Коварство и любовь

Коварство и любовь

После скандального развода с четвертой женой, принцессой Клевской, неукротимый Генрих VIII собрался жениться на прелестной фрейлине Ниссе Уиндхем… но в результате хитрой придворной интриги был вынужден выдать ее за человека, жестоко скомпрометировавшего девушку, – лихого и бесбашенного Вариана де Уинтера. Как ни странно, повеса Вариан оказался любящим и нежным мужем, но не успела новоиспеченная леди Уинтер поверить своему счастью, как молодые супруги поневоле оказались втянуты в новое хитросплетение дворцовых интриг. И на сей раз игра нешуточная, ведь ставка в ней – ни больше ни меньше чем жизни Вариана и Ниссы… Ранее книга выходила в русском переводе под названием «Вспомни меня, любовь».

Глава 4

 Шестого января выдалось страшно морозным. Слабое солнце едва светило с небес цвета перламутра. С Темзы дул колючий ветер. К шести часам король уже проснулся, но еще с полчаса просто лежал под одеялом. Сегодня день его свадьбы, но ему ужасно хотелось, чтобы он даже не начинался. Наконец, осознав, что выбора у него нет, он вызвал своих камергеров. Они вошли в спальню, весело переговариваясь и улыбаясь, и принесли его свадебные одежды. Королю помогли встать с постели, выкупали и выбрили. Облачили в пышный наряд, в котором ему надлежало появиться на сегодняшней церемонии. Напрасные хлопоты, думал он, и глаза его были полны слез. Он еще не стар, но теперь не сможет наслаждаться прекрасной женщиной в своей постели!

 Свадебный наряд короля был великолепен. Парчовый камзол оторочен роскошным соболем и вышит серебряными цветами. Плащ из алого атласа, также богато расшит, застегивался на большие круглые алмазные пуговицы. Ворот украшен золотом. Сапоги из красной кожи были скроены по новейшей моде, с узкими закругленными носами, и стягивались на лодыжке ремешком, их украшали жемчуг и алмазы. На каждом пальце короля блестело кольцо с драгоценным камнем.

 – Ваше величество выглядит просто ослепительно! – воскликнул юный Томас Калпепер.

 Остальные придворные согласно закивали.

 – Не будь это дело государственное, – перебил король, – никакая сила не заставила бы меня делать сегодня то, что я делаю!

 – Кромвель – покойник, – тихо сказал Томас Говард, герцог Норфолкский.

 – Я бы не был так уверен, – прошептал в ответ Чарльз Брэндон, герцог Саффолк. – Старина Кромвель – хитрый лис и способен избежать гнева короля.

 – Посмотрим, – ответил герцог Норфолк и улыбнулся, что случалось с ним нечасто. Это была улыбка триумфатора.

 – Что вы там замышляете, Том? – спросил герцог Саффолк. Он знал, что Томас Говард очень дружен со Стивеном Гардинером, епископом Винчестерским. Епископ поддерживал стремление короля избавиться от влияния папы римского на церковь Англии, но был непримиримым противником доктрины, предложенной архиепископом Томасом Кранмером, которого опять-таки поддерживал Кромвель.

 – Вы меня переоцениваете, Чарльз, – ответил Норфолк, по-прежнему улыбаясь. – Я преданнейший из слуг короля и всегда им был.

 – О нет, я вас недооцениваю, Том, – возразил Саффолк. – Иногда вы меня пугаете. Ваше честолюбие бьет через край…

 – Давайте поскорее покончим с этой комедией! – рявкнул король. – Если я должен на ней жениться, то приступим к делу.

 Король в сопровождении придворных прошел через весь дворец в покои принцессы Клевской. Анна спокойно дожидалась жениха. Ей тоже не хотелось вставать с постели, и она тянула, сколько могла. Когда наконец Анну вынудили подняться, потребовались долгие уговоры, чтобы она соблаговолила выкупаться в розовой воде. Строгие правила, в которых была воспитана принцесса, утверждали, что телесная чистота – это суета и грех гордыни; но тем не менее она наслаждалась купанием.

 – Я буду купаться каждый день, – объявила она дамам. – Нисса Уиндхем, чем пахнет эта вода? Какой приятный аромат.

 – Маслом дамасской розы, ваше высочество, – ответила Нисса.

 – Мне нравится! – воскликнула принцесса, и девушки засмеялись.

 Это не было насмешкой над будущей королевой; они просто радовались, что сделали счастливой свою госпожу. Все до одной знали, что король недоволен. Лишь неведение относительно английских обычаев и слабое знание языка спасли Анну от жесточайшей обиды. Король ей нравился не больше, чем она ему; однако Анна была женщиной, и у нее была собственная гордость.

 Внесли ее свадебные одеяния, которые вызывали всеобщее восхищение. Платье из парчи было украшено цветочным узором из жемчужин. Скроенное по немецкой моде, оно было без шлейфа, зато с круглой широкой юбкой. На ноги Анне надели кожаные туфельки с едва заметным каблучком, чтобы хоть немного скрыть высокий рост, который столь неприятно поразил короля. Светлые волосы были распущены, что должно было символизировать девственность, а на голове красовалась изящная золотая диадема, инкрустированная драгоценными камнями. Золотые трилистники имитировали веточки розмарина, символ плодовитости. Матушка Леве надела на шею госпоже ожерелье из крупных алмазов в золотой оправе, а затем застегнула на ее тонкой талии алмазный поясок. В глазах почтенной женщины блестели слезы. Несколько слезинок скатились на смуглую щеку, и принцесса ласково отерла их собственной царственной рукой.

 – Ах, если бы мама могла видеть тебя, моя дорогая, – сказала матушка Леве.

 – С ней все в порядке? – спросила Ниссу леди Брауни.

 – Она грустит о том, что матери принцессы нет сейчас рядом и она не может видеть, как она выходит замуж за короля, – ответила Нисса и подумала про себя, что это хорошо, что ее здесь нет… Мать непременно увидела бы, что ее дочь внушает королю отвращение. Но, возможно, все еще изменится.

 Зашел слуга с сообщением, что король готов, и невеста вышла из своих покоев. В сопровождении графини Оверштейн и мастера-распорядителя дома Клевских Анна последовала за Генрихом и свитой его придворных в королевскую часовню, где дожидался архиепископ, готовый скрепить королевский брак. Лицо Анны было безмятежно, но в душе ее царил страх. Она не нравилась Генриху Тюдору, а он не нравился ей. Тем не менее они вступали в брак из соображений выгоды. И Анна внутренне оплакивала и короля, и себя.

 К алтарю ее повела графиня Оверштейн. Анна мало что поняла из того, что говорил архиепископ с добрым лицом. Но, когда Генрих Тюдор схватил ее руку и надел ей на палец тяжелое кольцо красного золота, Анна Клевская окончательно осознала, что в самом деле выходит замуж за короля Англии. Томас Кранмер совершал обряд, и Анна всматривалась в слова, которые были выгравированы на ее кольце: «Дар Божий, что беречь клянусь»! Это было единственное, что она могла делать, лишь бы не расхохотаться.

 Потом она осознала, что король, сжимая ей руку, буквально тащит ее в королевскую церковь. Она едва не споткнулась, пытаясь не отстать от него, и рассердилась – зачем он позорит ее в день их свадьбы?! Как бы то ни было, она теперь его жена, что бы он себе ни думал. Усилием воли Анна заставила себя успокоиться, терпеливо слушая мессу. Затем подали горячее вино с пряностями.

 Казалось, что церемониям в этот день не будет конца. После свершения брачного обряда король удалился в личные покои, чтобы снова переодеться. На сей раз он надел камзол, отделанный красным бархатом. Его уже дожидалась процессия придворных, и новобрачные повели гостей в зал, где все было готово к свадебному пиру. После полудня королева покинула праздник на то краткое время, чтобы сменить наряд. Она выбрала платье с рукавами, присобранными на локтях. Ее фрейлины также переоделись в платья, украшенные многочисленными золотыми цепочками, как было модно в немецких государствах.

 Сердце Кэт Говард переполняла благодарность к Ниссе Уиндхем. По правде говоря, у девушки не было средств, чтобы служить фрейлиной. Место дал ей дядя, герцог Томас; однако щедростью сей вельможа не отличался и предпочитал помогать, используя свое влияние, но не золото. У Кэт было мало платьев, и ей приходилось по-разному сочетать те, что имелись. И даже так она была одета хуже прочих девушек. Она, ее сестры и трое братьев были сироты. И то немногое – очень немногое! – что оставил им покойный отец, предназначалось старшему брату. Поэтому перед королевской свадьбой Кэт Говард впала в отчаяние. Как она могла позволить себе новое платье, да еще щедро отделанное золотыми цепочками? Так что подарок Ниссы Уиндхем пришелся кстати.

 – Пусть это будет подарок на Богоявление, двенадцатую ночь Рождества, Кэт, – сказала Нисса. – Мне дают денег больше, чем я могу потратить, даже если сошью еще одно платье. – Она пожала плечами. – Какой толк от золота, если им нельзя поделиться с подругами?

 – Я не могу позволить принять такой щедрый дар, – слабо протестовала Кэт Говард, и было ясно, что чувства ее противоречили словам.

 – Почему же нет? – спокойно спросила Нисса. – Неужели мне забыли сказать, что правила придворного этикета воспрещают делать подарки друзьям? Если такое правило есть, я его нарушу, потому что у меня есть подарки для вас всех!

 Другие девушки тихонько засмеялись, а леди Брауни сказала:

 – Нисса Уиндхем проявила исключительную щедрость, госпожа Говард! Вам повезло, что у вас появилась такая подруга. Разумеется, вы должны принять ее дар, иначе, боюсь, вас сочтут грубой и невоспитанной. И герцог Томас будет весьма раздосадован.

 – В таком случае, – с лукавой улыбкой ответила Кэт Говард, – я должна его принять, что и делаю с благодарностью, Нисса Уиндхем!

 Леди Брауни одобрительно кивнула.

 – Прекрасный поступок.

 – Мне нечего предложить тебе взамен, – тихо сказала Кэт Ниссе. – Но я не забываю добра, как не забываю и обиды. Придет день, когда я смогу отплатить тебе за этот щедрый дар, потому что ты по-настоящему добра ко мне. Я бедна, как церковная мышь, однако ты ни разу не дала мне почувствовать унижение, как делают гордячки Бассет. Мне еще представится возможность отблагодарить. Обещаю тебе, Нисса, что я это сделаю!

 Когда в тот день они вернулись в пиршественный зал в новых нарядах, королеву и ее фрейлин встретили громом аплодисментов. Дам и их платья просто засыпали комплиментами. Потом были танцы. Король с плохо скрытым раздражением повел Анну танцевать, но, к его величайшему удивлению, новобрачная оказалась превосходной партнершей. Уж фрейлины постарались ее обучить! Когда Генрих закружил Анну в танце и подхватил на руки, она одарила его сияющей улыбкой и засмеялась, глядя на него сверху вниз. И король вдруг решил, что, возможно, не так уж она непривлекательна, как он поначалу думал. Может быть, все образуется?

 – Нисса?

 Девушка обернулась. Сзади стояла Кэт Говард с… с ним!

 – Это мой кузен, Вариан де Уинтер, граф Марч, – представила Кэт. – Ему не с кем танцевать. И я подумала – может быть, ты проявишь сострадание к бедняге? Ведь я знаю, как ты любишь танцевать.

 Его глаза оказались зелеными. Темно-зелеными… зелеными, как воды реки Уай, когда она течет, покрытая солнечными бликами и замедляя ход на отмелях вблизи ее родного дома.

 – Мадам. – Он учтиво поклонился, глядя на нее без улыбки.

 – Сэр. – Нисса присела в реверансе, чувствуя, как вдоль спины ползут мурашки. Какой у него глубокий и мелодичный голос! Он ее просто завораживал. И при взгляде на его суровое, прекрасное лицо ее сердце пустилось вскачь.

 – Ох, Нисса, потанцуй с Варианом, – упрашивала Кэт. А потом упорхнула в поисках кавалера для себя.

 – Говорят, что вы не джентльмен, милорд. Леди Марло предупредила меня, что даже простой беседы с вами достаточно, чтобы погубить свою репутацию, – храбро начала Нисса, сумев справиться с волнением.

 – И вы этому верите? – спросил он сухо, но девушка ясно различила веселые нотки в его завораживающем голосе. Тем не менее лицо графа оставалось серьезным.

 – Я думаю, что леди Марло, которая является ближайшей подругой моей тети, просто сплетница, обожающая скандалы, – сообщила Нисса. – Однако скандал не возникает на пустом месте – там всегда есть зерно правды. Однако мы в общественном месте, в окружении толпы придворных. И я не вижу, каким образом вы можете меня скомпрометировать. Поэтому, милорд, если вы действительно просите меня на танец, я принимаю ваше приглашение. Отказ был бы неслыханной грубостью. – Она снова присела в реверансе.

 Он взял ее руку, и Нисса почувствовала, как ее пронизал жар, идущий от его крепкой ладони. Они вступили в круг танцующих, когда веселый контрданс был уже в самом разгаре. Потом последовал второй танец. Когда музыка стихла, возле них внезапно появился Оуэн Фицджеральд.

 – Дорогая Нисса, тетя хочет с тобой поговорить. – Он крепко взял ее за локоть. – С вашего позволения, милорд.

 Граф Марч поклонился, и слабая усмешка тронула его губы.

 – Разумеется, милорд, – сказал он спокойно, – если вы настаиваете. – Затем повернулся и исчез в толпе.

 – Как вы могли! – воскликнула Нисса, топнув ножкой для пущего эффекта. – Вы поставили меня в неловкое положение в присутствии всего двора!

 – Моя дорогая девочка, я нисколько не сомневаюсь, что ты сама можешь решать, как строить свою жизнь. Но твоя тетя, которую подзуживает Адела Марло, так не думает. Побереги упреки для Блисс и ее закадычной подружки.

 – Хорошо, – зловещим голосом произнесла Нисса и, вырвав руку, побежала на другой конец зала, где восседали обе почтенные кумушки.

 – Нисса! – начала Блисс, прежде чем девушка успела заговорить. – Разве тебя не предостерегли насчет этого человека? Счастье, что леди Марло вовремя заметила, что он танцует с тобой. Иначе не представляю, что могло бы случиться!

 – Ничего не могло бы случиться, – отрезала Нисса. – Как может пострадать моя репутация в зале, битком набитом людьми? А вот вы поставили меня в глупое положение. Графу Марчу меня представила его кузина, госпожа Говард, моя подруга и одна из королевских фрейлин. В подобных обстоятельствах я вряд ли могла отказать ему в танце. Вы так не считаете?

 – Мое дорогое дитя, – начала Адела Марло, – такая невинная девушка, как ты, наверное, не понимает, какой опасный человек этот лорд де Уинтер. Помни, тебя отправили ко двору, чтобы найти достойного супруга. Но ни один джентльмен из хорошей семьи не захочет взять в жены женщину сомнительной репутации. – И она улыбнулась, как ей казалось, вполне дружески, однако, по мнению Ниссы, это лишь прибавило ей высокомерия.

 – Мадам, – ответила она, и ее глаза налились гневом, – как вы смеете читать мне нотации на тему манер и морали? Вы лишь старше меня годами, а по рождению и по положению при дворе я гораздо выше вас. Будь я глупа, точно курица, каковой вы, по-видимому, меня считаете, тогда бы ваши советы имели некоторую ценность. Но я отнюдь не дурочка, и меня смертельно оскорбляет, что моя тетя попала под ваше влияние и забыла, что я дочь моей матери! И я умею вести себя в приличном обществе. Вы намекаете на какой-то скандал в прошлом лорда де Уинтера, но не сообщаете подробностей. А я думаю, что граф Марч – очень приятный джентльмен и прекрасный танцор. А что до моей репутации, то моя добродетель не вызывает сомнений. Если у вас есть другие соображения, выскажите их и не тяните. А если нет, то я покорнейше просила бы вас держать в узде ваше буйное воображение и больше не вмешиваться в мою жизнь.

 – Мы обязаны ей сказать! – драматически воздев руки, воскликнула Адела Марло, обращаясь к Блисс. – Иначе моя совесть не успокоится.

 – Что вы обязаны мне сказать? – едва скрывая усмешку, спросила Нисса.

 – Этот человек, которого вы совсем не знаете, но тем не менее продолжаете защищать, – сказала Адела, – этот человек… он известный совратитель невинных девушек! Он обольстил молодую девушку, а потом, когда она узнала, что ждет ребенка, отказался исполнить свой долг! Несчастная покончила с собой. Ну что, моя дорогая, станете его защищать и дальше?

 Нисса была шокирована и, что еще хуже, чувствовала себя обманутой. Но откуда ей было догадываться о столь ужасных вещах?

 Она по-прежнему злилась на Аделу Марло, которая теперь смотрела на нее с победным видом. На ее губах змеилась торжествующая улыбка. Ниссе очень захотелось стереть эту улыбку с ее лица.

 – Мадам, вы самая злобная сплетница, каких я только встречала! – резко воскликнула она. Ей было отрадно видеть, как Адела, не ожидавшая подобного отпора, втягивает голову в плечи.

 – Нисса! – Даже Блисс, известная своим терпеливым и выдержанным нравом, была изумлена резкостью племянницы. – Ты сию же минуту должна извиниться перед леди Марло!

 – А я думаю, что это леди Марло следует извиниться передо мной, – отрезала Нисса. – И вы тоже, тетя Блисс!

 Она развернулась на каблуках и бросилась на поиски подруг, ее сердце громко стучало в груди. Конечно, она отнюдь не была влюблена в лорда де Уинтера, потому что до сей минуты почти ничего о нем не знала. Отвратительно, однако, что тетя и леди Марло помыкают ею так, будто она несмышленое дитя. А ей уже семнадцать!

 Адела Марло пришла в себя не сразу. Губы ее побелели.

 – Это первый раз в жизни, когда со мной разговаривают в подобном тоне! – Она даже задыхалась от возмущения. – Будь девица на моем попечении, я бы высекла ее до крови, а затем отправила назад к родителям. Она совершенно отбилась от рук, и ее ждет дурной конец. Помяни мои слова, Блисс!

 – Согласна, Адела, Нисса тебе нагрубила. Но ты сама настаивала, чтобы я следила за каждым ее шагом. Однако Нисса не из таких девушек. Она умна и быстро усвоила законы придворной жизни. Она знает, что поставлено на кон, и не допустит, чтобы ее скомпрометировали. Кроме того, она любит наше новую королеву и счастлива ей служить.

 – Полагаю, ее существенное приданое перекричит любое злословие, – раздраженно ответила Адела Марло.

 

 Королю и королеве пришла пора отправиться в спальню.

 – Ночь длиною в пятнадцать часов, – ворчал Генрих. – В следующий раз, когда мне вздумается жениться на уродине, я устрою свадьбу в канун праздника середины лета – самая короткая ночь в году; не то что долгая зимняя ночь!

 – В следующий раз, когда он женится… – многозначительно прошептал Кромвелю герцог Норфолк.

 – Ночь только начинается, – ответил Кромвель. – К рассвету, милорд, король, возможно, станет счастливейшим мужчиной на земле.

 И он улыбнулся с уверенностью, которой на самом деле у него не было. Герцог улыбнулся в ответ с видом человека, сознающего свое превосходство. Томас Кромвель терзался дурными предчувствиями, и по его спине полз ледяной озноб. Что задумал герцог?

 Фрейлины помогали королеве снять свадебное облачение и бегали туда-сюда, принося одно и унося другое. Анна была женщиной высокой и с широкой костью, но у нее были стройные ноги и руки, тонкая талия маленькие груди в форме груши, которые совершенно не вязались с ее пропорциями и статью. Дамы, которые помогали ей раздеваться, лишь в отчаянии качали головами и переглядывались. На королеву надели простую ночную сорочку из белого шелка и тщательно расчесали густые белокурые волосы – они очень украшали королеву.

 Матушка Леве, старая няня королевы, зашептала Анне на родном языке:

 – Дитя мое, и что ты станешь делать с этим медведем, твоим супругом? Мы обе знаем, что ты ему не нравишься – спасибо юному Гансу, который слушает, что болтают в его присутствии глупцы, которые не обращают на него внимания, потому что он всего лишь мальчик! Знаю, что мама не рассказывала о том, что происходит между мужчиной и женщиной. Но я тебя просветила. Так попытайся его завоевать, девочка! Я так боюсь за тебя…

 – Не стоит, – заверила Анна. – Я пока не знаю, что стану делать. Все зависит от моего супруга, короля. Возможно, он станет добрее ко мне, если я дам ему предлог для аннулирования нашего брака. Уверена, если бы он нашел повод разорвать помолвку и избежать сегодняшнего бракосочетания, он бы так и сделал. Мне говорили, что король не из тех, кто готов терпеть, если кто-то идет против его воли. Мы только что поженились. У него нет причины требовать развода, однако он мечтает от меня избавиться. Если я не предоставлю ему такую причину, он, чего доброго, убьет меня! Матушка Леве, я приехала в Англию не для того, чтобы лишиться головы, но чтобы получить свободу и не терпеть скуку, которая царит в доме моего брата! – Улыбнувшись, Анна погладила руку своей верной служанки. – Молись, чтобы я приняла верное решение.

 Из передней донеслись звуки шумного веселья. Дверь спальни распахнулась. Дамы присели в реверансе. Король, в бархатном халате и ночном колпаке, с видимой неохотой вошел в спальню в сопровождении своих приближенных и архиепископа. Не говоря ни слова, король забрался на кровать и лег рядом с королевой. Архиепископ прочел молитву, чтобы брак был счастливым, а потомство – многочисленным.

 Когда он закончил, король крикнул:

 – Вон отсюда! Я хочу покончить с этим поскорее. Вон! Все вон!

 Придворные, дамы и джентльмены, покинули спальню, усмехаясь и лукаво переглядываясь. Дверь за ними закрылась со зловещим стуком.

 Жених и невеста молча бок о бок сидели в кровати. Наконец Генрих повернулся и посмотрел на свою королеву, чуть не вздрогнув от отвращения. Не то чтобы она действительно была уродлива – нет! Но черты лица были куда грубее, чем изобразил на портрете Гольбейн. И она была такая высокая и большая, особенно в сравнении с Катериной, первой Анной и его милой Джейн. Однако в глазах светился ум, и сейчас они смотрели на него с настороженностью. Уж лучше поскорее закончить дело. Протянув руку, он накрутил на палец прядь ее золотистых волос. Они были мягкие, и это ему понравилось. Хоть что-то в этой женщине ему пришлось по душе!

 – Я вам не нравлюсь, – внезапно сказала Анна, в напряженном молчании ее голос звенел.

 Удивленный король не ответил. Интересно, что еще она ему скажет?

 – Вы бы… не женился на мне, но вы не нашел… нашел… ах! Я не знаю слово! – У нее был сильный акцент, но он отлично ее понял.

 – Предлог, – осторожно подсказал он.

 – Да! Вы не найти предлог, чтобы… чтобы…

 – Отвергнуть, – снова подсказал Генрих.

 – Да! Меня отвергнуть! – торжествующе воскликнула она. – Если я дать вам предлог, вы позволить мне остаться в Англии, Хендрик?

 Король был поражен. Она пробыла в Англии всего одиннадцать дней, но уже изъяснялась по-английски, что ясно свидетельствовало о ее уме. А еще – она быстро разобралась в том, что его терзало. Не совершает ли он ошибку? Нет. Он никогда не полюбит эту женщину. Он не может ее полюбить. Не может – даже ради спасения Англии.

 – Что за предлог? – требовательно спросил он, испытующе сощурив голубые глаза. – Он должен быть надежным и понятным, Энни. Говорят, что у меня и так дурная репутация… в том, как я обращаюсь со своими женами. Но это неправда. Они не понимают.

 Король говорил очень медленно, чтобы она могла хотя бы отчасти понимать его слова. Но, похоже, его новобрачная понимала куда больше, чем могла сказать. Анна громко рассмеялась, и он увидел, что у нее крупные зубы.

 – Я хорошо понимать Хендрик. Мы не делать любоф, и вы получить предлог. Да?

 Как умно и просто, подумал Генрих Тюдор. А потом понял, что нужно сделать так, чтобы отказ исходил от него, а не от нее. В любом случае он будет в дурацком положении. Но, если возложить вину на непривлекательность ее особы, над ним хотя бы не станут смеяться. Анна должна это понимать.

 – Нам нужен Ганс, чтобы это обсудить, – сказал он, – но не сегодня. Завтра. В тайне. Да?

 – Да! – кивнула она и спрыгнула с кровати. – Мы играть карты, Хендрик?

 Генрих Тюдор рассмеялся.

 – Да! – ответил он по-немецки. – Мы будем играть в карты, Энни.

 Он не хотел эту женщину в жены. Не взял бы и в любовницы. Однако у него было такое ощущение, что она станет его добрым другом.

 На следующее утро король встал рано. Игра в карты закончилась далеко за полночь, и его фламандская кобыла обыграла его вчистую. В любое другое время он мог бы разгневаться, но очень уж легко и хорошо было ему в компании королевы! Пройдя потайным коридором в собственную спальню, король с кислым видом приветствовал ожидающих его придворных. Это было частью плана, который начал складываться в его голове прошлой ночью. Нужно было разыгрывать разочарование с самого начала. Иначе ему не поверят.

 Кромвель встретил короля по пути к мессе.

 – И что теперь ваше величество думает о королеве? – вполголоса спросил он. – Уверен, вы провели приятную ночь!

 – Нет, Кром, моя ночь не была приятной. Она была неприятной! Я оставил королеву девицей, как она была до встречи со мной. Даже ради спасения собственной жизни я не могу скрепить этот брак соитием, хотя, признаюсь, видел сладострастные сны. И страсть изверглась из меня по крайней мере дважды, но я отнюдь не счастлив, Кром!

 – Наверное, ваше величество утомили пышные церемонии, волнение вчерашнего дня, – робко предположил Кромвель. – Вы отдохнете, и следующей ночью все получится.

 – Я не устал! – отрезал король. – Дайте мне другую бабу, и я охотно совершу плотский акт. Но не эту! Она мне отвратительна, Кром! Ты меня понимаешь?

 Да, Кромвель понял все. Не найдя способа отделаться от ненавистного брака прежде, чем он будет заключен официально, Генрих Тюдор не оставил намерения освободиться от нежеланной супруги. Он, Кромвель, завлек короля в ловушку и теперь знал наверняка, что его жизнь висит на волоске. Если только он не поможет королю выпутаться из трудного положения с наименьшим уроном его чести…

 Но, когда король лично сообщил всем влиятельным придворным о своей неспособности скрепить брак с королевой плотским актом, спокойствие духа покинуло Кромвеля безвозвратно. Когда же Генрих Тюдор заговорил с личным медиком, доктором Баттом, Кромвель почувствовал, что душа его уходит в пятки, а голова идет кругом. В другом конце зала злобно улыбался герцог Норфолк.

 На одиннадцатое января был назначен турнир в честь королевы, хотя при дворе все терялись в догадках, зачем это нужно. Генрих Тюдор не делал тайны из своего разочарования в этом браке. Анна, напротив, была само очарование и держалась с исключительным достоинством. Ее английский день ото дня становился лучше, и в день турнира она облачилась в английское, сшитое по последнему слову лондонской моды платье с восхитительным французским капюшоном. Простолюдины были в восторге, как и многие из придворных, несмотря на чувства короля. Но сильные мира сего пришли бы в неописуемое изумление, знай они, какой план вынашивала новоиспеченная королева, чтобы король мог получить свободу.

 На следующий день после свадьбы королева позвала Ганса в свою спальню, куда через потайной ход пришел также и король. Там между Генрихом и Анной был заключен договор; Ганс выступал переводчиком, так что недоразумений между сторонами быть не могло. Генрих и Анна не станут доводить до конца уже заключенный брак. Генрих возложит вину за неспособность спать с супругой на ее непривлекательную внешность. Анне, в свою очередь, надлежало делать вид, что между нею и супругом все хорошо. Уже прошел слух, что союз между королем Франции и императором Священной Римской империи дал трещину. В таком случае очень скоро благорасположение герцогства Клеве англичанам больше не потребуется. Когда слух станет фактом, король потребует аннулировать брак по причине своей неспособности его консуммировать. Разумеется, его требование будет удовлетворено.

 За это Анна Клевская получит два дома по своему выбору. Поскольку в Англии она совсем недавно, ей придется объехать королевские резиденции и сделать выбор. Король положит ей щедрое содержание, и она будет именоваться ее сестрой. Старшинством при дворе она будет уступать лишь новой королеве. И она должна заверить брата, что перемена статуса ее всецело устраивает и что с ней хорошо обращаются.

 Этот тайный договор устраивал и Генриха Тюдора, и Анну Клевскую. Оставалось лишь выждать момент. И все-таки Генриха снедало любопытство, почему его невеста решила от него отказаться? Может быть, она не девственница и боялась, что он об этом узнает? Генриха передернуло. Его любопытства явно не хватило бы, чтобы убедиться в этом лично. Или, быть может, Анна опасалась за свою судьбу, на тот случай, если она не проявит благоразумия? Король нахмурился. Он совершенно правильно поступил и с принцессой Арагонской, и этой ведьмой, первой Анной. Никто не может его обвинять! Хотя некоторые пытались…

 Генрих Тюдор сверлил взглядом Анну, молча вопрошая о причине подобной уступчивости. Почему она так легко согласилась? Внезапно ему захотелось спросить, что она чувствует на самом деле? Разумеется, она ему не признается, но и лгать не станет – в этом он был уверен. Эта женщина была слишком умна. Генрих встряхнулся, как большая собака, пришедшая с дождя. Первая Анна была умна, и ее дочь, крошка Бесс, уже выказывала признаки того, что и ей достался этот ум. Боже, избавь его от умных женщин! Лучше всего остаться в одиночестве и радоваться, что Анна, его супруга из дома Клевских, обладает и рассудительностью, и умеренностью темперамента. И мысли короля приняли более приятное направление.

 На двадцать седьмое января король устроил большой пир в честь придворных, которые приехали с Анной из Клеве. Им всем предстояло вернуться домой, увозя многочисленные подарки и пожелания счастья от королевской четы. При Анне оставались только Хельга фон Графштейн и Мария фон Хессельдорф. С госпожой оставались также матушка Леве, ее старая нянька, и юный Ганс фон Графштейн. К величайшему разочарованию леди Брауни, король самолично сообщил ей, что Анне хватит и восьми фрейлин. Больше никто не требовался.

 Третьего февраля были отданы распоряжения о приеме в честь королевы в Лондоне. Если кому-то могло показаться странным, отчего король до сих пор не подумал о коронации Анны Клевской, то они держали язык за зубами. На следующий день королевская баржа спустилась вниз по реке, от Гринвича до Вестминстера. Когда они миновали башню, выстрелили пушки. Вдоль обоих берегов реки выстроились ликующие горожане. За королевской баржей следовали суда, заполненные придворными и представителями лондонских гильдий.

 Анна была тронута радостью своих новых подданных. Она даже пожалела, что так недолго будет их королевой. Но если Генрих Тюдор не желал брать ее в жены, то и ей не хотелось, чтобы он стал ее мужем. Другом – да. Король будет очень хорошим другом, но мужем – никогда. И все же, приличия ради, когда королевская баржа причалила в Вестминстере, Генрих и Анна шествовали во дворец рука об руку. Во дворце Уайтхолл им предстояло провести ночь.

 Во время пребывания во дворце Уайтхолл граф Марч искал встречи с Ниссой. Но неприличные сплетни, ходившие на его счет, заставили девушку принять меры предосторожности. Охраняя свою репутацию, она старательно избегала общества графа.

 – Мой долг в отношении королевы почти не оставляет мне времени для себя, милорд, – твердо заявила она, когда граф пригласил на прогулку верхом. – И когда у меня бывает свободная минута, я предпочитаю побыть со своими родными.

 Вариан де Уинтер получил отказ, но поклялся, что снова попытается завоевать расположение Ниссы, когда представится более благоприятный момент.

 Незадолго до этого дамы из свиты королевы окончательно поняли, что их госпожа лишь номинально является женой короля и что по-другому уже не будет. Анна, разыгрывая свою роль, изображала святую простоту. При дворе, где процветали интриги, сексуальная распущенность и супружеская неверность, казалось невероятным, чтобы королева оставалась самой невинностью и наивностью, однако она казалась именно такой. Как-то зимним вечером, сидя с дамами, Анна стала рассказывать, как нежен с ней Генрих.

 – Каждый вечер, ложась в постель, он дарит мне нежный поцелуй и говорит: «Доброй ночи, любимая!» А покидая меня утром, целует снова со словами: «До свидания, любимая». Ну разве он не лучший из мужей? Бесси, дитя мое, принеси мне, пожалуйста, стакан мальвазии.

 Дамы были поражены. Наконец, выждав несколько долгих минут, леди Эджкомб с улыбкой сказала:

 – Мы надеемся, что ваше величество вскорости понесет. Вся страна возрадуется, когда в придачу к принцу Эдуарду в королевской детской появится еще и герцог Йоркский.

 – Я пока что не жду ребенка, – весело сообщила королева, принимая кубок мальвазии из рук Элизабет Фицджеральд. – Благодарю тебя, Бесси!

 – Наверное, ваше величество все еще девица, – дерзко предположила леди Эджкомб, и прочие дамы даже побледнели – что за выходка! Они понимали, что леди Эджкомб не осмелилась бы сказать такое другой даме. Но королева была неизменно добра и так мягкосердечна, что редко обижалась.

 – Как же я могу спать с моим Хендриком каждую ночь и оставаться девицей, леди Уинифрид? – она усмехнулась. – Вы шутница.

 – Чтобы быть настоящей женой, требуется кое-что еще, мадам, – мягко настаивала леди Эджкомб. – Есть ли это «кое-что еще»?

 Королева медленно покачала головой:

 – Но я рада тому, что есть. Хендрик – очень хороший супруг.

 Вот оно, подумала Анна. Благодаря любопытной леди Эджкомб я подтвердила слова короля о том, что наш брак не консуммирован. Королева встала и заявила:

 – Дамы, я хотела бы отдохнуть. Все свободны кроме Ниссы Уиндхем, которая останется и поможет мне переодеться.

 Она поднялась с кресла и не спеша направилась в спальню в сопровождении Ниссы.

 – Бедняжка! – воскликнула герцогиня Ричмондская. – Она искренне не понимает. Как жаль, что она не нравится королю. Хотела бы я, однако, знать, что с ней будет. Разумеется, король не посмеет обвинить ее в супружеской измене, как предыдущую Анну, или объявить кровной родственницей, как было с первой королевой.

 – Наверное, брак просто аннулируют, – предположила маркиза Дорсетская. – Какой еще предлог можно найти?

 Нисса плотно затворила за собой дверь королевской спальни. Взглянула на королеву, на лице которой застыла странная гримаса, и сочувственно сказала:

 – Мадам, не позволяйте им насмехаться над вами!

 К удивлению Ниссы, Анна рассмеялась, а затем, взяв себя в руки, объяснила:

 – Нисса, я хочу кое-что тебе рассказать, но это великая тайна. Если ты думаешь, что не сумеешь ее сохранить, тогда скажи сейчас, и я ничего не скажу. Однако я хотела бы поделиться с тобой! Остальные дамы, они мне не подруги. Думают, что они такие важные! А девушки-фрейлины еще слишком молоды. Мне нужна подруга, Нисса Уиндхем! Да! Даже королева нуждается в подругах. Ганс мне друг, но он всего лишь мальчик, хотя и очень ответственный и разумный. Мне хотелось бы иметь подругу, чтобы обсуждать женские дела.

 Подойдя к королеве, которая сидела возле камина, Нисса опустилась перед нею на колени:

 – Я горжусь тем, что вам служу, дорогая госпожа, и я сохраню вашу тайну. Почту за честь быть подругой королеве!

 – Я недолго буду твоей королевой.

 – Ох, мадам! – воскликнула Нисса. Признание королевы ее очень огорчило. – Умоляю, не говорите так!

 – Послушай меня, Нисса Уиндхем! Хендрик Тюдор меня не любит. Я поняла это с нашей первой встречи. Король бы не женился на мне, если бы нашел способ разорвать помолвку, но он не смог его найти. В ночь нашей свадьбы мы с королем заключили соглашение. Он не станет консуммировать наш брак и объявит, что моя персона ему отвратительна. А я, когда придет время, не стану возражать, что брак аннулируют. Сегодня эта глупая и злая, но очень любопытная леди Эджкомб дала мне возможность подтвердить обвинения короля.

 – Но его высочество так учтив, – сказала смущенная Нисса. До нее доходили слухи, но она старалась не обращать внимания на то, что болтают досужие языки.

 – Хендрик не может принять меня в качестве жены, Нисса. Но как друг… да, это совсем другое дело. Каждую ночь, когда он приходит ко мне в спальню, мы играем в карты. Я обычно выигрываю, потому что он не очень умен, бедный Хендрик. Мне странно, что люди так боятся его.

 – Ох, мадам, его есть за что бояться! Он любезен с вами, потому что вы идете навстречу его желаниям. Но, если пойти ему наперекор, он превратится в сущего зверя. Не делайте такой ошибки. Король может быть очень опасен.

 – Мне говорили, что твоя мать была его любовницей, – сказала королева.

 – Всего несколько месяцев, пока он не полюбил первую королеву Анну. Мама как раз овдовела, и графиня Марвудская, моя тетя, привезла ее ко двору, чтобы помочь справиться с горем. Мама понравилась королю с первого взгляда, но предпочитала прятаться за траурными одеждами. Она очень боялась Генриха и не знала другого мужчины, кроме моего отца. Но король заявил, что на Майский День она будет принадлежать ему. Мама хотела сбежать, но не смогла, потому что король пригрозил, что отнимет у нее меня.

 Удивленная королева широко распахнула свои голубые глаза.

 – Значит, – медленно произнесла она, – Генрих может быть жестоким, когда захочет.

 – Увы, мадам, так и есть, – тихо ответила Нисса.

 – Итак, на Майский День твоя мама стала его любовницей, да?

 – Да, и была с ним еще несколько месяцев. Постепенно она его полюбила и научилась понимать. Потом ко двору явилась девица Анна Болейн, и все изменилось. Ко двору также приехал мой отчим, и король устроил его свадьбу с мамой. Отчим был наследником моего отца и давно любил маму, только не смел обмолвиться об этом, пока был жив папа. Итак, они сочетались браком в Королевской церкви и вернулись в Риверс-Эдж, наш дом. Однако мама всегда оставалась самой верной подданной королю. По его просьбе она дважды приезжала ко двору с краткими визитами. В первый раз, чтобы помирить его с принцессой Арагонской, и во второй – когда казнили госпожу Анну. Больше она сюда не приезжала.

 – Как называет ее Хендрик? – спросила королева.

 – Он называет ее своей «милой деревенской затворницей», – с улыбкой ответила Нисса.

 – А ты, Нисса, тоже деревенская девушка или тебе нравится при дворе? Мне кажется, здесь очень интересно и весело. А при дворе моего брата такая скука! Ни карт, ни танцев, ни красивых платьев.

 – Да, ваше величество, при дворе может быть очень весело. Но я как моя мама. Я предпочитаю сельскую жизнь, – ответила Нисса. – Тем не менее я считаю великой честью служить вам, а моя тетя надеется, что здесь я найду мужа.

 – А дома у тебя никого нет?

 – Нет, мадам. Моя семья в отчаянии. Мне уже семнадцать, но у нас дома нет ни достойного джентльмена, ни какого другого, чтобы он пришелся мне по сердцу, – ответила королеве Нисса. – И если вы недолго будете нашей королевой, мадам, что тогда станется со мной? Известно ли вам, когда король предполагает объявить брак недействительным?

 – Полагаю, это произойдет весной. Хендрик не из тех мужчин, кто может долго обходиться без женщины. Ты заметила, как блуждают его глаза? Он улыбается, когда задерживает взгляд на Анне Бассет, на маленькой Говард и на тебе. Неужели не замечала?

 – На мне? – ужаснулась Нисса. – О, мадам, это невозможно! Король был любовником моей матери. Он так стар, что годится мне в отцы.

 Она побледнела и, казалось, вот-вот упадет в обморок. Королева ласково погладила ее по плечу.

 – Нисса Уиндхем, – сказала она со смехом, – Хендрик и мне годится в отцы. Возможно, я наслушалась сплетен. Возможно, его доброе отношение к тебе объясняется любовью, которую он некогда питал к твоей матери.

 – Конечно! – воскликнула Нисса, с трудом переводя дух. – Я уверена, что его величество смотрит на меня так же, как смотрит на леди Марию или леди Елизавету.

 Тем не менее Ниссу смутили слова королевы, но ей не с кем было поговорить – она не смела заикнуться даже тете. Ведь это значило бы предать доверие королевы. Что будет, когда брак Анны Клевской и Генриха Тюдора подойдет к концу? Министры будут настаивать, чтобы король взял новую жену; женщину, которая подарит ему еще сыновей. В последнее время король частенько говорит о том, насколько лучше брать в жены англичанку, чем иностранку. Ниссе вдруг пришло в голову, что кое-кто из членов Тайного совета уже вовсю присматривается к ней. Ее добродетельное поведение и преданность королеве теперь приобрели новый смысл. Это ее щит, за которым она сможет спрятаться!

 В марте Генрих Тюдор сообщил Совету, что консуммировать брак с Анной Клевской решительно невозможно. И Тайный совет понял, что ему приказывают – в завуалированной форме, в манере Генриха – искать способ избавить короля от супруги. Король настойчиво внушал министрам мысль, будто между Анной и герцогом Лотарингским все-таки был заключен брачный контракт…

 – Ваше величество, мы непременно проведем повторное расследование, – заверил короля Томас Кромвель, а герцог Норфолк едва сдерживал смех.

 Поблагодарив Совет, король удалился, оставив их совещаться. Члены Тайного совета воззрились на Кромвеля.

 – Не было никакого контракта, – вяло отбивался тот. – Еще прошлой осенью, до того, как был подписан брачный контракт нашего короля, мы послали к нынешнему герцогу Лотарингскому. Это его предлагали в женихи Анне Клевской, когда они оба были детьми. С тех пор он унаследовал герцогство от своего отца и клянется, что никакого предварительного соглашения не было. Он искал его среди отцовских бумаг. Даже заставил разговориться его исповедника! Никаких доказательств контракта! Священник его покойного отца сказал, что возможность этого брака обсуждали лишь однажды и вскользь и к этой мысли больше не возвращались. Король не сможет расторгнуть брак на столь шатком основании.

 – Он от нее избавится, Кром, – сказал герцог Норфолк. – Его терпение на исходе, ему нужна женщина в постели. Мне говорили, что он пожирает глазами всех красивых женщин двора. Он не станет спать с этой фламандской кобылой. Но, думаю, он еще способен зачать сына. Одного принца недостаточно, джентльмены! Мы должны сделать так, чтобы в королевскую детскую заполонили новые английские принцы!

 – Согласен, – елейным голосом сказал епископ Гардинер.

 – И все же, королева – достойная женщина, – мягко заметил архиепископ Кентерберийский. – Мы не можем оскорбить эту безупречную даму. Это недостойно нас, англичан! Если брак необходимо расторгнуть, это следует сделать путем аннулирования. С королевой следует обращаться бережно и предложить щедрое вознаграждение за ее согласие. Думаю, джентльмены, что с этим все согласятся.

 – Но что, если она будет упорствовать, как та испанская сука? – спросил герцог Норфолк. – В конце концов, вина лежит на его величестве. Разве не твердил он всем и каждому, кто соглашался слушать, что он не может с ней спать? Что, если она не уступит? Нам придется искать иной способ. Но что можно придумать, кроме… – Он быстро провел ладонью поперек горла. Лицо у него было мрачное.

 – Томас, Томас, – мягко пожурил герцога архиепископ. – Эта леди ничем не похожа на принцессу Арагонскую. Ее можно вразумить. Я сам поговорю с ней. Что вы думаете, Кром? Аннулирование?

 Томас Кромвель кивнул.

 – Это единственный путь, милорды!

 – Тогда вы должны предложить это королю. Посмотрим, что он скажет, – предложил архиепископ Кранмер. – С позволения его величества я займусь делами королевы. Нельзя, чтобы она почувствовала себя оскорбленной. В ее жилах все же течет королевская кровь.

 – Как и у испанки, – буркнул герцог Норфолк.

 – Это совсем другое дело, Томас, – терпеливо возразил архиепископ.

 – Возможно, король не захочет, чтобы его выставили на всеобщее осмеяние, – раздраженно заметил Кромвель. – Какой мужчина захочет признать слабость подобного рода?

 – У него нет выбора, – ответил рассудительный епископ Гардинер. – Ему придется пойти на жертвы, если он хочет избавиться от этой королевы.

 – Но мы говорим не о рядовом мужчине, – злился Кромвель. – Мы говорим не о ком ином, как о Генрихе Тюдоре!

 – В этом мы тебя поддержим, Кром, – заверил канцлера герцог Норфолк. – Борьбу партий придется отложить, поскольку речь идет о благе Англии. Вы согласны, джентльмены? – Он обвел взглядом сидящих за столом.

 – Да! – хором воскликнули министры.

 – Я не уверен в вашей поддержке, милорд, – ответил Кромвель. – Но похоже, что у меня нет иного выбора, кроме как предложить королю аннулировать его брак. Это будет сделано сегодня же. Промедление нам не поможет.

 Покинув зал заседаний Совета, канцлер отправился на поиски короля. Министры тоже стали расходиться. Но епископ Гардинер, подойдя к Норфолку, тих сказал:

 – Нам надо поговорить, Том.

 – Идемте за мной.

 Они направились в один из королевских садов, где в этот довольно холодный день не было ни души. Весна приближалась, но слишком неспешно. Они скрылись в стенах зеленого лабиринта, где никто их не увидит и не услышит. Отличное место для заговоров!

 Герцог Норфолк оценивающе взглянул на своего спутника. Епископ был высок, с длинным лицом и круглым подбородком. Крупный нос, пухлые губы. Темные глаза казались непроницаемыми. Седеющие волосы были коротко острижены, чуть прикрывая уши. Надменный, высокомерный человек, с которым трудно сладить. Но, подобно герцогу, он был консерватором как в вопросах политики, так и в религии. И, подобно герцогу, вследствие происков Кромвеля епископ был вынужден держаться вдали от королевского двора. Они оба, мягко говоря, не питали любви к канцлеру!

 – Теперь, когда дело практически решено, – тихо начал Стивен Гардинер, – нам нужно подумать о новой женитьбе короля.

 – В Европе нет знатной дамы, которая бы захотела за него выйти, – без обиняков заявил герцог. – Но это и к лучшему, не так ли, епископ? Король найдет невесту прямо здесь, в собственном саду. Он выберет английскую розу, а не чужеземный цветок.

 – У вас есть кто-то на примете, милорд? – хитро поинтересовался епископ. – Несмотря на свой высокий рост и полноту, король предпочитает женщин миниатюрных и красивых, которые к тому же умели бы польстить его самолюбию – так, чтобы он поверил, будто до сих пор является прекраснейшим принцем во всем христианском мире. Эта леди должна любить музыку и танцы. И она должна быть достаточно молода, чтобы производить на свет детей и тем самым удовлетворить его мужскую гордость. Однако какая молодая леди захочет связать себя с этой неуклюжей горой мяса с гноящейся смердящей ногой? С мужчиной, который уже жестоко избавился от трех жен из четырех. И это еще вопрос – удалось бы королеве Джейн прожить долгую жизнь, не умри она в послеродовой горячке? Сейчас, оглядываясь назад, Генрих считает ее образцовой супругой. Но сумела бы она удержать любовь короля или он очень скоро начал бы искать ей замену? И какая девица из хорошей семьи согласилась бы принести себя в жертву такому страшному человеку?

 Норфолк слушал епископа не перебивая. Худое, продолговатое, с высокими скулами лицо герцога было совершенно спокойно, глаза смотрели серьезно. Он был первым из знатнейших людей во всей Англии, но даже его собственная жена, леди Элизабет Стаффорд, как-то предупреждала Томаса Кромвеля не доверять Томасу Говарду, который умел с одинаковой учтивостью говорить и с врагами, и с друзьями. Впрочем, Кромвель в подобных предостережениях и не нуждался.

 Герцог Норфолк любил плести интриги, но он также был честолюбив и очень умен. Его первой женой была Анна, дочь Эдуарда Четвертого, которая приходилась сестрой жене Генриха Седьмого. Она подарила ему сына Томаса, который умер в юном возрасте. Леди Анна не намного пережила сына. Вторая супруга подарила ему сына Генриха, графа Суррей, и дочь Марию, которая впоследствии вышла замуж за Генриха Фицроя, герцога Ричмондского, любимого, хотя и незаконного, сына короля. Иногда герцогу Норфолкскому мечталось увидеть дочь на английском троне. Однако Генрих Фитцрой умер, а королева Джейн произвела на свет долгожданного законного наследника.

 Теперь в его уме зрел другой план, поэтому он так ответил епископу Винчестерскому:

 – Какая девица, спрашиваете вы, милорд епископ? Ну как же – моя племянница, Кэтрин Говард, дочь моего усопшего брата. Она молода и красива и к тому же обладает мягким, уступчивым характером. Король уже положил на нее глаз, поскольку она фрейлина при королеве Анне. В самом деле, лишь на днях король назвал ее «розой без шипов». Это безупречный выбор!

 – Король смотрит и на других, – возразил епископ. – Есть еще девица Бассет, которой не далее как прошлой осенью он подарил коня и седло, да и другая фрейлина, Нисса Уиндхем, которую он называет «английской розой». Вашей племяннице придется побороться за честь лечь в постель короля! И, что бы вы ни задумали, герцог Томас, на этот раз король выберет сам. В прошлый раз он доверился другим, и это стоило ему очень дорого – как с точки зрения престижа, так и в имущественном отношении. Не забывайте об этом, затевая очередную интригу!

 – Девицу Бассет, епископ, можно сбросить со счетов. Мне говорили, что однажды он ее поимел, но ни ей, ни ему этот опыт не понравился. Он вознаградил ее за уступчивость незначительным подарком и хорошо отзывается о ней, но жениться? Ни за что. Теперь он хочет такую женщину, которую он сможет получить только в законном браке и никак иначе. Моя племянница согласится ему принадлежать только после того, как он наденет обручальное кольцо на ее тонкий пальчик. Игра еще не началась, епископ, но она вот-вот начнется, и я лично прочту племяннице наставление, как ей себя вести. C Кэтрин мы не потерпим провала, как с этой своевольной Анной Болейн, которая лишилась головы из-за супружеской измены, которой, собственно, и не было.

 – Но что насчет второй девушки? – спросил епископ.

 – Леди Нисса Уиндхем? – ответил герцог. – Лет пятнадцать назад ее мать была любовницей короля. Вероятно, вы ее помните. Ее звали Блейз Уиндхем.

 – Но ведь девушка не дочь короля? – встревожился епископ. – Насколько помнится, ее мать покинула двор как-то очень внезапно, не так ли? Вот почему эта девушка вас не интересует? Неужели она все-таки его дочь?

 – Нет, она не дочь короля, – ответил герцог. – Ее отцом был Эдмунд Уиндхем, третий граф Лэнгфорд. Ей было уже два года, когда мать-вдова приехала ко двору.

 – Тогда почему, милорд, – спросил Стивен Гардинер, – вы не ждете подвоха от этой девушки? Вы же знаете, что иногда король ведет себя как романтически настроенный глупец. Вполне в его духе отдать предпочтение Ниссе – в отчаянной попытке вспомнить дни юности! Насколько помнится, ее мать держалась особняком, не примыкая ни к какой из сторон. Она была верна только королю. Эта девушка, Нисса, может представлять для нас опасность, милорд.

 Он сказал «для нас»! Герцог старался не выдать своего торжества. Итак, Гардинер был на его стороне.

 – Если я почувствую, что девица Уиндхем становится угрозой нашим планам, милорд епископ, я найду способ очернить ее в глазах короля. Вы знаете, как он не любит разочаровываться в тех, кому доверял. С вашей помощью наша маленькая Кэтрин станет следующей королевой Англии.

 – Будем надеяться, что она не пойдет дорожкой другой вашей племянницы, Анны Болейн. Вам удалось ее пережить. Но если Кэтрин окажется не такой, как мы надеемся, гнев и разочарование короля будут беспредельны, что, возможно, будет стоить вам головы.

 – Кэтрин Говард ничем ее не напоминает. Анна была слишком искушена годами, проведенными при французском дворе. Она была старше и слишком своенравна. Кэтрин всего шестнадцать; это милая, сговорчивая и недалекая девушка! Она познала лишения, поскольку рано осиротела и была отдана на попечение моей матери. Знаете, если бы я не добыл для нее место королевской фрейлины, не представляю, что бы с нею сталось. Мы сделаем Кэтрин королевой, и она получит все, о чем мечтала, а за это будет нам весьма благодарна. Конечно, придется потерпеть короля и его маленькие слабости, но это небольшая цена за ослепительную возможность восхождения на трон. Кэт может утешаться мыслью, что наверняка переживет своего супруга. Она поступит так, как я велю.

 – Но вы уверены, милорд, что она подходит на роль невесты короля? Никаких маленьких тайн? Грязных подробностей? – настаивал епископ.

 – Ничего, – решительно заявил герцог. – Под присмотром моей матушки она жила в Лидингхолле, точно монахиня. Она искусна в музыке и обожает танцевать. Она не какая-нибудь легкомысленная кокетка. Как раз то, что нужно королю.

 – Значит, так тому и быть, – подвел итог епископ. – Мы поддержим ухаживания нашего господина и повелителя за Кэтрин Говард. Как только он избавится от Анны Клевской, у нас очень скоро появится новая королева. Но Кромвель? Как поведет себя Кромвель? Не попытается ли он остановить нас, милорд?

 – С Кромвелем покончено, – сказал герцог, уже не скрывая торжества. – Он не оправдал надежд короля, притом самым прискорбным образом. Все неудачи и беды короля, связанные с этим злосчастным делом, лягут на плечи старины Крома. Король никогда его не простит. Нам незачем опасаться, что он расстроит наши планы, дорогой епископ! Томас Кромвель будет слишком занят спасением собственной несчастной шкуры. Поразительно, как человек столь низкого происхождения сумел забраться так высоко! Вот они, новые времена, не правда ли? Я не любитель новых веяний. Я предпочитаю жизнь такой, как она была всегда. И все вернется на круги своя, когда мы наконец избавимся от Кромвеля. – Герцог холодно улыбнулся и, не сказав больше ни слова, внезапно развернулся и исчез, оставив епископа стоять в центре зеленого лабиринта.

Вверх

Поделитесь ссылкой