невероятное. Синния не могла поверить своим глазам. Со страшным ревом Нидхуг бросилась на Ахуру Мазду и откусила ему голову. Королева отчетливо услышала, как череп Ахуры хрустит на зубах драконихи, превращая голову бывшего вождя яфиров в кровавую массу. Нидхуг взлетела, держа в руках обезглавленное тело своего врага, бросила останки Ахуры в море и выплюнула туда же то, что осталось от его головы. Потом она вернулась к выступу, на котором ее ждала Синния, и безутешно заплакала. Огромные слезы текли по ее лицу и стекали в горные ущелья. Реки Белии начали разливаться от слез Нидхуг. Тело ее сотрясалось от горя. Нидхуг не отрываясь смотрела на осколки скорлупы — все, что осталось от ее наследника.

 Синния тоже плакала — ей было очень жаль дракониху. Но, в отличие от Нидхуг, она смогла сохранить рассудок и осознать, что случилось.

 — Нидхуг, пожалуйста, успокойся, — взмолилась она. — Или хотя бы прими размеры поменьше. Ты затопишь весь Бельмаир.

 — Мой ребенок! Мой ребенок! — всхлипывая, повторяла дракониха. Но она послушалась Синнию — уменьшилась в размерах, а потом заплакала еще горше.

 Они оставались на уступе скалы всю ночь. Дракониха безутешно плакала и никак не могла остановиться. Синния пыталась устроиться поудобнее, насколько это было возможно на каменном уступе скалы. Взошло солнце. Синния мысленно обратилась к мужу: «Диллон! Забери меня домой».

 — Я ненадолго тебя покину, — обратилась она к Нидхуг. — Я скоро вернусь.

 Подняв на Синнию ввалившиеся от горя глаза, дракониха кивнула. Королева растворилась в рассветных лучах солнца, а Нидхуг все так же продолжала плакать.

 — Где ты была? — обратился к Синнии Диллон, когда она появилась в их спальне. — Я проснулся и увидел, что тебя нет. А потом услышал, как ты зовешь меня.

 Синния рассказала ему о том, что случилось.

 — Сегодня ночью мы с Нидхуг проснулись одновременно от тревоги, ведь у нас очень тесная связь. О, Диллон, она просто обезумела от горя. Ее сердце разбито. Я боюсь, что она не переживет этой трагедии. Ахура Мазда поступил с Нидхуг очень жестоко, и я рада, что она его убила. Но я никогда не думала, что дракониха способна на такое. Как нам облегчить ее горе?

 — Сирило, дядя, приди ко мне. Приди ко мне сквозь трещину в стене! — произнес Диллон вслух заклинание.

 — Зачем ты вызвал меня так рано, племянник? — спросил принц Лесного королевства Сирило, показавшись в спальне. — О, Синния тоже здесь! Неужели ты хочешь, чтобы я к вам присоединился? Вот уж никогда не думал, Диллон, что ты согласишься делить красотку Синнию со мной.

 И Сирило шутливо ему подмигнул.

 — Думаешь, я позвал тебя за этим? Не дождешься! — ухмыльнувшись, проговорил Диллон. Но тут же лицо его приняло серьезное выражение. — Нидхуг пережила страшную трагедию. Расскажи ему, Синния.

 И Синния опять повторила свой рассказ. Дослушав ее историю до конца, Сирило страшно побледнел. А потом сказал лишь одну фразу:

 — Я немедленно отправляюсь к ней.

 Сирило выбежал на балкон и превратился в прекрасного золотисто-голубого дракона. Расправив свои золотисто-серебристые крылья, он взмыл в утреннее небо и через мгновение пропал из виду.

 Когда Сирило достиг пещеры в Белии, он увидел, что Нидхуг сидит на ее пороге и безутешно плачет. Дракониха посерела от горя, и холодное сердце Сирило сжалось от боли. Он подошел к своей возлюбленной и нежно коснулся ее лапой.

 — Нидхуг, — проговорил он. — Я здесь.

 Она подняла на него полные слез глаза.

 — Сирило! О, Сирило, мое сердце разбито. Мой ребенок! Мой ребенок погиб! — всхлипывая, проговорила она.

 Сирило прижал ее к себе.

 — Я не могу вынести твоего горя, любовь моя, — проговорил он. — Я ничего не смогу изменить, Нидхуг, но могу сделать тебя снова счастливой.

 — Как? — всхлипнув, спросила Нидхуг и теснее прижалась к его груди, покрытой золотисто-голубыми чешуйками.

 — Я мог бы подарить тебе еще одно дитя, если ты не возражаешь, — нежно проговорил Сирило.

 — Но феи дарят детей только тем, кого по-настоящему любят, — прошептала Нидхуг.

Вверх

Поделитесь ссылкой