Своенравная наследница

Своенравная наследница

Решительная и своенравная леди Элизабет Мередит Болтон не побоялась попасть в немилость к жестокому королю и посмела отказаться от выгодного брака. Сердце Элизабет принадлежит гордому шотландцу Бэну Макколу — ее верному и страстному возлюбленному. Но что несет с собой эта любовь — гибель или счастье?..

Бертрис Смолл
 
Своенравная наследница

 Перевод: Т.А. Перцевой

Бертрис Смолл
 
Своенравная наследница
 
Пролог

 Фрайарсгейт

 Зима 1530 года

 

 — Ты едешь ко двору, — сказала своей дочери Розамунда Хепберн Болтон тоном, не допускающим возражений.

 — Ни за что, — ответила Элизабет Мередит тоном, который, как было известно всем, не сулил добра собеседникам.

 — Тебе нужен муж, Элизабет, — с легким раздражением напомнила Розамунда.

 Этот разговор назревал давно, хотя и постоянно откладывался.

 — Зачем? — взорвалась Элизабет. — Разве я не доказала, что вполне способна управлять Фрайарсгейтом? Муж не захочет признавать моей власти, а такого я не допущу. Фрайарсгейт мой, и так было с того дня, когда мне исполнилось четырнадцать.

 — Это было почти восемь лет назад, — возразила Розамунда. — Через несколько месяцев тебе исполнится двадцать два года, необходимо найти тебе мужа, пока не станет слишком поздно… если уже не слишком поздно.

 — Зачем? — повторила Элизабет, и на этот раз в ее зеленовато-карих глазах блеснул гнев.

 — Ты превосходно управляешь Фрайарсгейтом. Лучшей леди поместье еще не знало, — ответила Розамунда. — Ты даже лучшая хозяйка, чем я. Но когда-нибудь ты уйдешь навсегда, и кто тогда примет Фрайарсгейт, если у тебя не останется наследников и наследниц? Будь благоразумна, Элизабет. Ты должна выйти замуж и родить детей.

 — У Бэнон и Невилла есть дети. У Филиппы и ее графа есть дети. Я оставлю поместье, кому сочту нужным, — отрезала Элизабет.

 — У Бэнон всего один сын, который когда-нибудь унаследует Оттерли. Твой Фрайарсгейт ему ни к чему. Что же до сыновей Филиппы… Старший получит титул графа. Средний — паж в доме Норфолков. Младшему предназначено место при дворе принцессы Марии. А малыш когда-нибудь станет прекрасной партией для Мэри Роуз. Мои внуки по линии Сен-Клеров — дети Филиппы, — как и их родители, рождены для жизни при дворе. У тебя нет выбора, Элизабет. Придется выйти замуж.

 Элизабет Мередит тяжело вздохнула.

 — Может быть, есть в округе молодой человек, который бы тебе нравился? — мягко спросила Розамунда. — Если есть, так и скажи: я сделаю все, чтобы договориться о свадьбе. Я хочу тебе счастья, дочь моя. Твои сестры вышли замуж по любви. Я мечтаю о том же и для тебя.

 Она крепко сжала руку дочери. Из троих ее детей Элизабет больше всех походила на отца, со своими мягкими светлыми волосами и зеленовато-карими глазами. При взгляде на нее Розамунда неизменно вспоминала Оуэна. И хотя тот не считался таким уж красавцем, их младшая дочь была поистине неотразима. По крайней мере в тот момент, когда ее лицо не пылало гневом.

 — Да я же никого не знаю, мама. Фрайарсгейт — уединенное поместье. И очень большое. У меня нет времени для встреч с соседями. Хозяйственные заботы отнимают все мое время.

 — В таком случае тебе придется ехать ко двору и искать мужа, — решительно проговорила Розамунда. — Ничего не поделаешь. Ты слишком взрослая, чтобы стать фрейлиной, да и ничему не обучена. Не знаешь дворцового этикета. Жить тебе придется с Филиппой и Криспином. В мае они на месяц прибывают ко двору и смогут ввести тебя в общество. Май — прекрасное время для жизни при дворе. Я хорошо это помню.

 — Раны Господни! — тихо выругалась Элизабет. — Ты заставишь меня жить у Филиппы? Знаешь ведь, что мы не ладим! Она так задирает нос, что можно подумать, будто родилась от семени герцога, а не простого валлийского рыцаря! Она всегда пробуждает во мне самое худшее. Я стараюсь держать себя в руках и не позволять ей вывести меня из равновесия, но стоит пробыть в ее обществе всего несколько минут, и я готова ее удушить! Трудно поверить, что мы родные сестры и что у нас один отец и одна мать! — воскликнула Элизабет, покачивая головой.

 — Но у меня нет другого выбора, кроме как послать тебя к Филиппе, — не сдавалась Розамунда.

 — Не заставляй меня уезжать, мама! — взмолилась дочь.

 — Ах, Бесси, — со смехом воскликнула Розамунда, — что мне с тобой делать?!

 Бесси. Так ее звали в детстве. Но теперь Элизабет лишь очень немногим позволяла обращаться к себе таким образом. Детское глупое имя, вовсе не подходящее для наследницы Фрайарсгейта. Теперь она — Элизабет Джулия Анна Мередит.

 — Если уж ты заставляешь меня ехать ко двору, почему бы тогда не попросить дядюшку Томаса принять меня, как он принял Филиппу и Бэнон? В Лондоне у него дом, а в Гринвиче — второй Он и Уилл еще в Двенадцатую ночь [1] поговаривали о том, чтобы бежать на юг. Похоже, шумное семейство Бэнон действует ему на нервы. И прошло уже не менее трех лет со времени его последнего визита ко двору.

 — Он поклялся никогда больше туда не ездить, — напомнила Розамунда.

 — Дядюшка Томас всегда так говорит, когда возвращается домой. Но проходит несколько лет, и он снова начинает мечтать о волнующей жизни при дворе, о красочных нарядах, веселье и восхитительных сплетнях, которые можно там услышать. И не забудь про его лондонского портного. Он всегда возвращается с великолепным гардеробом, которым ослепляет и шокирует местное дворянство.

 — Не знаю… — медленно протянула Розамунда.

 — Пожалуйста, мама! Конечно, весна — самое неподходящее время для отъезда, но я поеду без возражений, если дядюшка Томас будет меня сопровождать и возьмет к себе в дом. К Филиппе я ни за что не поеду!

 — Поедешь, если я прикажу, — бросила Розамунда.

 Довольно спокойный разговор снова превращался в битву характеров.

 — И как ты меня заставишь? — вызывающе проговорила Элизабет. — Велишь связать, как овцу, и доставить в Брайарвуд, к Филиппе? А что потом? Если Филиппа притащит мне завидных женихов, я начну рыгать, пукать, пущу в ход шотландский выговор, и они, сами от меня отшатнутся. Сомневаюсь, что она сумеет выдержать меня целый месяц. Скорее всего немедленно отошлет домой. А ты помнишь, она отказалась от Фрайарсгейта потому, что ни один придворный джентльмен не согласился бы взять в приданое за женой поместье в Камбрии! Почему ты думаешь, что мой жених поступит иначе? А я не расстанусь с Фрайарсгейтом, мама…

 Розамунда свирепо уставилась на дочь. Она нисколько не сомневалась, что Элизабет исполнит свою угрозу, если ее насильно отослать к Филиппе. Другое дело, если лорд Кембридж представит свою юную родственницу ко двору. Тогда есть шанс, что Элизабет получит мужа, который придется по нраву всей семье. Конечно, Филиппа и Криспин тоже могут представить Элизабет ко двору, но Томас Болтон, кроме того, станет ее опекуном, советником и защитником. Точно таким, каким был когда-то для нее.

 Розамунда задумалась.

 — Ладно, я попрошу Тома, — сдалась она. — Но поклянись, Элизабет, что во всем будешь слушаться его советов и подчиняться им. Он уже немолод, и, если согласится принять тебя, не смей позорить его или раздражать своим непослушанием.

 — Мы всегдахорошо ладили с дядюшкой Томасом, мама, пусть даже его любимицей всегда была Бэнон. Я была любимицей Лесли из Гленкерка. Знаешь, я до сих пор его вспоминаю.

 — Правда? — удивилась Розамунда, вставая. — Я должна вернуться к Логану и моим парнишкам. Перед отъездом напишу Тому, а Эдмунд позаботится, чтобы письмо 6 доставили в Оттерли.

 Наклонившись, она поцеловала Элизабет в щеку.

 — Мы проследим, чтобы твой будущий муж, кем бы он ни был, считался с твоей властью здесь, во Фрайарсгейте. Обещаю тебе. Ты хорошая хозяйка.

 — Поезжай, мама, — прошептала Элизабет, провожая мать в холл. — И передай Логану мой привет и добрые пожелания.

 Розамунда села за дубовый стол, вынула из корзины пергамент и. взялась за перо. Она писала, тщательно выбирая каждое слово. Писала, что слишком многого просит от своего любимого кузена, но только от него зависит будущее Элизабет. Ее младшая дочь — умная молодая женщина, но не обладает изящными манерами. Ей нужен верный союзник.

 Беда в том, что Том Болтон уже немолод и, возможно, столь тяжкая обязанность будет ему не по силам. Но с ними наверняка поедет Уильям Смайт, компаньон и секретарь ее кузена, а он куда моложе и энергичнее. Может, вместе мужчины сумеют держать в руках крайне независимую и упрямую наследницу Фрайарсгейта, а также найти для нее подходящего мужа, который не стал бы оспаривать способностей жены управлять поместьем.

 Розамунда вдруг подумала: дело вовсе не в том, что у нее мало внуков. Просто никому из них в голову не придет навсегда заточить себя во Фрайарсгейте.

Вверх

Поделитесь ссылкой